05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ПЕРЕПЕЛИНЫЕ" БОИ

Юрьев Кирилл
Статья «"ПЕРЕПЕЛИНЫЕ" БОИ»
из номера 219 за 23 Ноября 2000г.
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2000г.
В давно минувшие времена правители государств подчас решали спорные проблемы непосредственно в бою. Выйдет на поле брани, скажем, какой-нибудь Ричард Львиное Сердце, обнажит меч и порубит супостата-противника. В наш просвещенный век принято споры решать за столом. Чаще всего за столом переговоров. А случается, и за банкетным столом, когда в ходе торжественных приемов высокие договаривающиеся стороны, как и встарь, вступают друг с другом в личное состязание. И дело уже не в том, кто лучше владеет словом или шпагой. Вопрос стоит иначе: кто кого перепьет?

Крупную победу на алкогольно-дипломатическом поприще наша страна одержала в давние годы. Тогда в Москву прибыл с визитом премьер-министр Англии У. Черчилль. Вот авторитетное свидетельство на сей счет, принадлежащее очевидцу поединка Главному маршалу авиации А. Голованову:
"За столом было всего несколько человек. Тосты следовали один за другим, и я с беспокойством следил за Сталиным, ведь Черчилль - известный выпивоха, устроил за столом как бы состязание со Сталиным - кто больше примет спиртного". Сталин, вспоминал Голованов, пил на равных и, когда Черчилля почти что на руках вынесли отдыхать, подошел к маршалу и сказал:
- Что ты на меня так смотришь? Не бойся, Россию я не пропью, а он у меня завтра будет вертеться, как карась на сковородке!
К сожалению, последующие советские лидеры такой закалкой, как вождь всех народов, не обладали. Во всяком случае, в новейшей истории советской дипломатии подобных бесспорных побед не отмечено. Хотя попытки одержать верх на питейном поприще предпринимались. Так, во время одного из визитов в нашу страну президента Финляндии Урхо Кекконена Никита Хрущев пригласил высокого гостя "на охоту" в Завидово, где, по свидетельству заведующего протокольным отделом МИД СССР Б. Колоколова, главным событием стал не отстрел заранее пригнанных на заклание лосей и кабанов, а пышное застолье.
"На длинном столе, - пишет в своих мемуарах Б. Колоколов, - стояли всякие яства и выпивка, в том числе, конечно, и водка. Н.С. Хрущев вдруг решил "показать" президенту Кекконену, что такое русский шахтер, что такое руководитель Советского государства. Показ этот был своеобразным. Наливали большие рюмки, полные водки. Н.С. Хрущев, будучи уверенным в своей стойкости, предложил первый тост за Сюльви Кекконен, супругу гостя, маленькую милую женщину, известную писательницу".
"Выпили все до дна, - вспоминает Колоколов. - Второй тост был за советско-финляндскую дружбу. Был третий тост, четвертый, пятый. Был шестой тост за президента. Был седьмой тост за Никиту Сергеевича Хрущева. И это была водка, и это были большие бокалы. Пили, закусывали. А.И. Микоян подавал рюмку, ему наливали, затем он смотрел вокруг, быстро выплескивал ее за плечо и пустую пригублял. А.Н. Косыгин сказал: "В этом мероприятии участвовать я не буду". И отошел от стола. Н.С. Хрущев уже в основательном "поддатии" продолжал застолье. Дело зашло далеко. Сотрудники 9-го управления (правительственная охрана) почувствовали, что Никита Сергеевич стал плохо стоять на ногах. Его взяли под локти и повели. Н.С. Хрущев шел в сторону особняков и продолжал: "Я еще президенту Кекконену покажу, как нужно стойко стоять при выпивке..." Под эти возгласы его увели в номер и уложили. Кекконен же пошел в свою резиденцию и сказал, что не откажется еще от одной рюмки водки..."
Сменивший "нашего дорогого Никиту Сергеевича" "пламенный ленинец" Л.И. Брежнев пытался продолжить славную традицию. Но, не без успеха демонстрируя дружбу с Бахусом в кругу соратников, на международном поприще лавров не снискал. Более того: он явно уступал зарубежным партнерам, которые коварно пускали в ход относительно малоизвестное в ту пору у нас шотландское виски. Характерные свидетельства на этот счет можно найти в мемуарах А. Добрынина, в течение многих лет занимавшего пост посла СССР в Вашингтоне.
Он вспоминает, в частности, об ужине, который президент Никсон устроил в честь прибывшего в США с официальным визитом советского генсека. "Так получилось, что после ужина Никсон с Брежневым несколько задержались, обсуждая что-то (я действовал в качестве переводчика). Вначале разговаривали стоя, затем присели. Никсон предложил вина и виски. Брежнев предпочитал "чистые" виски ("чтобы не портить их водой") и быстро захмелел. Разговор с общеполитических и международных тем перешел на сетования Брежнева о том, как нелегко быть Генеральным секретарем, как ему приходится в отличие от президента США выслушивать "всякие глупости" от других членов Политбюро и учитывать все-таки их общее мнение. Он стал жаловаться, называя конкретные фамилии (Косыгина и Подгорного), что некоторые из его коллег подкапываются под него и что ему приходится все время быть начеку..."
"В конце концов, - продолжает А. Добрынин, - мне, не без помощи Никсона, удалось увести сильно захмелевшего Брежнева в отведенную ему комнату. На другой день он меня спросил: "Анатолий! Много я наговорил вчера лишнего?" Было такое дело, ответил ему, хотя я и старался не все переводить. "Это ты правильно сделал, - заметил он. - Черт меня попутал с этим виски, я к нему не привык и соответственно не рассчитал свою дозу".
И это еще не конец сюжета. Когда Брежнев уже покидал США, неожиданно выяснилось, что он... забыл о поручении Политбюро договориться с Никсоном о продаже СССР нескольких миллионов тонн зерна. Пришлось Добрынину ночью будить Киссинджера и просить его поправить дело...
Как видим, незабвенный Леонид Ильич, выступая на международном алкогольно-дипломатическом поприще, не так уж сильно отличался от первого президента РФ, который тоже, судя по сообщениям СМИ и по мемуарам некоторых его соратников, свою дозу "рассчитывал" не всегда. Бывало, его партнеры по встречам и переговорам еще и закусить как следует не успеют - а он уже дирижирует оркестром, который с энтузиазмом исполняет широко известную "Калинку"...
Если же подводить общий итог, то приходится, к сожалению, констатировать, что на исследуемом нами поприще наши руководители демонстрировали явный регресс. Нам, правда, неведомы возможности нынешнего президента...
Впрочем, и на процветающем Западе прогресса на сей счет не наблюдается. Ведь таких закаленных бойцов, как, скажем, У. Черчилль или У. Кекконен, ныне среди закордонных политических лидеров,кажется, не видно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников