10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИОТСКАЯ ТРУБА

Кобылкина Ирина
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2004г.
Россия подписала Киотский протокол, который обязывает страны соблюдать нормы выбросов вредных веществ в атмосферу. Чем это обернется для нашей экономики? Корреспондент "Труда" попытался выяснить это у директора Центра экологической политики России Владимира ЗАХАРОВА.

- Владимир Михайлович, наша промышленность еще далеко не окрепла и выбрасывает в атмосферу парниковых газов намного меньше, чем в развитых странах. Если бы Киотский протокол уже сейчас вступил в силу, мы могли бы продавать свои квоты. Но если экономика будет развиваться, то Россия из продавца квот может превратиться в покупателя. Как скоро это произойдет?
- До 2012 года нам это точно не грозит. А дальше все будет зависеть от того, какую экономику мы создадим. Если будем развивать наукоемкие технологии, то ничего не придется покупать. А если пойдем по пути извлечения сиюминутной выгоды, то есть развития преимущественно сырьевых отраслей, то дополнительные квоты понадобятся через 15 - 20 лет.
- Сколько, кстати, мы сейчас могли бы зарабатывать на продаже "лимитов на дым"?
- Теоретические прогнозы строят многие, но от практики все они далеки. Потому что протокол начнет работать только в 2008 году и предсказать, какие тогда будут цены, сейчас невозможно. Кто, например, четыре года назад мог подумать, что нефть так подорожает?
Могу только предположить, что квота за тонну вредных выбросов будет стоить от 5 до 10 евро. Что же касается количества "дыма", то тут все от нас зависит. В 1990-м наша промышленность выбрасывала 3 миллиарда тонн в год и считалась потенциальным покупателем квот. Теперь мы выбрасываем в атмосферу порядка 2 миллиардов.
- Получается, можем продать квот на десяток миллионов евро?
- Сразу скажу: не надо эти деньги рассматривать как дармовые инвестиции или гуманитарную помощь. По условиям Киотского протокола вырученные от продажи квот средства должны использоваться только на сокращение выбросов - модернизацию производства, рекультивацию, восстановление лесов.
- Ну уж лесами-то нас природа не обделила. Поэтому некоторые эксперты предлагают добиваться особых преференций для России - как страны, "производящей" чистый воздух для всей планеты.
- В этом есть резон. Вот только с лесами у нас картина далеко не благостная. Очень много степных районов, которые снижают способность страны к очищению атмосферы. Рубки ведутся повсеместно. Например, в Саратовской и некоторых других областях леса были вырублены просто варварски, а с восстановлением дела обстоят плохо. Там теперь на сельхозугодьях надо высаживать защитные лесополосы. А это колоссальные затраты.
Вот тут Киотский протокол способен изменить отношение к природе. Например, в Самарской области высадили 1100 га лесонасаждений, которые по расчетам способны поглощать 250 тысяч тонн углекислого газа. За это можно выручить 1,3 миллиона долларов в год, а на эти деньги посадить 13 тысяч га леса... Таким образом, не только возрождаются леса, а еще возрастает урожайность, создаются рабочие места. Это к вопросу о возможной выгоде...
- Вы сказали про наукоемкие, энергосберегающие технологии. Но своих у нас почти нет, и, значит, их придется покупать - в той же Западной Европе. Тогда получается, что на Киотском протоколе заработают как раз самые крупные загрязнители атмосферы?
- Тем не менее покупать технологии придется. И чем быстрее, тем лучше.
- Но на какие деньги, если квоты мы пока не продаем?
- Если по-хорошему, нам этим давно пора было заняться и без Киотского протокола. По оценке экспертов, наносимый атмосферными загрязнениями ущерб сегодня сопоставим с приростом ВВП. Вот один только факт: в России от заболеваний, связанных с вредными воздействиями среды, каждый год умирает, по некоторым расчетам, свыше 40 тысяч человек. Неужели и дальше будем травиться?
- Лучше не надо. Но все имеет свою цену - в том числе и аппарат представительства Киотского протокола, который придется содержать.
- Все международные программы существуют на взносы их участников. Нам этот аппарат будет обходиться порядка 100 тысяч долларов в год.
- На долю США приходится больше всего вредных выбросов, а от участия в Киотском протоколе они отказались. Не теряет ли в таком случае договор смысл?
- Американцы вообще не первый год идут против решений ООН, ЮНЕСКО и т. д. Но это из политических соображений - мол, сверхдержаве никто не указ. А на самом деле в Америке культ здорового образа жизни. Они разработали свою национальную программу по сокращению выбросов парниковых газов. Другое дело, что покупать квоты они не хотят. Но, между прочим, помощь в экологических программах все равно оказывают. В том числе и России - и от частных фондов, и от государственных программ.
- Как будет формироваться рынок продажи квот?
- В ближайшие три месяца Минприроды, Минэкономики, другие причастные к экологической безопасности ведомства подготовят предложения по механизму реализации Киотского протокола. Этот рынок уже формируется - на международном, национальном, региональном уровнях. У нас год назад был организован форум, который объединил представителей неправительственных организаций, науки и бизнеса. Он тоже готовит свои предложения.
Добавлю, что многие крупные компании начали инвентаризацию выбросов, когда разговоры о ратификации только начались. Некоторые уже занялись внедрением ресурсосберегающих, природоохранных технологий. Это нормальный бизнес: тот, кто первым будет соответствовать новым условиям, получит на рынке конкурентные преимущества.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников