08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕРМСКАЯ ОБИТЕЛЬ

Тепличная Наталья
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2005г.
Театральная жизнь России не замыкается внутри Садового кольца. Провинциальные театры не только демонстрируют способность достигать высоких профессиональных результатов, но и становятся центрами культурного притяжения, выступают с интересными творческими проектами. Об этом размышляет Георгий Исаакян, художественный руководитель Пермского государственного академического театра оперы и балета имени Чайковского, лауреат Государственной премии России и премии правительства Российской Федерации имени Федора Волкова за вклад в развитие театрального искусства за 2005 год.

- Георгий, все три ежегодные правительственные премии предназначены только работающим в провинции творческим коллективам и деятелям культуры. Получается, это некая "утешительная" награда для тех, кто не может соревноваться со столицами?
- Вовсе нет. Думаю, общественность как раз оценила старания нашего театра поддерживать столичный творческий уровень в нестоличном городе. Мы получили Государственную премию за проект "Оперная Пушкиниана". На последнем международном фестивале "Дягилевские сезоны: Пермь-Петербург-Париж-2005" мы сыграли "Пушкиниану" в один день: пять знаменитых русских опер на сюжеты великого поэта, как говорится, нон-стоп.
Или возьмите балет. В последние годы утвердился термин "пермский Баланчин". Мы поставили спектакли великого балетмейстера в рамках проекта "Американская хореография на пермской сцене". Наш балет в свое время не по собственной воле пропустил этот этап мировой хореографии, но мы не сможем развиваться дальше, если не освоим, не протанцуем его своими ногами. И мне приятно сказать, что именно наша версия балета Баланчина Ballet Imperial была удостоена полтора года назад "Золотой маски", причем выиграли мы в этом творческом соревновании у Мариинки и Большого.
- Значит, все-таки соревнуетесь со столичными театрами?
- Прежде всего мы стараемся повышать собственную планку. Потому что, если ты даже остаешься на том же уровне, через сезон тебе обязательно скажут: "Раньше вы так резво прыгали, а теперь мы что-то ничего нового не увидели".
Прошлый сезон в Пермском театре оперы и балета был просто фантастический: семь премьер! Четыре балетные: такого никогда в истории нашего театра не было, среди них "Дон Кихот", "Лебединое озеро" в постановке Натальи Макаровой. Плюс опера Бизе "Кармен". И все это на фоне гастролей, "Дягилевского фестиваля", когда, казалось, весь мир был в гостях у Перми.
- И как все это будете "перепрыгивать"?
- Знаете, Пермь - такое странное по энергетике место. Город как будто подпитывает тебя...
В этом сезоне чуть больше, чем в прошлом, будет гастролей. Это же закрепление нашей репутации на мировых сценах: бренд "Пермский театр оперы и балета", который создавался многими поколениями, не должен мельчать. Сейчас вот уезжаем в большое турне по Европе: Испания, Нидерланды, Ирландия, Канары. А на будущий год предстоит турне по Соединенным Штатам "от побережья до побережья".
- То есть праздник будет не на нашей улице?
- И на нашей тоже. Между гастролями предполагается ряд премьер дома. Только что состоялась премьера нашей версии известной оперы Дворжака "Русалка". Для детей выпускаем "Снежную королеву". Это важно, с каких спектаклей начинается вхождение юного поколения зрителей в театр.
Балетная труппа готовит новую редакцию "Щелкунчика", с французами ведем переговоры о правах на постановку оперы Массне "Золушка". А к юбилею Пермского хореографического училища возобновляем спектакль "Коппелия" в исполнении начинающих балерин: предоставлять сцену самым юным - это наша традиция, она не должна прерываться.
Кроме того, возобновляем одну из лучших русских опер - "Царская невеста" в декорациях по эскизам 1953 года, которые мы нашли в архивах нашего театра. Классика по-прежнему составляет ядро нашего репертуара. Но ею, конечно, нельзя ограничиться. Ведь в Москве или Петербурге разнообразие стилей обеспечивается самой многочисленностью театров, там у зрителя всегда есть выбор. Мы же одни вынуждены покрывать все это многообразие, у нас должны быть и академические постановки, и "хулиганские", модерновые...
Одновременно ведем переговоры о ближайших проектах. Только что я встречался с Владимиром Васильевым, который и покровитель нашего театра, и художественный руководитель пермского балетного конкурса "Арабеск". Рассчитываю, что он как хореограф поставит здесь один из своих балетов - может быть, что-то связанное со 100-летием Шостаковича. Вообще сейчас у театра вместе с партнерами в работе около 25 проектов. Например, ведем охоту за одной старинной партитурой. Если добудем ее и все получится, как задумано, это будет настоящий "шлягер" следующего сезона.
- Чтобы проекты были успешными, нужна мобильная, восприимчивая к свежим идеям труппа. Вы сторонник радикального омоложения коллектива?
- Иной руководитель театра думает: а спишем-ка мы всех "старичков" на берег и поплывем свободно и легко... И что потом делать с такой желторотой труппой, которая ничего еще не знает, не умеет? Мы не должны нарушать естественного порядка вещей. Поэтому и в опере, и в балете у нас всегда одновременно работают три поколения - это сильная черта пермского театра, традиция, которую мы не собираемся нарушать. Ведь процесс вхождения артиста в театр очень длителен: певцу надо "впеться", танцовщику - "втанцеваться". А это минимум 5-6 сезонов напряженной работы.
Поэтому, кстати, меня немножко удивляет, как это некоторые театры-гранды у нас в стране и за рубежом планируют свою жизнь на 5-6 лет вперед. Разве можно так загадывать? Ты отбираешь актеров сейчас, не зная, в какой творческой форме они будут. Берешь яркого постановщика, но не факт, что через шесть лет он будет так же активен и креативен. Да в театре никто никогда не даст стопроцентную гарантию успеха. Может, еще и поэтому заниматься им так увлекательно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников