03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАСИЛИЙ АКСЕНОВ: КАК НАМ УСТАКАНИТЬ РОССИЮ

Гареев Зуфар
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2006г.
Аксенов в представлении не нуждается. В 1980 году его лишили гражданства СССР. И Василий Павлович уехал в США, где более 20 лет преподавал русскую литературу в Вашингтонском университете. Несколько лет назад он Америку все же оставил и переехал в городок Биарриц (Франция). Сегодня знаменитый писатель часто и подолгу бывает в России, охотно размышляя о ее геополитическом будущем.

- Василий Павлович, вы как-то сказали по поводу Чечни: "...факт ликвидации бандитской армии невиданной жестокости и садизма неоспорим. И то, что ее рассеяли и ликвидировали чудовищные замыслы, я полностью поддерживаю".
- Я не против чеченцев, я против садизма, вот и все. Когда они боролись за независимость, мне это было и симпатично даже, помню как-то посылал привет Дудаеву... А когда начались зверства чеченские, я занял позицию...
-... которая совпала с государственной. И это многим европейским интеллектуалам не понравилось.
- Не понравилось. Возникла стычка в Москве с Гюнтером Грассом, который на заседании ПЕН-Центра в Москве стал выстраивать писателей под свою прочеченскую линию. Я заявил, что он - прусский фельд-фебель. Оказалось еще хуже: я не знал, что он в прошлом был эсэсовцем... Так я попал в деструктивный список каких-то там державников.
- Так испытываете все-таки чувство державности?
- Я с годами стал более русским, чем был, не спорю. Но видеть Россию повелевающей, командующей и так далее не хочу, - это вообще противно моей натуре. Хочу видеть Россию большой, сильной, богатой, но культурной, самобытной... В общем, хочу чтобы Россия тихо-мирно починяла свой примус, без агрессии и амбиций.
- Вольно или невольно наш президент пробуждает во многих россиянах эту державность, порой даже в самых скептических натурах... Впадаешь в некую двойственность: с одной стороны, вроде глупо кичиться, как в прошлые годы, ракетами, а с другой стороны...
- Вот лучше всего посмотреть именно с другой стороны. Избыток мускула хорош для внутреннего самоощущения России - это скрепляет нацию. На данном этапе России без этого не обойтись...
- Между прочим, министр обороны Сергей Иванов с гордостью заявил, что Россия не участвует ни в одном военном конфликте, ни в одной точке планеты.
- Ну, дай Бог, так бы всегда!
- Актуальный вопрос для России - с кем дружить и против кого дружить... Вы как-то оговорились: или Китай, или Америка...
- Я никогда так не ставил вопрос. Я вот недавно впервые был в Китае и понял: Китай на самом деле хочет быть с Америкой, хотя американцы китайцев без конца подозревают. Но то, что я увидел в Китае, меня сильно поддержало. Хотя идеологически они беспомощны, но в смысле экономики - это грандиозные созидатели. Китайцы - трудяги, их труд приобретает цивилизованные черты.
- То есть можно допустить, что однажды Америка и Китай подружатся?
- А почему нет? Китай - страна огромной позитивной энергии. И если Китай будет в интеграции с Западом, то от этого России только благо, уйдут популярные страхи, что Китай в какой-то момент "пойдет на Россию".
- Задавит и передавит... А, кстати, откуда эта фобия?
- Есть основания. Тоталитарный режим всегда вызывает страх. Еще неизвестно, что это за люди те генералы, которые убили студентов на площади Тяньаньмэнь.
- Так какая же тайна заключена в обаятельной китайской улыбке?
- Народ-то в массе своей добрый... Это я почему-то по китайским собачкам определил - теперь в Китае разрешено держать их в домах... Как они их любят - до экстаза!
- А если не Китай и не Америка, то какой-то третий путь?
- Третий путь - это самый лучший - и это Европа. И как ни варьируй этот вопрос, а Россия не сможет уцелеть без Европы, у меня такое ощущение. Европа нуждается в белых российских этносах: русских, татарах, мордве и так далее, как и мы, россияне, - в европейских этносах.
- Вы в последнее время сетуете, что россияне стали пренебрежительно относиться к Западу, к Америке, в частности...
- Ну да, появляется и спесь, и гонор, и высокомерие, и я все время с этим здесь сталкиваюсь. Сейчас разбогатели вроде, ну и на кой черт нам Штаты. Там у них прагматики - дешевые, бездуховные...
Кстати, уж кому-кому говорить о духовности, но только не нам. Пока еще рано нам говорить о духовности после всего, что мы пережили за время большевизма, - лучше бы нам помолчать некоторое время. То есть продолжать поиски духовности, но кичиться духовностью рановато...
- Получается, что Америка открыта нам всей душой, а мы...
- Да нет, конечно. Там у них свои дела, там полно своих гадов - ура-патриотов, еще кого-то... Но в целом, это большая великая страна. Она сейчас тяготится своей миссией мирового жандарма, но если она перестанет выполнять эту миссию, то Бог знает, что будет в мире. Возможно, начнется последний решительный бой... Иран, Ирак, Корея, Афганистан ...
Конечно, все это должно быть в руках Америки. И они от этого устают, конечно. Если бы Россия была открытой в партнерстве, то и России, и Америке было бы легче...
- Как вы думаете, Путин понимает эту задачу, она близка ему?
- Я думаю, он все понимает, его окружение понимает тоже. Тут у нас была встреча писателей с Дмитрием Медведевым, очень толковым человеком, особенно в направлении сотрудничества со Штатами...
- Вы убедились лично, что это поколение здравых прагматиков?
- Да, конечно...
- А в Европе бурно развивающуюся Россию действительно воспринимают как энергетического монстра?
- Не думаю. Вообще надо понять, что они гораздо меньше думают о нас, чем мы о них. Есть такой момент разочарования, увы, взаимного. И это давно уже. Мы разочаровались в Западе: почему нам так мало помогают? А Запад в нас: сколько ни помогай, все как в бездну. Ну а что касается газа, хочу пожелать России быть все-таки более толерантной к Европе.
МУЖСКОЙ КЛУБ (ПИВНУШКА НА ПИОНЕРСКОМ РЫНКЕ)
(...) Вокруг кряхтели, стонали, подвывали другие джентльмены "Мужского клуба". Первую кружку каждый принимал в одиночестве, как даму. Потом уже начиналось общение. Вновь начинал пульсировать национальный вопрос, но тут уже преобладали железы интернационализма, секреция братской любви подавляла селезенку, где, по предположениям, гнездится шовинизм.
- Вот я, ребята, когда в Группе войск служил, так у меня в отделении армян был, таджик, мари и один еврей, чемпион Группы по тройному прыжку, Додик его звали, сокращенно Давид, и ничего, все службу понимали.
- А чего же, советские же люди или же нет?
- Все люди как люди, спроси даже любого негатива. Вон гляди, два копченых, а тоже пиво пьют, как мы... Вот гляди, я их сейчас спрошу. Вы, ребятишки, извиняюсь, какой будете нации?
- Не видишь, что ли? Негры они.
- Дуб ты одинокий! Негр негру - две разницы. Откуда ребята?
- Из Того, месье, мы из Того.
- Ну вот, спасибо. Тоголезы, значит. Очень приятно.
- Хинди-руси-бхай-бхай!
- Молчи, Ишаня-курва!
- Угощайтесь воблой, тоголезы. Давайте знакомиться. Меня Ким зовут.
Черные юноши с оленьими глазами тоскливо ежились под холодным пакостным ветром, пугливо оглядывали толпу людей, столь же не похожих на народы Африки, сколь и на жителей Европы.
Тоголезы уже привыкли к тому, что в этом странном огромном плохо освещенном городе их называют "негативами" или "копчеными" и что таксисты проносятся мимо них, как на пожар, с зелеными фонарями, а московские девушки, если с ними заговорить, начинают нервно хихикать и озираться, явно опасаясь, как бы черный сперматозоид не проник при всем честном народе в их белое лоно.
Поэтому сейчас тоголезы были приятно удивлены вниманием желтолицего господина в синем халате, господина Кима, то есть Коммунистического Интернационала Молодежи, как расшифровал свое имя этот внешне неприятный, но внутренне gentle сорокалетний господин. И чтобы сделать и ему приятное, они брали из его рук кусочки противной вяленой рыбы и улыбались, глотая.
Ким очень гордился этим своим знакомством с тоголезами Уфуа и Вуали.
Победно поглядывал он на Суховертова - сопи, мол, в тряпочку ты, фрей с гондонной фабрики! В застарелом шовинистическом сердце вдруг разгорелся новый процесс любви.
Мы все удивлялись и умилялись тому, как вдруг крепко подружился с неграми известный ненавистник разных наций Ким Кошулин. Наконец-то с сорокалетним опозданием его имя, любовно отобранное родителями, энтузиастами Эпохи Реконструкции, стало соответствовать поведению.
Мы начали было спорить: предложит ли Ким тоголезам скинуться на троих, а Ким, забрав у новых друзей по одному рублю тридцать восемь копеек, уже косолапил за банкой. Пяти минут не прошло, как новоиспеченная троица уже опрокинула по стакану "Ерофеича". Выпив "Ерофеича", студенты хотели было попрощаться, но обаятельнейший господин Ким обхватил их за талии и выкатил глазища в лукавом скосе.
- Не пущу, Увуаль, и тебя, Борис, не пущу! Пьянка пьянкой, а попи...дить тоже надо. Ведь мы же люди, так? Хотите, я вам медиума покажу? Между прочим, известный в прошлом бомбардир Александр Неяркий. Настоящий медиум - пиво ногой открывает! Алик, знакомься с товарищами из Конго! Того, говорите? Допускаю; главное, чтоб люди были, чтобы все по-человечески. Товарищи, у кого имеется бутылка пива?
(...) Бутылка тоника "Саяны" была установлена на асфальте перед бликом, и тот, почти не глядя, мгновенным и ужасным ударом ботинка снял с нее металлическую пробку. Бутылка и не шелохнулась.
- И тара не страдает! - завизжал Ким. - Тара нисколечко не страдает, товарищи!
Он схватил за грудки Уфуа и брызнул ему в лицо фонтанчиком своей больной желтой слюны.
- Бутылка целая! Видите, пиз... ки! Кто у вас так умеет? Небось посла германского сожрали, а бутылки вам жиды в Тель-Авиве открывают? Гады чернож..., всех бы передавил! Вррротттвсссррра-ккку...
Уфуа, серый от испуга, пытался спасти свой складненький парижский пиджачок. Все окружающие поняли: идиллии конец, Ким сорвался! Главный оппонент по нацвопросу Суховертов отодрал Кошулина от тоголеза и потащил за угол ремконторы, на ящики.
(Василий Аксенов, "Ожог")
НАДО ВЫКАРАБКИВАТЬСЯ
У российского народа есть удивительная способность приспосабливаться. Какую бы глупость или свинство ни натворили руководящие круги, народ постепенно все "устаканивает", цепляется за здравый смысл, создает какой-то круг облегчающих существование условий. ...Определенная хитроватость и некоторое природное добродушие создают какую-никакую надежду: может, опять все-таки выкарабкаемся?
ПУШКИН В МОДЕ
В Америке сейчас вдруг Пушкин становится известным. У меня была маленькая собачка, которую жена Майя назвала Пушкин. Когда она его ввозила в Америку, это был щенок с голым розовым пузом, с крысиным хвостом. Он сидел в своей клеточке, таможенный офицер спросил: "А это кто у вас еще такой?" Жена сказала: "Это Пушкин" - "Поэт?" И стал целовать его в нос через клетку.
О ЕКАТЕРИНЕ ВЕЛИКОЙ
Мужчины ее просто любили. Это был не просто разврат. Всякий раз она по-настоящему влюблялась, императрица могла босиком пробежать по всем анфиладам дворца к любимому... Такой вот тип правительницы.
В общем-то, России безумно повезло: семьдесят пять лет из ста в 18-м веке правили женщины. После чудовищного мужского хамства и кровопролитий, беспрерывных войн появились такие, пусть несовершенные и Анна Иоанновна, и Елизавета Петровна, и, наконец, Екатерина...
(Из книги "Зеница Ока", 2006 г.)


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников