08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОССИЙСКОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: ПРЕДЫНФАРКТНОЕ СОСТОЯНИЕ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 23 Декабря 2004г.
Очередь тяжелобольных жителей Карелии, с тревогой и надеждой ожидающих операцию на сердце, насчитывает 400 человек. Госпитализации приходится ждать порой и год, и полтора, и даже два. Одним необходимо расширить коронарную артерию с помощью специального, введенного внутрь баллона, другим требуется операция на открытом сердце ("шунтирование"), третьим - иная высокотехнологичная медицинская помощь. Для многих это единственный шанс не только продлить жизнь, но и, возможно, вернуться к активной деятельности. Столь сложные и весьма дорогостоящие хирургические операции осуществляют лишь в высококлассных федеральных клиниках.

Жителей Карелии направляют, как правило, в Москву и Санкт-Петербург. Ежегодно федеральное ведомство - Мин-здрав (теперь объединенное Министерство здравоохранения и социального развития) выделяет квоты для отправки больных в эти крупные медицинские центры. 211 мест получила в нынешнем году Карелия для госпитализации кардиологических пациентов - в два раза меньше потребности. Но даже и выделенные квоты использовать в полной мере невозможно. В нынешнем году, по данным минздрава республики, удалось госпитализировать лишь 129 очередников. Остальных, несмотря на квоты, федеральные клиники лечить в этом году отказались. Центральный научно-исследовательский рентгено-радиологический институт в Санкт-Петербурге должен был принять 15 "сердечников" из Карелии, но не взял ни одного. НИИ кардиологии имени В.А. Алмазова в том же Питере оказал помощь не 50 ожидающим операцию по квоте, а только 36 пациентам (в очереди остались 43 человека, причем 23 карела ждут с 2002-го). Не полностью выполняют свои обязательства также клиника Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени И.П. Павлова, московский Бакулевский центр сердечно-сосудистой хирургии и ряд других.
ВЫТЯГИВАЮТ ДЕНЬГИ
Но даже в тех случаях, когда госпитализация состоялась, пациентов и их родственников подстерегают неприятные сюрпризы. В ряде клиник используются хорошо отработанные приемы для изымания денег за "бесплатное" лечение. Больным, например, говорят, что нужно провести платное обследование дополнительно к тому, которое было сделано ранее. А это около 11 тысяч рублей. Или заявляют, что требуется купить "хороший стент (каркас)", который помещается в коронарную артерию и расширяет суженный участок. Стоимость эндопротеза может достигать 100 тысяч рублей. Есть немало и других способов пополнить кассу клиники за счет малоимущих пациентов. Больной К. из той же Карелии вынужден был уплатить за "бесплатное" лечение 50 тысяч рублей. Еще более крупную сумму потребовали врачи у карела С. После госпитализации в одну из московских федеральных клиник у него (уже в палате) случился тяжелый инфаркт. Решили перевести больного в другой столичный медицинский центр, где опытный хирург готов был сделать операцию. Жена помчалась в Мин-здравсоцразвития России, попросила дополнительную квоту на госпитализацию в этот центр. Документ дали, но в медицинском центре неожиданно поставили жесткое условие: уплатить 100 тысяч рублей. Супруга стала лихорадочно занимать деньги, продавать все что можно. Мужа спасла, а как выпутаться из долгов - не знает.
Возвращаясь в Карелию, родственники больных приходят с астрономическими счетами в республиканский минздрав. Но разве может сравниться с федеральной казной бюджет этой республики? И почему она должна расплачиваться по обязательствам федеральных ведомств?
По оценкам независимых экспертов, более ста тысяч россиян сегодня нуждаются в сложных операциях на сердце. Суровая правда в том, что не все доживут до госпитализации. Более 300 тысяч граждан умирают ежегодно в нашей стране от ишемической болезни сердца. Свыше 150 тысяч острых инфарктов миокарда регистрируют медики каждые 12 месяцев. А всего болезни системы кровообращения оборвали в прошлом году жизни 1,33 миллиона россиян.
Казалось бы, государство должно энергично наращивать усилия в борьбе с этим жестоким "врагом N1". Но в действительности происходит прямо противоположное. В проекте федерального бюджета-2005 на высокотехнологические виды медицинской помощи выделено только 6,6 миллиарда рублей, хотя, по оценкам Минздравсоцразвития, требуется минимум 17 миллиардов. На самом деле и эта сумма не учитывает всех необходимых расходов на дорогостоящее лечение. По расчетам специалистов, реальные ассигнования на высокотехнологическую помощь должны бы составлять 47 миллиардов (разумеется, речь идет не только о кардиологии, но и о трансплантологии, нефрологии и т.д.). Выходит, правительство выделяет лишь седьмую часть средств, необходимых для лечения. Значит, десятки тысяч граждан не получат полноценной помощи.
ЛУКАВЫЕ ЦИФРЫ
Нас пытаются убедить, что расходы на здравоохранение в следующем году увеличатся почти вдвое (с 37 миллиардов рублей в 2004-м до 71 миллиарда в 2005-м). Мол, вот как заботится о здоровье граждан правительство. Но более внимательный анализ не позволяет разделить этот оптимизм. Ведь названные цифры относятся только к расходам федерального бюджета, которые составляют лишь восемь процентов от финансирования системы здравоохранения из государственных источников. А всего отраслевые ассигнования в 2001-м составили 258 миллиардов рублей, в 2002-м - 335,7 миллиарда, в 2003-м - 391,5 миллиарда.
Позволяют ли эти финансовые ресурсы обеспечить доступность и качество медицинских услуг для широких слоев населения? Чтобы прояснить картину, посмотрим, хватает ли средств на самое главное - реализацию общероссийской программы государственных гарантий по оказанию бесплатной медицинской помощи населению. Полученные мною официальные данные обескураживают. В позапрошлом году дефицит составил 35 миллиардов, в 2003-м - 60. То есть ситуация даже ухудшается.
Вот почему многие больные должны приходить в клинику со своими лекарствами, перевязочными материалами, капельницами. И за операцию приходится нередко платить из своего кармана. Изменится ли ситуация в 2005-м? Прогноз неутешительный. Из-за снижения ставки единого социального налога (ЕСН) заметно уменьшится поступление средств в систему обязательного медицинского страхования. По оценкам, сумма составит 114 миллиардов рублей (если бы ставка ЕСН не менялась, поступления превысили бы 140 миллиардов). Надо прибавить также платежи субъектов Федерации за неработающее население - по расчетам, еще 68 миллиардов. Итого: 182 миллиарда. А минимальная потребность системы обязательного медицинского страхования - 256 миллиардов. Спрашивается, где же взять недостающие 74 миллиарда? Ответа нет. Так что рассчитывать на позитивные перемены в отрасли в следующем году, пожалуй, преждевременно.
Финансирование здравоохранения в 2005-м, по оценкам, составит 2,8 процента к объему валового внутреннего продукта (ВВП). В 2002-м этот показатель был 3,1 процента, в 2003-м - 2,9. Иными словами, "удельный вес" бюджетных ассигнований на важнейшую социальную отрасль, если использовать названные критерии, будет даже несколько уменьшен.
Сегодня за лечение платят половина пациентов больниц и четверть посетителей поликлиник. Доступность медицинской помощи для малоимущих россиян продолжает снижаться, и это может иметь тяжелые социальные последствия. Нищета здравоохранения ведет к ухудшению качества лечения. Жалоб на это много. Ведомственный контроль выявил в прошлом году более полумиллиона случаев медицинской помощи ненадлежащего уровня. Пациенты все чаще стали обращаться в суд. (Сумма возмещения по удовлетворенным искам составила 3,7 миллиона рублей.)
Нам в очередной раз обещают, что больная медицина скоро пойдет на поправку. Вот, мол, осуществим реформы здравоохранения, и ситуация кардинально улучшится. Хотелось бы в это поверить, но не приведут ли новации просто к дальнейшему расширению платной медицины за счет сокращения бесплатной? Смогут ли врачи общей практики вовремя распознавать болезни, которые относятся к компетенции "узких" специалистов? Не окажется ли, что после существенного сокращения количества больничных коек очередь на госпитализацию растянется на месяцы? Пока число коек из года в год быстро сокращается. С 1990-го их стало меньше на 440 тысяч, или на 21 процент. А практика использования дневных стационаров, как констатируется в служебном минздравовском документе, "свидетельствует об искусственном наращивании количественных показателей и недостаточном уровне качества оказываемой медицинской помощи".
Снижены и нормативы пребывания в стационарах - с 17 до 14 дней. Между тем медицинское оборудование во многих больницах не обновляется годами, катастрофически стареет, выходит из строя. Как бы под видом реформ новаторы не разрушили до конца отечественное здравоохранение. Многие медики считают, что это вполне может случиться под руководством бравого министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова (кстати, по образованию не врача, а инженера). Не будем касаться более чем странных зигзагов пенсионной реформы, к которой ранее имел непосредственное отношение Михаил Юрьевич. Но и на нынешнем чрезвычайно важном посту больших успехов, если судить по состоянию отечественного здравоохранения, министр пока не добился. Наоборот, его недавнее совершенно оторванное от жизненных реалий заявление о том, "что интенсификация медицинской помощи, укрепление материально-технической базы должны привести к сокращению сроков пребывания в стационаре с 14-15 дней до 6-7 дней", всполошило и врачей, и пациентов. И даже отвечая на вопрос президента Владимира Путина, руководитель Минздравсоцразвития продолжал свои туманные объяснения. Не впервые возникает вопрос: не слишком ли тяжело нести портфель министра господину Зурабову?
НЕ ЗНАЯ БРОДУ...
- О широкомасштабной профилактике сегодня остается только мечтать, - говорит научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций, доктор экономических наук Евгений Гонтмахер. - А ведь еще не так давно в Советском Союзе действовала достаточно эффективная система диспансеризации. Надо как можно быстрее возвращать ее. Ведь опасные (да и любые) болезни лучше выявлять на ранних стадиях, а не тогда, когда они запущены. И вообще, реформу здравоохранения надо было, считают многие специалисты, начинать по-другому. Сначала выявить реальный уровень заболеваемости населения по регионам, районам, городам. Затем определить потребность в финансовых средствах исходя из минимальных и оптимальных затрат на одно заболевание (по клиническим стандартам лечения). На следующем этапе - рассчитать, сколько средств ассигнует государство, сколько рисков (в денежном выражении) возьмут на себя страховщики и сколько, по каким видам медицинской помощи должны платить сами граждане. Только зная объективную картину, потребности, можно начинать реформы, составлять программы приватизации, сокращения или расширения больничных коек, оптимизации сети поликлиник. А у нас, как это часто бывает, бросаются в воду, не зная броду. А потом сетуем на то, что мало толку от таких реформ...
В любом случае финансирование медицины нужно не сокращать, а желательно увеличивать, чтобы довести его хотя бы до уровня 4-5 процентов ВВП (в Европейском союзе этот показатель 8-9 процентов, а в США - 13).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников