10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАРТЮФ ПОД ЕЛКОЙ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 23 Декабря 2006г.
Театр очень спешил с этой постановкой, желая сделать подарок своим зрителям аккурат к Новому году. И не до конца рассчитал силы, видимо, решив, что мольеровский "Тартюф" - самоигральная комедия, куда-нибудь, да вывезет. Она и вывела к благодушному финалу, где все катаются на коньках, играют в снежки под елкой, где добро побеждает зло, где злодей изгнан и ничто не мешает королю строить правовое государство. Это что касается "сверхзадачи". Что же касается формы, то в спектакле остались шероховатости, неизбежное следствие спешки.

Как вы сами понимаете, во времена Людовика ХIV ни о каком правовом государстве речи не шло. Это импровизация Владимира Мирзоева, попытавшегося приблизить классику к сегодняшнему дню. И это уже что-то новенькое в творчестве эпатажного режиссера, никогда прежде не занимавшегося политикой.
Время меняет людей. Мы имеем дело уже не с авангардистом, а, скорее, с традиционалистом, поскольку действие в основном выстроено по законам психологической драмы. Лишь приглашенный из Вахтанговского театра Максим Суханов выпадает из обоймы достоверных персонажей. Уж не знаю, как в этой роли ведут себя два других ее исполнителя - Александр Збруев и Сергей Фролов, но Максим Суханов демонстрирует чистейший образец масочного персонажа Комедии дель Арте. Этим он интересен. И этим же не дает спектаклю быть цельным.
Диссонанс возникает уже с самого начала. До появления Суханова-Тартюфа на сцене семейство Оргона долго и скучно обсуждает, как избавиться от незваного пришельца, втершегося в доверие к богатому отцу. Расклад вроде ясен: все - хорошие, Тартюф - злодей. Но вот появляется он сам, и до чего же обольстительным оказывается этот притворный праведник, пытающийся вернуть на путь истинный заблудшие души, как ловко умеет он манипулировать людьми, соблазнять женщин! Как огромный паук, плетет он свою паутину, вкрадчиво и осторожно подползает к жертве... И все это легко, с куражом. И потому, например, сцены соблазнения Тартюфом жены Оргона, красавицы Эльмиры (Анна Большова) смотрятся одновременно как нечто феерическое и в то же время потешное. Можно только поражаться необыкновенной энергетике этого артиста, создающего вокруг себя настоящее магнитное поле, втягивающее в себя других исполнителей.
Вот так бы шел весь спектакль. Но как только Максим Суханов исчезает со сцены, верх берет тот самый бытовой психологизм прочих актеров. И зрители просто не могут дождаться, когда же на сцену вернется обаятельный мошенник, придумывающий каждый раз нечто невообразимое. Вот как, скажем, он кается в своих грехах. Подобно Рахметову, он спит на гвоздях, бьет себя плеткой по спине! При всем том понимаешь - это "покаяние" мошенника, на время снявшего с себя маску добропорядочного гражданина и нацепившего маску раскаявшегося грешника. И в этом доминировании мнимого святого над всеми прочими таится намек Мирзоева на современное общество, так нуждающееся в духовных лидерах и подчас не замечающее, что ими становятся проходимцы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников