10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЫ РАНО СТАЛИ ВЗРОСЛЫМИ

Сидоров Анатолий
Опубликовано 01:01 24 Января 2002г.

Николай ПЕРОВСКИЙ, поэт, член Союза писателей России (город Орел):
- Моих родителей

Николай ПЕРОВСКИЙ, поэт, член Союза писателей России (город Орел):
- Моих родителей репрессировали в 1937 году. В 11 лет бежал с друзьями из детдома в казахском селе Караконыз. Скитался по всем среднеазиатским республикам. Спал где попало, даже в барабане от дорожного катка. Уже после войны пошел работать в колхоз. Пас овец, телят, убирал хлеб. Очень хотел учиться. Окончил школу с серебряной медалью и уехал в Москву поступать в горный институт...
Нас воспитывали на фильмах "Чапаев", "Щорс". От нас, беспризорников-оборванцев тех лет, общество не отворачивалось. К нам в детдом приезжал сам Карацупа - легендарный пограничник. Нынешних беспризорников тоже надо воспитывать настоящим делом, а не просто кормить и одевать из гуманитарной помощи.
Анатолий ПРИСТАВКИН, советник президента РФ, писатель:
- Может, Господь удержал. Или случайность. Но, безусловно, мне попадались и хорошие люди. Меня не раз спасали от смерти. Когда нас, детдомовцев, везли в эвакуацию, мы ослепли и оглохли от голода, окоченели в вагонах. Наконец Челябинск. На перроне бушующая черная толпа осаждает ресторанчик. Нас не пускают. Но вот до людей доходит - кто мы. Они становятся коридором, смыкают руки - и так нас пропускают.
Учтите, военная беспризорщина во многом была обусловлена политикой Сталина: дети раскулаченных, репрессированных, беженцев и, конечно, ушедших на фронт. Тяжелое военное время - и все-таки находились люди, которые нас, дурачков, спасали. Я писал: моя жизнь - это человеческий коридор, где я порой не видел лиц людей, но знал, что меня спасут.
Эдуард РОССЕЛЬ, губернатор Свердловской области:
- Мне было четыре месяца, когда сотрудники НКВД увели отца по обвинению в "шпионской" деятельности . Спустя четыре года забрали и мать. Я прибился к соседке, у которой было семеро детей. Они умирали от голода. Пошел бродяжничать. В конце войны объявилась мать. Под конвоем меня доставили к ней в колонию. В первый класс пошел в десять лет. По-русски говорил плохо. Преподавательница по русскому и литературе, интеллигентнейшая женщина из Ленинграда, имевшая большую личную библиотеку, приучила к книгам. Конечно же, образцовым учеником не был - беспризорное детство наложило свой отпечаток. Но десятилетку окончил. При выдаче паспорта предложили поменять национальность на русскую. Отказался. Но на дворе уже начиналась хрущевская "оттепель". За плечами была немалая жизненная школа, и я поехал на Север работать шофером...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников