09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАДИМ АБДРАШИТОВ: "СНАЧАЛА ГЕНИИ, ТЕПЕРЬ ТАЛАНТЫ"

Антонова Ирина
Статья «ВАДИМ АБДРАШИТОВ: "СНАЧАЛА ГЕНИИ, ТЕПЕРЬ ТАЛАНТЫ"»
из номера за 01 Января 1970г.
Опубликовано 01:01 24 Января 2008г.
Знаменитый режиссер Вадим Абдрашитов на днях отпраздновал свой день рождения. Мэтр российского кинематографа сегодня полон идей. Именно реализацией новых проектов и поиском для них финансирования Вадим Юсупович сейчас и занят. Об этом - о современных талантах и гениях прошлого - он рассказал корреспонденту газеты "Труд-7" Ирине Антоновой.

"ГЕНИАЛЬНОСТЬ НУЖНО ДОКАЗЫВАТЬ ВСЕЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЖИЗНЬЮ"
- Вадим Юсупович, 28 января состоится церемония вручения премии "Триумф". Вы уже 17 лет член жюри "Триумфа". В чем отличие сегодняшней премии от той, что была?
- Меньше бесспорных имен лауреатов. Раньше кандидатуры были абсолютно очевидными. Теперь жюри обсуждает их дольше.
- То есть гениев сейчас нет?
- Почему же нет? Гении, они гениями и остаются. Просто их не так много. Многие уже прошли сквозь "Триумф" - награждены. Теперь идут выдающиеся, талантливые люди, которых, как выясняется в конце каждого года, к счастью, еще много.
- И кто станет лауреатом "Триумфа" в этом году?
- Среди лауреатов молодежного "Триумфа" много молодых мастеров кино: Хлебников, Попогребский, Меликян - все заметные режиссеры игрового кино. За выдающийся документальный фильм "Мать" отмечены замечательные режиссеры и авторы Павел Костомаров и Антуан Каттин. А большой "Триумф" в этом году получает драматург, поэт-прозаик, кинематографист Юрий Арабов.
- Как вы думаете: молодой человек может быть гением или гениальность измеряется только временем?
- Гениальность нужно доказывать всей творческой жизнью. Молодой человек талантлив только потому, что он молод. А гении - это нечто более постоянное. Когда человеку 80 лет и он творит. Например, Бергман, Феллини - их последние картины только подтверждают: они гении.
"ЭТА ДЕВУШКА - МОЯ СУДЬБА"
- Вы дома работаете?
- Естественно. И дома, и на даче, когда есть такая возможность. Сейчас дома можно даже монтировать картины. Во всяком случае, семья у меня творческая, и все друг друга прекрасно понимают. Моя жена - известный живописец Нателла Тоидзе. Дочка Нана - сценограф по образованию, окончила РАТИ у Сергея Бархина. Она ставит спектакли, очень много работает, несмотря на то что недавно одного за другим родила нам двух внуков. Сын Олег - физик. Он пошел по моим стопам - я физик по образованию, учился на физтехе. Он тоже его окончил, а потом аспирантуру в Колумбийском университете. Сейчас специализируется на информационных технологиях. Живет и работает в Нью-Йорке. К сожалению, далеко, но вроде бы скоро собирается возвращаться в Москву.
- За границей не понравилось, или вы настояли на его возвращении?
- Я всегда хочу, чтобы моим детям было хорошо, как это они понимают сами. Если его тянет на родину, пусть возвращается. Мы с женой никогда ничего не навязывали детям. Они всегда решали все сами. Когда были маленькими, приезжали на съемки, постоянно были в мастерской у жены. Общались с нашими друзьями - писателями, поэтами, физиками.
- Как вы познакомились с женой?
- Нас познакомили общие друзья на вечере ВГИКа в Доме кино на премьере "Остановите Потапова!". И сразу стало ясно, что эта девушка - моя судьба. Да тут еще выяснилось, что это именно она - автор замечательных работ на выставке, где я был накануне и поразился живописному мастерству молодого автора.
- Не тяжело жить рядом с творческими людьми?
- Так как мы оба творческие люди, то с пониманием относимся к тому, что делаем. Нам психологически не тесно, потому что жена трудится не дома, а в своей мастерской или на натуре, когда выезжаем на дачу. Я же либо на съемках, либо работаю в кабинете.
- У вас дома картины жены висят?
- У нас семья художников в нескольких поколениях, дома стены украшают картины отца Нателлы - известного художника и скульптора Георгия Тоидзе, ее деда Мосэ Тоидзе - и его ранние работы французского периода в том числе. Есть работы самой Нателлы и дочери Наны.
- А несемейные?
- Хватает своих. Мы ведь не коллекционеры. Мне кажется, коллекционирование - это особая страсть. Я знаю несколько настоящих коллекционеров, и они производят на меня впечатление не хочу сказать маньяков, но внутренне очень страстных людей. А когда занимаешься кино, больше ни на что не остается времени. Мое хобби - это все то, чем я занимаюсь. Может быть, это тоже счастливый поворот: мое хобби - моя профессия.
- Отдыхать от хобби-профессии как любите?
- Периодически ездим куда-то. Например, летом меня приглашают поработать на фестиваль "Кинотавр" в Сочи. Вот, собственно, и весь наш отдых. Представить себе не могу, что ради отдыха я поеду куда-то, чтобы ничего там не делать. Я могу понять романтический отдых, могу понять путешествие - например, проехать на автомобиле Португалию или Испанию. Ничего другого не понимаю.
- Вас можно назвать счастливым человеком?
- Наверное, да, ведь я занимаюсь делом, которое мне нравится, а это очень много. Возможно, это даже основное. Естественно, еще нужно жить с любимыми людьми: с семьей, с детьми.
"ЦЕНЗУРЫ РУБЛЕМ НЕ БЫЛО"
- Вадим Юсупович, сейчас вы состоявшийся режиссер...
- Я еще не знаю, состоялся ли я. Состоялся - это что-то другое, итоговое... У меня же много всяких планов. Мне было 18 лет, когда я понял, что буду заниматься кинематографом. При этом я учился в лучшем техническом вузе и получал образование физика. У меня само собой возникло ощущение - очень твердое, уверенное, необсуждаемое, что я буду заниматься режиссурой. Я много фотографировал, пробовал писать, начал снимать любительские фильмы. На физтехе киностудии не было, я стал заниматься в любительской киностудии Менделеевского института, писал сценарии, снимал, монтировал... Познакомился с вгиковцами,смотрел их работы.
- Почему физику так хотелось снимать кино?
- Молодость моего поколения совпала с "омолаживанием" страны, с каким-то духовным подъемом. В этом смысле поколению очень повезло: появилось огромное количество замечательных поэтов, на экраны вышли неореалистические итальянские фильмы, стали выставляться художники, начали печататься книги и статьи в толстых журналах, которые были немыслимы ранее. Чуть ли не ренессанс..И само время как бы потребовало полной по возможности самореализации. Во всяком случае, подталкивало туда. Сейчас, к сожалению, я этого не вижу. Есть талантливые молодые люди, которые делают все как бы вопреки многим векторам современной жизни. Может быть, тем ценнее их будущая самореализация? У меня периода поиска не было. Я, как и многие, откликнулся на то, что происходило в стране. Это было замечательно и чрезвычайно интересно, оплодотворяюще.
- Жалеете, что это время прошло?
- Жалею, что во многом нынешним молодым намного тяжелее, чем нам.
- Помните, как вы попали на "Мосфильм"?
- Я защитился досрочно курсовой работой, комедией "Остановите Потапова!" в 74-м году. Посмотрев ее, Юлий Яковлевич Райзман пригласил меня работать на "Мосфильм". Но у меня на руках не было готового сценария, с которым я мог бы и хотел запуститься в работу. Целый год, не получая зарплаты, я сидел и искал его, прочел огромное количество, пока случайно не прочел текст неизвестного мне тогда драматурга. Я понял: это мое. Это был Александр Анатольевич Миндадзе. Мы начали работать, подружились и сделали вместе 11 картин.
- А как проходила работа над первой картиной?
- Был замечательный актерский ансамбль: молодая Марина Неелова, Олег Янковский, Слава Любшин, начинала сниматься Ира Купченко. Но она заболела, врачи запретили ей работать, картину остановили. Серьезная катастрофа для первой постановки, врагу не пожелаешь... И мы решили все снять заново за оставшееся время и на оставшиеся деньги. С другой актрисой, Галей Яцкиной. Так что напряжения было более чем достаточно. Даже непонятно, как мы тогда выжили. Но картина была сделана и, как я понимаю, получилась.
- Чем отличалась режиссура того времени от нынешней?
- Все очень просто. В 70-х годах режиссер никогда не думал о деньгах. Вспоминал он про них два раза в месяц, когда приезжал кассир и выдавал зарплату. Но если планировалась массовка в 300 человек, она была набрана, и деньги ей были выплачены. А сейчас ты приходишь на площадку и вынужден думать: а может, не 300, а 100, чтобы потом денег хватило? Вот такое весьма существенное различие. Цензуры рублем тогда не было, это сейчас она есть.
- Неприятности из-за отсутствия денег у вас были?
- На картине "Время танцора", вот это была, мягко говоря, аритмия финансирования. Мы снимали в Одессе, и не хватило денег заплатить за гостиницу, в которой мы жили и питались не один месяц. Руководство отеля отобрало у нас паспорта, чтобы мы не сбежали. А нам надо было переправлять через границу в Москву на спектакли актеров и привозить их обратно. Мы отправляли. Договаривались за взятку с бригадирами поездов, которые прятали наших при пересечении границы. Еще в 90-х годах мы снимали "Армавир" - тогда людям нечего было есть. Общепиты не работали, продуктов в магазинах не было. Сложные были экспедиции. Помогали нам военные моряки-черноморцы, с которомы мы работали на съемках.
- В 2000-х годах с финансированием тоже бывают перебои?
- "Магнитные бури" мы сняли достаточно спокойно. Но деньги все равно надо было находить, несмотря на то что этот фильм снимался, как и все остальные мои картины, на средства Министерства культуры. Сейчас стало, конечно, стабильнее. Хотя всякое бывает и в кино, и на телевидении.
- А вы хотели бы работать для телевидения?
- Мне бы очень хотелось что-нибудь снять для ТВ. Мне кажется, что на самом деле телесериалы - это что-то особое и чрезвычайно интригующее. Ведь телевидение обладает возможностями, которые совсем еще не раскрыты.
- Но сейчас все каналы перегружены сериалами, причем не лучшего качества.
- Да, но так можно сказать и о кино. Иной раз думаешь: а вообще был ли написан сценарий, снимаются в этом фильме актеры, или это люди мимо проходили и в кадр попали? Но есть и вполне приличные работы, и даже творческие удачи.
- Например?
- Классические сериалы Колосова и Ташкова, любимый зрителем "Место встречи изменить нельзя" Говорухина. Успешные работы Александра Прошкина о докторе Живаго, о Ломоносове, о Вавилове. Это серьезные вещи. Или работы Юры Грымова по Улицкой. Глубок Досталь в сериалах "Штрафбат" и "Завещание Ленина". Есть удачные экранизации классики. Я вижу, что мои коллеги ищут то, что можно сухо назвать телевизионной спецификой. Она есть и сильно отличается от кино. Меня это тоже интригует, и я надеюсь, что обязательно что-то сниму для телевидения.
- Над чем вы сейчас работаете?
- Выясняю перспективу финансирования одного из двух своих проектов. Первый - дорогой, и уже почти 8 лет я пытаюсь найти на него деньги. Второй проект финансово поскромнее, хотя творчески мне не менее любопытен. Это экранизация наших современных молодых писателей. В обоих случаях это современный автор. Но первый проект сложен по способу пересечения пластов исторического времени. Это достаточно интересная творческая задача, которая технологически чрезвычайно сложна в реализации. Собственно, именно эта сложность и объясняет дороговизну проекта. Я надеюсь, что не позднее конца лета начну снимать ту или другую картину.
- Вадим Юсупович, за 27 лет вместе с Александром Миндадзе вы создали 11 картин. Последняя из них, "Магнитные бури", была завершена четыре года назад. У вас будут еще совместные проекты?
- Сейчас Миндадзе сам как режиссер снял картину "Отрыв". Таким образом, он дополнил замечательную плеяду драматургов, которые ушли в режиссуру. Среди них Сергей Бодров, Павел Лунгин и другие.
- Вы одобряете решение друга?
- Конечно. Он творческий человек, опытный кинематографист. Отчего же ему не снимать самому. Наверное, он правильно сделал.
- Вас не огорчил его уход в свободное плавание?
- Сценарий "Отрыва" я бы вряд ли стал снимать. Равно как я не стал бы снимать картину "Космос как предчувствие" (фильм по сценарию Александра Миндадзе снял Алексей Учитель. - Прим. автора). То, что мне казалось интересным и сущностным, слава Богу, мы сделали вместе. Это 11 картин. Для тандема это совсем не мало, скорее, даже много. Мы проработали около 30 лет вместе. Но если возникнут какие-то взаимные интересы, тогда подумаем.
НАШЕ ДОСЬЕ
Вадим Абдрашитов родился 19 января 1945 года в Харькове. Будучи сыном офицера, вместе с родителями кочевал по всему СССР: жил на Камчатке, Сахалине, во Владивостоке, Ленинграде. В школе Вадим учился хорошо, много читал, увлекался всем - от театральных студий до физико-математических кружков, выпиливал лобзиком из дерева фигурки сказочных персонажей, выстраивал декорации и снимал диафильмы на обратимую пленку - вечерами их показывали в подъезде. Весной 1961 года экстерном сдал экзамены за среднюю школу и уехал в Москву. Поступил в знаменитый физтех (МФТИ) на факультет химической физики. Отучившись в нем три года, перевелся в Московский химико-технологический институт имени Д.И. Менделеева (МХТИ) с его мощной любительской киностудией. После окончания МХТИ в 1967 году отрабатывал свое первое образование на Московском заводе электровакуумных приборов, в цехе, осваивавшем опытное производство цветных кинескопов. Работал технологом, инженером, мастером, карьеру закончил начальником цеха. Все это время Абдрашитов продолжал готовиться к ВГИКу. Наконец, в 1970 году он поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии, в мастерскую великого режиссера М.И. Ромма. В 1974 году с отличием окончил ВГИК. Вадим Абдрашитов женился на художнице Нателле Тоидзе, принадлежащей к известной творческой династии. Ее дед Моисей Тоидзе - ученик И. Репина.
Снял картины: "Слово для защиты" (1976), "Поворот" (1978), "Охота на лис" (1980), "Остановился поезд" (1982), "Парад планет" (1984), "Плюмбум, или Опасная игра" (1986), "Слуга" (1988), "Армавир" (1991), "Пьеса для пассажира" (1995), "Время танцора" (1998), "Магнитные бури" (2003).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников