В Раменском нелетная погода

ЛИИ стал альма-матер целой плеяды известнейших ученых, инженеров, пилотов, которые когда-то выводили нашу авиатехнику на передовые позиции в мире

23 Героя Советского Союза и России просят президента спасти Летно-исследовательский институт имени М. М. Громова


Жанр открытого письма нынче не в моде, но это послание на имя президента России, подписанное 23 Героями Советского Союза и России, заслуживает особого внимания. Авторы просят главу государства спасти Летно-исследовательский институт (ЛИИ имени М.М. Громова) от расчленения, остановить перебазирование подразделений экспериментальной авиации с аэродрома Раменское на аэродромы Третьяково в Луховицах и Ахтубинск в Астраханской области.

«Уникальность ЛИИ заключается в проведении опережающих летных исследований на летающих лабораториях новых разработок ученых, которые в последующем используются при создании и испытании перспективной техники», — объясняют свою тревогу авторы письма. Разорвать эту цепь — потерять единственный в стране комплексный летный научно-исследовательский и испытательный институт.

ЛИИ стал альма-матер целой плеяды известнейших ученых, инженеров, пилотов, которые когда-то выводили нашу авиатехнику на передовые позиции в мире. Взлетная полоса аэродрома протяженностью 5,5 км — самая длинная в Европе. Ее в свое время возводили под космоплан «Буран». Впоследствии полоса стала центром Международного авиакосмического салона (МАКС), приносящего стране престиж и доходы. Расположенный в подмосковном Жуковском институт — это научный центр, конструкторские бюро, испытательный аэродром. А еще опытное производство летающих лабораторий различного назначения. И единственная в России школа летчиков-испытателей.

— Здесь уникальные условия для испытаний, — свидетельствует летчик-испытатель, ставивший на крыло лайнеры Ил-76 и Ил-86, заслуженный пилот СССР Жорж ШИШКИН. — Эта ВПП учила летать не только нас, пилотов, но и сами самолеты. Приземлять их на заснеженную или наполненную водой поверхность, для чего оборудовались специальные бортики. Происходящая сегодня вокруг ЛИИ возня крайне вредна для отечественной авиации. Она не сегодня началась. Ну и к чему привела? Стыдно сказать, на недавнем авиакосмическом салоне МАКС мы демонстрировали как самое большое достижение достопочтенный Ан-2 с канадским двигателем...

На память приходит схожая судьба Военно-воздушной академии имени Жуковского и Гагарина, в минувшем году отметившей полувековой юбилей. Приказом тогдашнего министра обороны Анатолия Сердюкова за номером 1136 в 2011-м было предписано передать «подготовку обучающихся в Военный авиационный инженерный университет (г. Воронеж)». Результат: подавляющее большинство профессорско-преподавательского состава отказалось переезжать в Воронеж. Полторы тысячи человек в Монино были уволены. Прославленный генеральный конструктор, дважды Герой Генрих НОВОЖИЛОВ тогда поделился с «Трудом» своей болью:

— Не могу понять системы подбора людей на ответственнейшие посты. Большинство из них далеки от понимания специфики и технологии. Взять, в частности, разрушение Военно-инженерной академии имени Жуковского, которую перевели в Воронеж, а все профессора и преподаватели оказались выброшены. Это я понять отказываюсь! Академия создавалась десятилетиями. Были разработаны методики, прекрасная лабораторная база. Как можно все уничтожить? Там было три аэродинамические трубы, одна дозвуковая и две сверхзвуковые. И их для удобства транспортировки приказали... порезать болгаркой.

Шокированных специалистов успокоили: мол, не волнуйтесь, мы эти части потом соединим сваркой. Люди, разбирающиеся в тонкостях авиации, поймут суть катастрофы...

Да и сегодня, похоже, дело снятого с должности министра обороны, а ныне индустриального директора «Ростеха» по авиационному кластеру, живет. По мнению известного летчика-испытателя Магомеда ТОЛБОЕВА, расчленить Летно-испытательный институт означает оставить ЛИИ без работы и без средств к существованию. Ведь выпуск новой гражданской авиатехники у нас давно в глубоком кризисе, испытывать нечего. Нечто подобное наблюдается и в ГосНИИ ГА, где все летные испытания, по сути, свернуты.

А как объяснить ликвидацию соседа Жуковского — в недавнем прошлом весьма востребованного московского аэропорта Быково? Огромные средства вкладываются в создание нового аэропорта Жуковский, который никак не состыкуется с наземным транспортом столицы и области, а Быково разорено, снесено с лица земли. Именно в Быково в 1968-м проводились испытания первого реактивного самолета для местных авиалиний Як-40. Отсюда открывались регулярные рейсы во многие города России. После реконструкции ВПП Быково стало принимать лайнеры, к 1990 году пассажиропоток здесь составил 2,8 млн человек в год. А к 2009-му единственным регулярным рейсом здесь остался маршрут в Нижний Новгород. Планы подмосковного правительства по реконструкции аэропорта похоронил Минтранс. Теперь на месте быковской ВПП — коммерческая автостоянка...

К слову, за три десятилетия в России ликвидировано 1200 аэропортов. А построено — два.

— В логике нынешним «оптимизаторам» не откажешь, — замечает гендиректор Ассоциации «Аэропорт» Виктор ГОРБАЧЕВ. — Отечественный авиапром едва теплится, испытывать практически нечего. Держать эту полосу для МС-21, никак не встающего на крыло, накладно. Отсюда и решение: коммерчески поддержать хилый ЛИИ может только гражданский аэропорт Жуковский. К тому же не надо забывать, что подмосковная земля очень привлекательна для застройщиков, а гражданская авиация — это журавль в небе...



Турция и Италия готовятся открыть границы для иностранных туристов. Когда наконец откроют, вы поедете?