05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕВОЧКАМ ПО ВЫЗОВУ ВОЛОДЯ ЧИТАЛ НОТАЦИИ

Бухарина Берта
Опубликовано 01:01 24 Февраля 2000г.
- Мы прожили вместе ровно десять лет. Жаль, что так мало... Но какое счастье, что судьба подарила мне эти годы. Наверно, долго так хорошо быть не может, - рассуждает Марина Мигуля.Четыре года назад композитора Владимира Мигули не стало. Смерть разлучила их. Но жизнь, несмотря ни на что, продолжается.

- Марина, мне кажется, что вы очень сильный человек... Во всяком случае, в доме ведь все на вас держится?
- Да, и я уже привыкла к этому. Так уж сложилось в моей жизни. Никогда не была такой самостоятельной, как в последние семь лет: три года Володиной болезни и четыре года после его смерти. Я вынуждена была взять всю нагрузку на свои плечи, хотя и не была к этому готова...
- И все идет своим чередом?
- Мне очень повезло с друзьями, подругами. Саша Очирова, с которой Володя написал семнадцать песен, стала мне сестрой. Она даже сподвигла меня на то, чтобы я сама сочиняла песни...
- Чем наполнены дни вашей жизни сегодня?
- Устраиваться на работу я не стала, потому что решила собрать и привести в порядок все, что Володей создано. Это оказалось очень нелегким делом. Где-то что-то у кого-то сохранилось, но все это надо объединить. К сожалению, мало осталось телевизионных записей. А ведь никто не исполнял Володины песни так, как он сам... Сейчас пытаюсь что-то выпустить из его последних работ, привлекаю молодых...
- Как вы встретились с Мигулей?
- Я жила в Таллине, работала на телевидении, возглавляла концертный отдел в культурном центре. Однажды мой коллега Урмас Отт попросил пригласить Мигулю в Таллин на гастроли: "Хороший парень. У него сейчас такая тяжелая полоса в жизни. Пригласи, сделай рекламу, ты же это умеешь..."
Урмас меня уговорил, и я позвонила Володе в Москву. Он ответил на все вопросы, прислал рекламные плакаты, аудиокассеты... На всех трех его концертах был супераншлаг. Для всех, в том числе и для меня, это было большой неожиданностью.
Несмотря на высокий профессионализм, Володя репетировал каждый день (впрочем, как раз профессионализм, наверное, это и предполагал). Придя на одну из репетиций, я услышала песни, которые знала с детства - "Поговори со мною, мама", "Земля в иллюминаторе", "Трава у дома", - и думала, что они написаны нашими мэтрами старших поколений... Оказалось, что их автор - Мигуля. Я была потрясена...
- И сразу вспыхнула любовь?
- Нет, не сразу. Я была замужем, у меня росла дочь. Муж - эстонец, очень известный музыкант... Но семейная жизнь как-то не складывалась. Конкретной причины вроде не было. Но нам было сложно вдвоем. Может быть, виной был мой юный возраст, отсутствие опыта. Сейчас я бы что-то стерпела, на что-то посмотрела бы с иных позиций. А тогда...
Приехал Мигуля... Я не придала значения тому, что он каждый день заходит ко мне в кабинет, рассказывает о своей жизни. Он был не очень общительным, скорее даже - неразговорчивым, замкнутым. А тут такая откровенность! Так совпало, что в дни приезда Володи отношения с мужем стали совсем плохими. Накануне всю ночь не спала. Володя спросил, что со мной, и я все ему рассказала.
- Одним словом, его вам послала судьба?
- Вероятно, да. От него словно исходило доброе тепло. И я, и он вдруг обратили внимание, что разговариваем уже целых два часа. "Вы извините, я и не заметил, как рассказал вам всю свою жизнь", - смутился Володя.
- Он тоже был женат?
- В тот момент нет. Он уже два года жил один. Было видно, что это очень серьезный, образованный, неповерхностный человек. За плечами - Волгоградский медицинский институт, Ленинградская консерватория... Но это я узнала потом. А тогда тронуло его участие. Он мне сказал: "Я думаю, Марина, что вы не должны жить так, как живете. Надо что-то менять. И если я смогу вам в этом помочь, буду очень счастлив".
Что это? Просто вежливость? Мысль о том, что артист сегодня в одном городе, завтра в другом и всюду у него поклонницы, конечно, мелькнула. Я даже подумала: "Жаль, если Володя такой же, как другие..." Потом-то я узнала, что совсем не такой же. Например, девочкам, которые рвались к нему в гостиничные номера, он... терпеливо читал нравоучения. Потом рассказывал мне об этом. И я ему верила - как, наверное, не верила и не верю больше никому. Верил и он мне. Это чувство лежало в основе нашей любви.
- Интересно, как он стал ухаживать за вами?
- Моя мама сказала: "Ухаживает, как в старые времена". Ему было достаточно того, что я с ним поговорю по телефону, посижу полчаса в кафе. Просто погуляю. Он ничего не требовал, не "давил". Хотя его отношение ко мне было выражено со всей определенностью, решать должна была я сама.
Он понимал, как мне тяжело, потому что сам пережил подобное. Довольно долго Мигуля вел себя просто как очень верный, хороший друг. Пока я сама не почувствовала, что он необходим мне... А намерения свои, считаю, он выразил уже на третий день нашего знакомства, сказал мне: "Я мечтал о такой женщине, о такой жене".
- И вы стали "просто женой"?
- Володя хорошо понимал, что я по природе своей не домохозяйка... В Москве мне предложили вести программу "Время". Но после Таллина надо было психологически перестраиваться. Я не понимала здешних взаимоотношений между людьми, они казались мне слишком формальными. И я отказалась от работы на телевидении. "Ну тогда придется родить ребенка. Надо же что-то сделать хорошее", - произнес Володя. И я с ним согласилась.
Началась бурная, сумбурная жизнь - гастрольная, негастрольная... Для меня все было ново и интересно. Володя мог проснуться ночью и сочинять. Мог даже разбудить меня и сказать: "Ну на минуточку! Послушай!" Сочиняя сейчас песни, я его все время вспоминаю и, кажется, лучше понимаю. У меня это все происходит точно так же.
- Но в тот момент вам пришлось от многого отказаться?
- Я не ощущала этого так остро. Володя не держал меня взаперти, всюду брал с собой. Даже когда родилась Лианочка. Я и уставала, и уже не могла без этого жить... Он сам словно стал моим большим ребенком, которому надо было что-то принести, подать, приготовить... Ведь рядом с творческим человеком обязательно должен быть кто-то, умеющий все рассчитать, организовать. Володя, например, не занимался саморекламой. Он стал широко известен только благодаря таланту. Куда бы ни приезжал, везде аншлаг.
- Марина, вы прожили вместе десять лет. Сохранили ли остроту чувств?
- Это время пролетело как бы на одном дыхании. Даже годы болезни. Хотя Володя никогда не упрощал отношений, но он оставался ровным, очень деликатным. Я не слышала из его уст грубого слова. В жизни ведь все бывает: и ссоры по мелочам, а иногда кажется, что и не по мелочам. Но он всегда относился ко мне с таким уважением, что не ответить тем же было невозможно. И с годами это чувство - уважение - росло. А без него, я считаю, тоже не может быть настоящей любви.
- Но еще вы поняли, насколько нелегко быть женой талантливого творческого человека?
- Поняла одну истину. Если будешь все время говорить себе: "Мне трудно", - будет-таки трудно. А если убеждаешь себя, что легко, то так и будет. Можно заранее настроить себя, что ехать, скажем, на гастроли во Владивосток вовсе ни к чему: устану в самолете, дома столько дел, маленькие дети и так далее. А можно на все посмотреть иначе. Владивосток! Да я же никогда там не была и вряд ли еще туда попаду. И спасибо тебе, Володя, за то, что ты берешь меня с собой. И как хорошо, что столько часов лететь, и мне хотя бы в самолете удастся наконец выспаться. И настроение уже совсем другое. Надо не роптать на жизнь, а благодарить Бога за каждый прожитый день. Ведь никто не знает, сколько этих дней осталось.
И, конечно, мы не могли себе представить, что случится с Володей. Он был абсолютно здоров. Даже никогда не простужался. Не пил, не курил... Утром вставал и занимался спортом. Вел настолько правильный образ жизни - и вдруг такой диагноз: боковой амиотрофический склероз! Неизвестно, отчего эта болезнь, как ее лечить.
- Володя знал, насколько опасно он болен?
- С самого начала. Он ведь доктор, понимал, что жить ему осталось недолго. Мужественный человек, он и в дни болезни вел себя подобающе. Немецкий профессор Зонтаг, лечивший Володю, сказал, что впервые видит такого сильного и цельного человека.
- Чем занимаются сегодня ваши дочери?
- Старшая, Катя, окончила исторический факультет, работала в одной фирме, а сейчас воспитывает сына Никитку. Младшая, Лиана, - в седьмом классе. Рисует и играет на музыкальных инструментах. Серьезно занимается музыкой. Ей очень хочется сниматься в кино. Когда-то я сама об этом мечтала, но не было тех возможностей, что есть у Лианы. Пусть занимается тем, к чему лежит душа, а я ей помогу.
- Как понимают девочки маму, ее чувства?
- Они всегда чувствуют мое настроение. Обе очень разные по характеру, но очень внимательные, добрые, теплые, родные. И если мне плохо, тяжело, стараются помочь, поддержать, устроить праздник. В этом смысле я счастливый человек. Ну и кто знает, может, я еще устрою свою личную жизнь. Когда мне говорят, что в Грузии положено всю жизнь оплакивать своих мужей, и я, как грузинка, должна это делать, я отвечаю - нет. Нельзя ни от чего зарекаться. Пока никому не удалось занять Володино место. Слишком ярок тот след, который он оставил в душе.
- Зная, что уйдет из жизни, что завещал вам Володя?
- Любовь к детям. Незадолго до конца он сказал мне: "Ты не переживай так. Не плачь и не рви свое сердце. Мы все умрем. Значит, мне так назначено. Ты должна быть сильной. Не занимайся ерундой. Живи... И еще - я хотел бы, чтобы у Лианы был отец. Девочка не должна быть без отца. Я знаю, что у вас все будет хорошо..."
- У Володи было много друзей?
- Народу вокруг много, а вот друзей... Друг, наверно, бывает один. Вероятно, это была я. Во всяком случае, с того момента, как мы поженились. И я сама это чувствовала, и он так объяснял окружающим.
- У него было ощущение, что надо спешить?
- Всегда. Ощущение быстротечности жизни. Я это почувствовала с первого дня. Чувствовали и те, кто с ним работал. Им было очень тяжело за ним угнаться. "Одни разговаривают, а другие делают", - часто повторял он. Он был из тех, кто делает.
- Вы до сих пор сверяетесь с ним в своих делах?
- Мы равняемся на него, помним его, чтим. "Интересно, папа слышит меня, когда я на сцене?" - спросила как-то Лиана. Я смотрю иногда на нее - те же, что и у Володи, движения, интонации, тот же поворот головы, та же реакция.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников