10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

С ДИНОЗАВРОМ В КАРМАНЕ

Росляков Александр
Опубликовано 01:01 24 Февраля 2000г.
Некоторые люди, нечистые на руку, не могут пройти мимо того, что, по их мнению, "плохо лежит". В этом промысле есть и такая интересная статья, как жульничество в больших и престижных магазинах. Ведущий менеджер одного из них любезно согласился поделиться своим опытом на эту тему - с условием, что ни он сам, ни его объект, известный всем в Москве, не будут названы. А еще он сказал, что его рассказ никак не может служить учебным пособием для начинающих воришек - если кто-то попробует эти приемы, то почти наверняка попадется.

- Какой же самый распространенный способ воровства в магазине?
- Ну, самое простое - сунул что-то под пальто в торговом зале и пошел. Кстати, поэтому лучший сезон для воровства - зима, когда на всех много одежды. А началось это у нас с перехода, по примеру Запада, от заприлавочной торговли к самообслуживанию. Есть правило: чем ближе товар к покупателю, легче его пощупать, испытать в действии - тем больше продается. Наш профиль - детский, поэтому все паровозики должны ездить, мячики подпрыгивать. А торговой площади - пять тысяч квадратных метров, народу - видимо-невидимо. Отсюда и соблазны что-то схватить - и под пальто.
Есть три вида борьбы с этим. Первое - наружная охрана - у нас в ней до 30 человек. Второе - скрытая охрана, детективы, подсадные покупатели. Например, работники под видом супружеской пары ходят вдоль прилавков, что-то выбирают, а на самом деле ведут наблюдение. Третий вид - технический. Телекамеры, арки-детекторы на выходах: на товары клеятся особые маркеры, датчик пеленгует их.
- Как же тогда можно что-то утащить?
- Народ у нас на выдумки неутомим. Хотя для справедливости надо сказать, что в других странах тащат в магазинах больше: то ли сильнее воришки, то ли контроль слабее.
- Но каковы наши национальные особенности магазинной кражи?
- Наша особенность в том, что у нас воруют почти все участники процесса. Если начать с покупателей, то выделяются такие типы. Первый, самый невинный, - бабушки-старушки. Заходит бабушка с пенсией в пятьсот рублей, видит игрушку ценой в три или четыре ее пенсии - и чувствует неодолимое желание ее спереть. Старушку ловят, но, поскольку взять с нее нечего, просто выводят вон и говорят: больше сюда не приходи. Но она приходит снова, самых настырных примечают и уже просто не пускают в магазин.
Второй тип - школьники. С этими уже надо держать ухо востро. Стоят два мальчика перед витриной, один отвлекает продавца: покажите мне вот тот самолетик, нет, вот тот! А второй отверточкой ломает запор на витрине и сгребает с нее все себе за пазуху.
- Но его же выловит на выходе детектор?
- Дело в том, что клеить маркеры - тоже стоит денег. Нет смысла, например, помечать двухметрового динозавра, его и так не пронесешь. Не помечаются и самые дешевые товары, себе дороже выйдет, в витринах их тоже не метят. У нас же есть такой отдел - коллекционные игрушки. Солдатики, машинки стоят очень дорого. Работают там продавцы-фанатики, сами коллекционеры, самая низкая текучесть кадров. Их осаждают такие же фанаты-детки, для которых стырить штучку - настоящий подвиг, ворованная еще дороже. Но самая беда с детьми - в другом. До 14 лет они по закону неподсудны, ответ несут родители. Недавно подловили девочку-семиклассницу, вызвали маму, а мама - настоящий жох. Подговорила дочку, и та объявляет: меня охранники пытались изнасиловать. И уже нам пришлось выкручиваться: ей-то за нвпраслину не будет ничего, а нас всех по допросам затаскают.
Наконец, третий тип - профессионалы, точнее, профессионалки.
- Женщины тут обставляют мужиков?
- С большим отрывом. Эти подкованы технически, психологически, настоящие артистки. Чтобы украсть, им сперва надо обмануть внешнюю охрану, вычислить скрытую - и тоже обмануть. Затем незаметно отодрать маркер и скинуть на пол, либо чем-то его залепить, чтобы не сработал датчик. Есть еще и третий способ: переклеить штих-код с игрушки подешевле на более дорогую. Кассирша может этого не заметить, просто считать цену и пробить чек.
- И часто это удается?
- Почти после каждого рабочего дня уборщицы у нас находят на полу эти отлепленные метки - стало быть, товар ушел. Вот, например, как нас надувала одна тетя. Подходит к кассе с парой дорогих игрушек, достает портмоне - а там одни доллары: "Можно я вам такими заплачу?" Ей отвечают, что нельзя, но вон работает обменник за углом. Тогда тетя, похаивая власть, которая ввела в стране две параллельные валюты, просит отложить покупку, сейчас она туда сходит и вернется. Ей с удовольствием идут навстречу - то есть она добилась очень важной психологически цели: сочувствия к себе окружающих, - чем притупила бдительность кассирши и охранника. И пока они ей, строящей из себя богатую, но непрактичную клиентку, объясняют, как найти обменник, она протаскивает незаметно под пальто третью украденную ею игрушку. За первыми двумя она уже, естественно, не возвращается.
- Как же ее раскусили?
- Тут надо несколько слов сказать о нашей охране. Почти вся она состоит из бывших офицеров спецслужб, которых жизнь заставила сменить профессии. Люди, привыкшие работать и аналитически, а так как тетя имела наглость повторить свой трюк не раз, они ее вычислили и взяли с поличным.
- А дальше что?
- Эту гражданку передали в существующий при нас милицейский пункт, где на нее завели уголовное дело. Но до этого доходит не всегда. Вообще всякая охрана в магазине имеет под собой довольно шаткую юридическую почву. Даже ее сотрудники официально числятся какими-то контролерами по торговле. Никаких прав вести дознание, налагать санкции, даже составить протокол у них нет. Все это лежит на штатных милиционерах, которым мы по договору оплачиваем их труды - вплоть до отпусков и амуниции. За что они должны блюсти наши интересы, но на самом деле это самая черная дыра, о чем чуть позже расскажу. Практически же действует такая схема. Охранники взяли вора, дальше смотрят, что с ним делать - либо просто выставить, либо сдать в милицию, либо содрать, под угрозой протокола, отступного, что и есть их хлеб. Живые деньги исключаются, это уже вымогательство. Но есть у нас такая интересная витрина, где лежат какие-то брелоки, авторучки, весь неликвид, но по цене, скажем, тысяча рублей за дешевенькую авторучку. Оттуда жулику и предлагается что-то приобрести, а вся выручка с этой витрины уже легально, через бухгалтерию, идет в фонд охраны.
- А какова цель воровства: поиметь даром вещь или пустить ее куда-то дальше?
- Цели разные. Еще я не сказал о тех, для кого воровство - спорт, мания, что очень развито на Западе. Приходит дамочка в норковой шубе, которой ничего не надо, только утолить этот инстинкт. Причем нередко когда ее ловят, за ней приезжает муж на "гранд-чарокки" и, дико извиняясь, покупает целую коллекцию с той самой витрины. Но чаще цель - продать добычу нам же. Поскольку закон о потребителе обязывает нас в течение двух недель принять назад любой товар и вернуть за него деньги.
- Даже если он ворованный?
- А как это докажешь, если не взял сразу за руку? И эта дырка в законе - еще целый бизнес. Все покупатели в нашей стране делятся надвое: кто-то покупает на блошиных рынках, кто-то в магазинах. Тот же товар на рынке значительно дешевле - зато нет гарантий, сервиса, комфорта. Одним это и не нужно; другие, наоборот, готовы платить за это не только вдвое, но и вдесятеро. Например, недалеко от нас есть такой магазин "Наутилус", торгует в том числе и нашим ассортиментом, но по цене уже не в разы, а на порядок выше. Короче, одну и ту же игрушку можно купить и за пятьсот рублей, и за тысячу. Наши люди это схватывают тотчас, подбирают в зале кем-то выброшенный чек, берут игрушку за пятьсот и впаривают нам за тысячу, если у нас на ней такой ценник.
- Но это целое золотое дно - и даже без налета криминала!
- Ну я не буду открывать всех карт, как мы с этим боремся. Но у особо одаренных теток этот трюк проходит - особенно после больших праздников, когда у нас, как и во всем мире, идет самый большой возврат. Какой-то девочке дальние родственники подарили на Новый год дорогую куклу, чек в коробке - и уже 2 января, к открытию, родители выстраиваются в очередь, чтобы обратить подарок в деньги. И отсюда начинается уже другая тема - внутреннее воровство. В принципе наши кассирши получают очень мало. Акционеры рады - фонд зарплаты невелик. Но встает вопрос: чего ради тогда люди руками и ногами держатся за свои места? Ответ прост: именно кассирше легче всего подобрать чек, купить за полцены игрушку и вернуть ее самой себе.
- А что за черная милицейская дыра?
- Я до конца их дел не знаю, но суть ясна. Наш магазин - в самом центре, раскрученное торговое место. Вокруг него есть свой ближний круг всяких жучков и дальний. Ближний - это спекулянты, которые торгуют чуть не в зале нашим же товаром, с тех же оптовых баз. Но нам, чтобы платить налоги, аренду и так далее, надо продавать за две отпускные цены, а им десять процентов наварить - уже в плюсе. И главное, зачем мы держим милицию - отгонять этих конкурентов. Но она сосет и с нас, и с них, скажешь милиционеру: "Вон за твоей спиной тетка комбинезон толкает!" - но докажи, что он ее действительно не видел, а не сам же там и поставил!
- А дальний круг?
- Это всякие наперсточники, лотерейщики, которые пользуются тем же людным местом. А что они нередко связаны с милицией - доказывает один простой пример. Наша центральная кассирша, которая должна снимать периодически наличность с касс и сносить в главный сейф, попалась на лотерею. Выиграла, как обычно, приз - а дальше идет соревнование с подсадным, кто больше засветит денег. Она сдуру и выкатила всю только снятую ей выручку - в районе пяти тысяч долларов. Надеялась переиграть жучков - и прибегает вся в слезах, без денег. Наши охранники пошли к ментам, поговорили с ними, те только отсигналили кому-то: мол, не на ту напали, это из своих, - и бедной женщине вернули все в два счета.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников