10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЦИОНАЛЬНОЕ ЗЕРНО

Евгеньев Александр
Опубликовано 01:01 24 Марта 2004г.
Конец сентября. Кустанайская тьмутаракань. Каша сыплется с неба уже сплошняком: не снег еще, но уже и не дождь. Комбайн уперся в черную волну космато перекрученных колосьев. И возле жатки яростно толкаются два толстых мужика в солидных "габардиновых" костюмах. - От имени обкома говорю: молоти напрямую! - Тьфу на обком! Коси на свал, Иван! Комбайнер курит на мостике. Равнодушно взирает на начальников...

За суетой нового времени, которому не до истории, мы чуть не проглядели юбилея целины. А ведь прошло полвека с той поры, как начала размашисто заполняться одна из ярких, непростых страниц - не только советского времени, но и всей биографии Евразийского материка.
Нет, целину не сочинил Никита Хрущев на пленуме ЦК в 1954 году. За четверть века до того комиссия в Кремле определила: 50 процентов новых зерновых хозяйств СССР будут создаваться в Казахстане. И вот вскричала в тамбуре гармонь про то, как "едут новоселы". И за два года только в Казахстане распахали 20 миллионов гектаров дремотной, девственной земли. А еще пахали на Алтае, по сибирской Кулунде, пытались ставить плуг даже в тюменские болота. В 56-м собрали первый казахстанский миллиард пудов пшеничного зерна - в 10 раз больше, чем здесь прежде брали.
Почти на 40 лет целинные поля стали и песней, и потом, и трудовыми победами, и потерями... На них Казахстан приобрел не только десятки миллионов тонн отменного зерна (нет и не было равных на свете тургайской пшенице), но и новую науку: почвозащитную систему земледелия по академику Бараеву поныне применяют 50 стран мира. И ордена вспомнить не грешно - их целинники заслужили.
Изменился не только ландшафт. Изменились образ, уровень жизни людей - коренных степняков и приезжих, которых осело тут более 2 миллионов. Отсюда стартовали ракеты, похожие на литое зерно. Тут "в один замес" ложились пыль космических дорог и пыль из-под комбайнов, выплавлялись в некую общность национальные качества и характеры ста наций и народов...
Я сел в "уазик" на окраине Усть-Камня, в нем через семь недель подъехал к самолету в Кокчетаве. Мне "хлеб решающего года пятилетки" навек запомнился в этой тяжелейшей, восхитительной поездке по полям республики от края и до края...
На ферме совхоза "Красноармейский" не пахло навозом, там, во владениях Давида Бурбаха, улыбались не только механизаторы, но, казалось, даже коровы. В Карабалыке рассказывал мне кряжистый директор, спичкой сгорел кустанайский вокзал, когда, высыпав из эшелонов "целинных", насмерть схватились блатные разных мастей. А комбайнер Довжик из "Шуйского" одной фразой нарисовал пыльные бури и засуху:
- Таки трещины явились на полях, что жуть. Я в одну обронил гаечный ключ - не достал. Проглотила, як прорва...
Вот в этой совхозной конторе дикарь из эшелона "новоселов" дуплетом застрелил директора в упор. А здесь сгорел Евгений Оганезов, успев спасти от взрыва бочку ГСМ. Вот это поле 20 лет пахал герой труда. А тут, где "Волга" во дворе и звезды на воротах, жил славно просто "маячок", передовик, придуманный пропагандистами обкома. Казах Демеев на прокосах обгонял потомков немцев, у кого "в жилах или бензин, или масло - только не кровь". А легендарный армянин Балян один менял колеса "КрАЗа" быстрее, чем конкурент с тремя помощниками вместе (хоть сам Балян был ростом чуть повыше колеса).
Хлеб целины легко людей одним народом делал. После комбайнов дети собирали колоски. "Оставленный валок - он, как ребенок брошенный", - то не парторг какой-нибудь сказал, а повариха из тургайского совхоза имени Гастелло. И многим нашим крупным деятелям нынче вспоминается тот шорох бесконечного зерна на току, студенческая молодость и "хлебные семестры".
Целина долго оставалась заплаткой на могучей нашей и браной советской экономике. Под барабаны отправляя новые механизированные отряды, власть одновременно и тайком отсылала корабли за хлебом в Канаду и США. И при "первоцелиннике Хрущеве" вдруг стала моя мать, кассирша в тихой булочной, большущею персоной. До хлебных карточек в Новосибирске все же не дошло, но очередь безумную у кассы мамы - помню...
Освоение целинных земель - теперь далекая история. Перечитывая ее заново, мы стараемся, как и во всей истории своей, найти лишь то "рациональное зерно", которое должно быть пересажено в новые века. Целина в этом поиске - хороший помощник. Ведь в стремительно изменившемся мире идея использовать степь для получения высоких урожаев зерновых отнюдь не умерла, а лишь затаилась на время. Год целинного юбилея совпал в Казахстане с принятием Кодекса о Земле. А частная пашня - фактически новая "целина", революция в экономике государства, в сознании граждан.
Хлеб растет в тишине, равнодушный к приказам и лозунгам. Но он потом выносит времени и жизни свой "приговор". "Клянусь хлебом" - самая сильная клятва наших предков. Так было в давние, полузабытые времена. И клятву хлебом целина помнит...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников