09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КЛАВА ШУЛЬЖЕНКО НАЧИНАЛА С "КИРПИЧИКОВ"

Бирюков Сергей
Статья «КЛАВА ШУЛЬЖЕНКО НАЧИНАЛА С "КИРПИЧИКОВ"»
из номера 051 за 24 Марта 2006г.
Опубликовано 01:01 24 Марта 2006г.
Вчера в столичном зале "Россия" пели Алла Пугачева, Иосиф Кобзон, Эдита Пьеха, Валентина Толкунова, Нани Брегвадзе, Олег Погудин. Исполняли совсем не современные, однако ничуть не потерявшие очарования вещи: "Утомленное солнце", "Руки", "О любви не говори", "Вальс о вальсе"... Все эти песни - из репертуара Клавдии Шульженко, которой сегодня исполняется сто лет со дня рождения. В жизни Клавдии Шульженко было много музыки и любви, драмы и огорчений. Вот несколько страниц из этой удивительной биографии.

ПЕРВЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ
Их юная Клава, говорят, услышала в родной Москалевке (пригород Харькова). Бойкая и хорошенькая дочка железнодорожного бухгалтера постоянно пела - русскую народную песню "По старой калужской дороге", украинскую "Распрягайте, хлопцы, коней", жестокий романс "Шелковый шнурок". И однажды на улице раздалось рукоплескание - случайные прохожие оценили самородный талант.
Этот же репертуар Клавдия "обрушила" на харьковского режиссера Николая Синельникова, явившись к нему в драматический театр. В результате самой масштабной сценической работой девушки стал... труп Настасьи Филипповны в инсценировке "Идиота" Достоевского: главной исполнительнице не хотелось в течение целого акта лежать неподвижно, и Клава ее заменяла, эффектно свесив пухлую ручку в сторону публики.
Потом в жизни Шульженко случались и настоящие театральные работы. И все же актерский дар был лишь "приправой" к главному ее богатству - таланту эстрадной певицы.
СЛОВА ДЛЯ "ВАЛЬСА СОБАЧЕК"
Молодой харьковский поэт Павел Герман взял популярный в те годы мотивчик "Вальс собачек" и приделал к нему текст, под которым тогда могли подписаться многие тысячи девчонок из рабочих пригородов:
На окраине, где-то в городе
Я в рабочей семье родилась.
Лет шестнадцати, горе мыкая,
На кирпичный завод нанялась.
Впервые со слезливой драмой героини "Кирпичиков" харьковская публика познакомилась на концерте актеров театра. Через месяц песню уже пели во всех питейных заведениях города. А вскоре ее подхватила буквально вся страна. Клавдии было 19 лет.
Сколько песен, и куда более серьезных, стали с тех пор называться шульженковскими! В 1935-м, уже переехав в Ленинград, певица записала первую в своей жизни пластинку - "Утомленное солнце" композитора Ежи Петербургского. В 1939 на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады исполнила "Записку" Ильи Жака...
Неизгладимый след в репертуаре Шульженко оставила война. Однажды во время полевого концерта, на который Клавдия Ивановна поехала с Ленинградским фронтовым джаз-ансамблем, к ней подошел лейтенант Михаил Максимов и, смущаясь, протянул листок. То был его вариант текста к песне "Синий платочек" (все того же Петербургского), которую уже достаточно широко пели Лидия Русланова и Изабелла Юрьева. Шульженко к этой песне особой симпатии не испытывала. Но вместе с новыми стихами облегченно-лирическая поначалу вещь обрела драматический, даже трагический оттенок.
Преображенный "Синий платочек" завоевал сердце Шульженко и слушателей. На надгробном памятнике певицы на Новодевичьем кладбище теперь всегда лежит синий платок...
"МАДАМ, ВЫ ПЛОХО ВОСПИТАНЫ"
Дебют Шульженко в Ленинграде состоялся в 1928 году на концерте в честь Дня печати. Никому не известной молодой певице с Украины надлежало спеть пару номеров. Но не тут-то было: зал снова и снова вызывал на бис. Когда она все же покинула сцену, статный молодой актер не скрывал недовольства: "Ну и как мне после такого фурора выходить? Предупреждать надо..." Ворчуном, впрочем, добродушным, оказался Николай Черкасов.
Но не было добродушия в отзывах тех критиков, которые с "партийных" позиций громили репертуар Шульженко за "пошлость". В охотниках "укусить" певицу и ее авторов не было недостатка и в 30-е, и в 40-е. Ведь даже "Темную ночь" Богословского клеймили за якобы "кабацкие" интонации...
Не сложились у Клавдии Ивановны отношения и с всесильной Екатериной Фурцевой - секретарем ЦК КПСС, впоследствии министром культуры СССР. В 50-е, когда после развода с мужем певица осталась без собственной квартиры, она, поборов природную гордость, отправилась с просьбой о помощи. Фурцева продержала ее в приемной более часа. Разные люди по-разному передают этот эпизод: то ли Шульженко все же зашла к Екатерине Алексеевне и рубанула ей в лицо: "Мадам, вы плохо воспитаны", то ли, не дождавшись милости, ушла без аудиенции, но высказала все, что думает о министре, ее секретарю. Так или иначе, казенной квартиры Клавдия Ивановна не получила.
ЛЮБОВЬ ПОД ДУЛОМ ПИСТОЛЕТА
Первая любовь пришла к Шульженко в лице харьковского поэта Игоря Григорьева. Прочитав стихи на одной из артистических встреч, он подсел к хорошенькой актрисе и предложил выпить шампанского. Клава оценила напор. Возникла эффектная пикировка, за ней - знакомство, за ним - роман. Такой же странный и порывистый, как его начало. Клавдия уже много пела, ездила на гастроли, но Игорь не скрывал иронического отношения к ее искусству, да и эстраде вообще.
Однажды Шульженко приехала в Харьков с артистом эстрады Владимиром Коралли, с которым сблизилась в гастрольной жизни. Встретились с Григорьевым, Клавдия познакомила мужчин - и вспыхнула бурная ссора. Темпераментный Коралли выхватил браунинг и едва не застрелил поэта. Клавдия прогнала обоих - и в тот же вечер написала Коралли, что не может без него.
Они прожили в законном браке 25 лет, но жизнь не была мирной. Шульженко испытала за эти годы несколько увлечений, супруг буйно ревновал к реальным и мнимым соперникам. После ухода мужа жизнь Клавдии Ивановны скрасила любовь человека, который был младше ее на 12 лет. Кинооператор Георгий Епифанов еще до войны влюбился в шульженковские песни и саму исполнительницу. Посылал ей открытки, подписываясь "Г.Е.". Однажды их все же познакомили. Они просидели за беседой несколько часов, после чего Шульженко сказала: "Знаете, Георгий, вы или уходите, или оставайтесь".
Он выбрал второе.
ДЕНЬГИ ПОД САЛФЕТКОЙ
Пластинки Клавдии Шульженко разошлись тиражом в 170 миллионов экземпляров. А певица жила на пенсию в 270 рублей. Сумма по тогдашним советским понятиям приличная - но, конечно, никакой роскоши Клавдия Ивановна себе позволить не могла. Помогали друзья, коллеги. Например, Алла Пугачева приносила ее любимую французскую косметику (другой Шульженко просто не признавала). Иногда незаметно оставляла на кухонном столе под салфеткой деньги, а ничего не подозревавшая Клавдия Ивановна, находя их, искренне удивлялась своей "забывчивости": и когда это она сунула сюда "заначку"?
В Харькове есть музей Шульженко. Посвященная ей комната оборудована в Музее одной улицы, что в Киеве, на Андреевском спуске. В Москве такого музея пока нет. А ведь в российской столице Клавдия Ивановна прожила почти 40 лет. Правда, вещей от нее сохранилось мало: сын Шульженко и Коралли Игорь щедро раздавал письма и фотографии матери журналистам, а те не возвращали. Зато стоит на месте диван, некогда купленный у Лидии Руслановой, и рояль, проигранный в карты Шостаковичем. С этого уже можно начинать.
АЛЛА ПУГАЧЕВА - О СВОЕМ КУМИРЕ
- Если и был у меня когда-либо кумир, то, конечно, это Шульженко. Даже когда о карьере певицы как-то не думалось, а хотела я стать драматической актрисой... До сих пор преклоняюсь перед этой замечательной женщиной. Хорошо помню сделанную ею в 1968 году запись песни "На тот большак". Не без влияния того исполнения я сделала потом свою версию этой прекрасной песни.
Клавдия Ивановна научила меня многим премудростям профессии. Это были не пафосные уроки, а конкретные советы. Например, показала, как надо кланяться зрителям. Сама, в ее-то годы! Я попробовала и воскликнула: "Не, я так не смогу!", а Клавдия Ивановна буквально в пол свои поклоны била.
Она не часто хвалила артистов в глаза. Тем дороже слова, которые она произнесла в самом начале моей карьеры: "Алла Пугачева очень талантлива. Ее манера пения - яркая, броская. Певица любит сильные страсти, драматические ситуации. И все же хочется посоветовать Алле Пугачевой быть требовательнее к себе, строже формировать свой репертуар".
У нее была интереснейшая жизнь - творческая и личная. Но советская власть не взяла на себя труд обеспечить ей достойную старость. К счастью, мир не без добрых людей, и Клавдии Ивановне помогали друзья по цеху. После ее ухода я много об этом думала. И поняла, что надо непременно помогать людям в преклонном возрасте.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников