08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ ГРИГОРОВИЧ: СТРАННИКА НЕЛЬЗЯ НАКАЗАТЬ ИЗГНАНИЕМ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 24 Апреля 2001г.
Он не переступал порога Большого театра шесть лет - с марта 1995 года, когда к власти здесь пришел Владимир Васильев. Григорович тогда сразу подал заявление об уходе, считая сотрудничество с назначенным художественным руководителем невозможным. И как показала жизнь, не без основания: из 15 постановок, которые балетмейстер осуществил на сцене Большого за 30 лет, подавляющая часть оказалась выброшенной из репертуара. Только сейчас, при новой дирекции, Юрий Николаевич счел возможным вернуться в театр - когда министр культуры Михаил Швыдкой, генеральный директор ГАБТа Анатолий Иксанов и художественный директор коллектива Геннадий Рождественский пригласили мастера возобновить его "Лебединое озеро".

- Не видел ни одного спектакля Большого театра за все шесть лет, - признался Юрий Николаевич. - А сам трудился очень много. Едва успевал закончить одну работу - тотчас приходила пора начинать другую. Раскисать было некогда. Чуть не на следующий день после ухода из Большого уехал с уфимской труппой на два с половиной месяца в Америку. Ставил спектакли от столицы Якутии до столицы Италии, откуда совсем недавно прилетел: делал там "Спартак" в Римской опере.
- Какие работы последнего времени особенно дороги?
- Так или иначе - все. И "Щелкунчик" в Тбилиси, поставленный к 10-летию смерти Сулико Вирсаладзе - замечательного театрального художника, моего друга и соавтора (эти его декорации - единственные, сохранившиеся после пожара театра имени Палиашвили, остальное погибло). И "Легенда о любви" в Стамбуле: сейчас ведь год Хикмета, по чьей пьесе сочинен этот балет... Мы с Назымом были друзья. Как он мечтал, чтобы его произведения шли на родине, в Турции! К счастью, это время наступило, там сейчас к нему меняется отношение, он для них уже не политический эмигрант, а великий поэт.
- Известно, что многое связывает вас теперь с Краснодаром. Чем так заинтересовала российская провинция?
- Там по-прежнему много талантливых людей, интересных коллективов. Хотя живется им очень трудно: на приглашение знаменитого постановщика или артиста нет средств. Конечно, сцену в Краснодаре нечего и сравнивать с Большим театром: по сути, это площадка клубного типа. Но в городе собрались удивительные энтузиасты. Такие, например, как директор театра Гатов - великолепный музыкант, оказавшийся и отличным импресарио. Он сделал все, чтобы здесь появился высококлассный балет. Оказали поддержку губернатор с мэром. Очень расположена к нам и новая краевая администрация. В результате удалось собрать труппу из 70 человек, симфонический оркестр. Недавно приняли в коллектив китайца - прекрасного танцовщика, выпускника Пекинского хореографического училища (основанного, кстати, русским хореографом Петром Гусевым). А с будущего года начнет "поставлять" своих воспитанников и вновь созданное Краснодарское училище. Что до меня, то я, как всякий человек, хожу в гости туда, куда искренне зовут и где тепло принимают. В Краснодаре мне предложили контракт, и вот уже 8 моих постановок идут на здешней сцене, включая "Ромео и Джульетту" и "Спартака", требующих очень сильного мужского состава, а в театре полны намерений со временем поставить все 15 моих спектаклей. Нас принимали с гастролями в Испании, Португалии, Японии. В следующем году едем на несколько месяцев в Америку, потом в Англию. Может быть, в будущем удастся познакомить с труппой и москвичей.
- С какими чувствами вы недавно вновь вошли в Большой?
- Когда увидел кордебалет, мне почудилось, что попал в совершенно незнакомый театр: практически все люди новые. Но зато как этот кордебалет показал себя на премьере "Лебединого озера"! Я давно не видел такого танца, хотя знаю, поверьте, все основные театры мира: Ковент-Гарден, Ла Скала, Парижскую, Венскую, Римскую оперу, Варшавский Большой театр... Были, правда, некоторые сложности с корифеями, но трудности удалось преодолеть. В этом - заслуга балетмейстера-репетитора Регины Никифоровой, которая, как и моя супруга Наталья Бессмертнова, ушла шесть лет назад из ГАБТа, также будучи несогласной с художественной политикой тогдашнего руководства. Теперь я пригласил ее именно для работы с кордебалетом. А Наташа на сей раз работала с ведущими солистами, с которыми также занимался и нынешний руководитель балета Большого театра Борис Акимов. Их-то я прекрасно знаю, поскольку сам когда-то принимал в труппу Галину Степаненко, Николая Цискаридзе, Дмитрия Белоголовцева, Андрея Уварова, Сергея Филина... Такие солисты составили бы славу любого из ведущих театров мира.
А вот Анастасия Волочкова стала для меня открытием. Конечно, слышал о ней и ранее - что ее пригласили в Большой из Мариинского, а потом вдруг отказались продлевать контракт, из-за чего балерина вынуждена была уехать на Запад, где танцевала и продолжает танцевать на весьма серьезных сценах. Но когда мы с Наташей впервые увидели ее на одном из фестивальных концертов в Вене - это, поверьте, потрясло. Настя обладает уникальным дарованием, балерин такого масштаба можно пересчитать по пальцам. Диапазон ее возможностей огромен. И вот такую артистку Большой отверг?! Сколько талантливых людей мы уже отдали Западу - и продолжаем это делать с завидным упорством... Притом, я знаю, Анастасия по-прежнему хотела бы танцевать в Большом. Поэтому, когда мне предложили восстанавливать "Лебединое озеро", непременным условием я поставил участие в первом составе Волочковой в качестве исполнительницы главной женской партии Одетты-Одиллии. И убежден, что не ошибся. Если и в дальнейшем руководство Большого захочет сотрудничать со мной, и я буду иметь возможность вернуть и другие мои спектакли на эту сцену, а намерение такое мне в дирекции выразили, - хотел бы это делать с Волочковой.
- А как вы объясните обилие отрицательных отзывов в прессе на нынешнюю постановку? Причем больше всего критических замечаний выпало на долю именно Волочковой, которую упрекали в недостаточной эмоциональности и, случалось, даже слабости техники.
- Для меня главным "отзывом" стала двадцатиминутная овация публики после первого представления. Сколько зрителей подходили потом, чтобы выразить благодарность за полученное удовольствие! Я встретил в театре премьер-министра Михаила Касьянова, вице-премьера Валентину Матвиенко - им спектакль очень понравился.
- Мнение столь авторитетных государственных деятелей, конечно, немало значит. Однако есть ведь и знатоки, тонко разбирающиеся в балете...
- Прекрасный отзыв Виталия Вульфа о танце Анастасии и других участников постановки - кстати, напечатанный в вашей же газете, - вот вам, пожалуйста, оценка знатока. Мнение таких людей для меня куда весомее всех журналистских рецензий, вместе взятых. Не знаю, чего добивается скандальная пресса. Наверное, чтобы Волочкова уехала-таки из России надолго, а уж потом, через много лет, приехала сюда в ореоле полной славы и мирового признания. Тогда журналисты вновь получат пищу для сенсационных выступлений, будут гневно клеймить соотечественников за то, что не распознали-де вовремя звезду, обрекли ее на изгнание...
- Что же, всем вы в постановке довольны, все в нынешнем Большом театре великолепно? Так ведь не бывает. Кто-то и вовсе считает, что балет в ГАБТе нынче на положении пасынка, особенно после прихода сюда Геннадия Рождественского. Геннадий Николаевич на своей "инаугурационной" пресс-конференции в начале сезона прямо сказал, что музыка для него важнее хореографии, поскольку самоценна, а вот танец без музыки "не живет"... Вслед за этим заявлением ряд спектаклей был выброшен из репертуара - например, ставшая притчей во языцех "Дочь фараона", действительно поставленная на не самую гениальную музыку Пуни, но зато весьма зрелищная и неизменно привлекавшая публику. Этак мы останемся без большинства хореографических шедевров, музыку к которым, что уж тут поделаешь, частенько писали отнюдь не великие композиторы.
- Балет - пасынок во всех музыкальных театрах. Хотя такое положение не может меня устраивать. Категорически не согласен с тем, что танец вторичен по отношению к музыке. Музыка, может быть, самое великое искусство. Но вспомните, еще во чреве матери ребенок шевелит ножками - задолго до того как он научится пользоваться своим голосом. Тут я, как видите, даже с Библией немножко спорю, где сказано, что в начале было слово... Есть масса случаев, когда танец, пантомима не требуют музыкального сопровождения. Ну а театр - вообще искусство синтетическое, тут нельзя сказать, какой из компонентов важнее. Самая первая постановка "Лебединого озера" провалилась, несмотря на все достоинства музыки - потому что была слаба хореография... Я всегда боролся с точкой зрения на балет как на "вспомогательное хозяйство". Пока работал в Большом, балетные спектакли устойчиво давали полные сборы. А опера - когда как.
- И тем не менее даже в вашем родном Петербурге уже попробовали ставить балет фактически без хореографа - имею в виду "Щелкунчик", главным постановщиком которого называют художника Михаила Шемякина.
- Ну это для меня вовсе удивительная вещь. Шемякин - интересный художник. Можно его любить или не любить - другой вопрос. Но как скульптор или живописец может ставить балеты, тем более в столь серьезном театре, как Мариинский?
- У вас, кстати, нет планов сотрудничества с Мариинкой?
- Валерий Гергиев приглашал меня на переговоры, но пока то, что он предлагает, не показалось мне достаточно интересным. Тем более что других приглашений хоть отбавляй. В том же Большом театре Геннадий Рождественский хочет возродить балет Шостаковича "Болт". Я согласен, но с условием существенной переработки сценария и дополнения музыкальной партитуры фрагментами из других сочинений Шостаковича - то есть методом, который я применил и при постановке "Золотого века". Тогда в этой работе принял участие друг Дмитрия Дмитриевича - профессор Ленинградской консерватории Исаак Гликман. У Шостаковича музыка рождалась постоянно, и оттого он буквально хватался чуть ли не за любой предложенный сценарий - лишь бы тот не мешал полету композиторской фантазии... А еще зовут в Прагу на постановку "Раймонды". Еду также на переговоры в Рио-де-Жанейро...
- Не утомляет такой ритм жизни в 74 года?
- Другого себе не представляю. Вы знаете, месяц, что я ставил нынче "Лебединое" в Большом, стал самой длительной моей остановкой в Москве за много лет.
P.S.
Пока интервью с Юрием Григоровичем готовилось к печати, его герой успел побывать в Бразилии, Корее... И эти вопросы один из нас задавал уже не во время московской встречи, а на борту самолета Сеул - Москва.
- Юрий Николаевич, что привело в далекие и не совсем "балетные" края?
- Балет. Уже поставил в национальном театре "Щелкунчик". Сейчас репетирую "Лебединое".
- Тоже в новой редакции?
-Только в новой! Кстати, корейцы побывали в Большом на репетиции "Лебединого озера" и решили пригласить Волочкову станцевать Одетту-Одиллию и у них. Так что Настя расшевелила многих не только в Москве, в Корее - тоже...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников