05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕРНАЯ ЗВЕЗДА

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 24 Апреля 2001г.
В московском издательстве "Астрель" в серии исторической прозы "Белое движение" вышел новый роман Валерия Поволяева "Верховный правитель", воссоздающий картины жизни адмирала Колчака.

Так кем же в действительности был верховный правитель белой России - авантюристом, жаждущим реванша, или патриотом, понимавшим всю трагичность происходивших событий для судеб отечества? В книге перед читателем предстает образ мужественного ученого - полярного исследователя, талантливого флотоводца. То, что успел сделать для России Колчак в годы первой мировой войны, уже ставит его в один ряд с выдающимися русскими военными деятелями.
С интересом читаются страницы, повествующие о новаторском вкладе Колчака в оборону морских рубежей России. Это по его схемам и картам Балтика была заминирована так, что могучий флот кайзеровской Германии не смел и близко подойти к российским берегам. А русские моряки, укрывшиеся за минными полями, смело выводили свои корабли на простор и наносили внезапные удары. В морской войне на Балтике Колчак приобрел славу лучшего минера, это признавали тогда и его друзья, и враги.
Но перед первой мировой была позорная для России война с Японией, был Порт-Артур. Там лейтенант Колчак воевал доблестно, за что и был награжден Георгиевским оружием - золотой саблей с надписью "За храбрость".
Поволяев наделяет своего героя широтой и демократичностью взглядов, глубиной проникновения в сущность происходящего. Еще в 1906 году, понимая неизбежность войны с Германией, Колчак говорит капитану второго ранга Римскому-Корсакову: "Государь в хмельной мазурке протанцевал русско-японскую войну... Он войн не считает. Отдуваться приходится простому русскому мужику, это у него кости трещат, это его кровушка льется".
Поворотным, роковым моментом в судьбе русского флота стали события на Черноморском флоте, командовать которым был назначен вице-адмирал Колчак. С его приходом германские корабли, как и на Балтике, уже не смели хозяйничать, минные заградительные поля и отвага русских моряков заставили их убраться в Средиземное море. Но гибель флота была неизбежна: "братишки в клешах" подняли восстания на боевых кораблях, арестовывая и разоружая офицеров. На одном из митингов Колчак пытался образумить бунтовщиков: "Революция революцией, но корабли наши должны находиться в полной боевой готовности. Иначе завтра же крымскую землю будут топтать германские сапоги".
Но судьба Черноморского флота и России была уже решена. Колчак был арестован, от него потребовали сдать оружие. В ответ адмирал поцеловал эфес сабли, приложился лбом к ножнам и, размахнувшись, швырнул саблю в море: "Не вы мне дали Георгиевское оружие, не вам его и отнимать!"
Работая над романом, писатель изучил огромное количество исторических материалов и документов, в том числе переписку Колчака с его женой Софьей Федоровной и любимой женщиной Анной Васильевной Тимиревой, чувство к которой он сохранил до конца жизни. Многие эпизоды романа исполнены исторической достоверности, смелый вымысел органически переплетается с реалиями того времени.
Последние главы романа, посвященные деятельности Колчака на посту верховного правителя России, исполнены драматизма. Адмирал, втянутый лидерами Антанты в политическую авантюру, прекрасно сознавал, что дело белого движения проиграно. Фронт рассыпался под ударами красногвардейских отрядов. Казаки в массовом порядке уходили к атаману Семенову. Чехословацкий корпус грабил Сибирь и прорывался домой, в Европу.
Сцена расстрела Колчака - одна из самых впечатляющих и эмоциональных в романе. Адмирал был готов к смерти. Он закурил последнюю папиросу. В душе как знак прощания звучала мелодия старинного романса. "Твоих лучей небесной силою вся жизнь моя озарена, умру ли я, ты над могилою гори, сияй, моя звезда", - тихое серебро, звучавшее в мозгу, в ушах, усилилось, но в следующую секунду смолкло, неожиданно прибитое громким горьким аккордом". Колчака не стало.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников