10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТМЕНИТЬ ЭКСПОРТНЫЕ ПОШЛИНЫ

Кутовых Олег
Опубликовано 01:01 24 Апреля 2002г.
О перспективах российской металлургии в обстановке разгорающихся мировых торговых войн ведет речь в беседе с корреспондентом председатель Экспертного совета по металлургии и горнорудной промышленности при Комитете по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Государственной Думы Андрей Скоч.

- Андрей Владимирович, итоги переговоров министра экономического развития и торговли Германа Грефа в Соединенных Штатах по проблеме импорта российской стали воспринимаются по-разному. Сам Греф считает, что добился беспрецедентных уступок со стороны американцев. Многие российские металлурги относятся к итогам визита гораздо прохладнее. На ваш взгляд, результат переговоров - это успех или провал?
- Я не думаю, что можно вот так однозначно ответить на этот вопрос. С одной стороны, мы теперь можем рассчитывать хоть на какой-то "клок шерсти" с той "козы", которую американцы показали всему миру, введя пошлины на импорт стали. Российские металлурги получают возможность частично компенсировать свои потери. По оценкам министра Грефа, эта компенсация составит примерно 400 миллионов долларов в год. Однако здесь не учитывается цепной характер реакции: вслед за Америкой ограничения на импорт российской металлургической продукции начали вводить и другие крупные потребители отечественной стали. Так, например, пошлины, введенные Евросоюзом, обойдутся российским металлургам, по некоторым оценкам, в 200 миллионов евро. Плюс вероятные потери в результате антидемпинговых расследований в Китае и обострение конкуренции на рынках Юго-Восточной Азии.
С другой стороны, давайте посмотрим, за счет чего американцы предлагают нам компенсировать потери от введения пошлин. В основном за счет расширения экспорта слябов, квота на которые увеличена на 200 тысяч тонн в год. Иными словами, американцы готовы пускать нас на рынок продукции низких переделов и фактически закрывают для России рынок более технологичной (а значит - имеющей большую добавленную стоимость) металлургической продукции.
- Но, может быть, такова сегодняшняя реальность, и российская делегация объективно не могла добиться большего на переговорах? Ведь существует довольно распространенное мнение, что только на рынке сырья российская экономика обладает существенными конкурентными преимуществами.
- Российская делегация действительно не могла добиться иных результатов, но не потому, что наша высокотехнологичная продукция неконкурентоспособна или продается по демпинговым ценам. Сегодня подавляющее большинство экономистов считает, что введением пошлин американское правительство пытается защитить своего неэффективного производителя в черной металлургии.
Это, кстати, понимают и в российской власти. Но, к сожалению, у правительства нет комплексной стратегии по отношению к отечественной металлургии. Поэтому переговоры по проблемам стальной отрасли обычно сводятся к попыткам добиться хоть каких-то компенсаций, не важно - отбрасывают ли эти компенсации наших металлургов в XX век или позволяют осуществлять модернизацию и прорыв к новым технологиям.
- Как видно, вы не сторонник ориентации российской металлургии на продукцию низких переделов. Но ведь и на рынок технологичной продукции нас не очень-то пускают. Как в этом случае можно выработать комплексную программу развития металлургической отрасли, которая учитывала бы существующее положение дел?
- Конечно, в период экономической глобализации невозможно разрабатывать и тем более реализовывать какие-либо программы в отрыве от общемировой экономики. Поэтому любая российская программа должна учитывать мировые реалии. А они сегодня таковы, что перепроизводство стали составляет порядка 100 миллионов тонн в год. С этим придется что-то делать. Но это вовсе не означает, что основные потери должны понести производители российской металлургической продукции высоких переделов. Мы доказали свою конкурентоспособность на рынке, и сегодня есть реальная возможность для диалога между всеми заинтересованными государствами с целью выхода из образовавшегося "стального тупика".
- Вы имеете в виду создание "стальной ОПЕК"?
- Необходимость в международном органе, координирующем мировое производство стали, назрела уже давно. Конечно, термин ОПЕК неразрывно связан с нефтяной промышленностью. Однако для понимания тех принципов, на которых такой координирующий орган должен строиться в металлургии, название "стальная ОПЕК" мне кажется удачным. Хотя, конечно, полная аналогия с нефтяной ОПЕК здесь вряд ли уместна. Дело в том, что стальная продукция существенно отличается от нефти хотя бы тем, что на нее нет биржевой цены. Кроме того, страны - экспортеры нефти являются именно экспортерами, а импортерами, как правило, оказываются развитые страны. В ситуации же со сталью развитые страны оказываются одновременно и импортерами, и экспортерами, что может привести, как показывает пример США, к попытке защитить своего неэффективного производителя в ущерб рыночным договоренностям. Поэтому создание "стальной ОПЕК" - мероприятие намного более сложное, чем организация ОПЕК нефтяной.
Так, в конце 2001 года на парижской встрече стран - крупнейших производителей стали было решено снизить мировое производство на 66 миллионов тонн. Однако действия США по введению пошлин привели к замораживанию реализации этих решений. На днях в Париже состоялась очередная встреча ведущих мировых производителей стали, на которой была достигнута договоренность о продолжении переговоров по вопросам сокращения производственных мощностей. В своем коммюнике страны-участницы подтвердили, что готовятся сократить сталелитейные мощности на 128 миллионов тонн к 2005 году.
Мне кажется, что Америке все же придется учитывать глобальные экономические тенденции и начать реструктуризацию собственной металлургической отрасли для повышения ее конкурентоспособности. Вспомним, что в похожей ситуации Маргарет Тэтчер пришлось реструктурировать английскую угольную промышленность.
- Складывается впечатление, что вопрос о том, быть или не быть "стальной ОПЕК", ставится в зависимость только от действий американских властей?
- Конечно, от позиции США зависит очень многое. Но далеко не все. Российское правительство должно более активно проявлять себя на международной арене. Ведь в той же Америке, помимо стального лобби, добившегося введения пошлин, существуют объединения машиностроителей, которым невыгодна нынешняя ситуация с поставками российской металлургической продукции. Другим нашим союзником может стать Евросоюз, который собирается ввести торговые санкции против импорта тридцати видов товаров из Америки.
Мы, конечно, не ЕС, импорт которого из США составляет более 300 наименований продукции. Но и ситуация с "ножками Буша" вполне позволяла, на мой взгляд, добиться большего в деле защиты интересов отечественного производителя. Однако для этого необходима твердая позиция российского правительства, основанная на системном стратегическом подходе к национальной экономике.
- Иными словами, вы выступаете за простую и ясную государственную политику в сфере металлургии...
- Конечно. И реализация такой политики должна иметь две составляющие - "внешнюю" и "внутреннюю". Внешняя составляющая определяется тем международным экономическим климатом, который реально существует. В частности, сегодня нам нужна более активная позиция в переговорах с США и Евросоюзом о снятии квот или хотя бы их увеличении. В свою очередь, внутренняя составляющая зависит от тех целей и задач, которые правительство ставит перед металлургической отраслью. И именно для того, чтобы реализация этих задач была возможна, необходимо определиться со стратегией развития металлургии в России. Я думаю, что ориентироваться следует на более технологичную продукцию, а не на слябы.
- Но вы же сами говорили, что нам придется сокращать производство стали. Может, в этих условиях имеет смысл ориентироваться на производство менее технологичной продукции, для которой зарубежные рынки более открыты?
- Я не говорил, что непременно нужно сокращать производство. Я говорил, что с относительным избытком стали на мировом рынке нужно что-то делать. И здесь я вижу для нашей страны три возможных пути развития. Первый - пустить все на самотек, переориентировав свое производство на продукцию низких переделов и оставляя выпуск технологичной металлургической продукции развитым странам. На этот путь нас сегодня пытаются толкнуть своими пошлинами США. И, надо сказать, первые шаги в этом направлении Россия уже сделала. Так, одним из итогов визита Германа Грефа в Америку стало решение о проведении переговоров о возможном увеличении российской квоты по слябам в счет поставок под совместный проект строительства металлургического комбината в США, реализуемый Магнитогорским металлургическим комбинатом и "Бостон стил компани". Иными словами, Россия будет производить слябы, а дальнейшая переработка будет поручена американскому комбинату. К чему приведет движение по этому пути - очевидно. В России начнется сокращение рабочих мест, уменьшение зарплат. В Америке, наоборот, рабочие места будут создаваться. Но самое удивительное то, что этот процесс сегодня фактически одобряет российское правительство!
Путь второй связан с выработкой договоренностей по сокращению производства в рамках "стальной ОПЕК", но с непременным условием сохранения акцента на производство в России продукции высоких переделов. Здесь также возможны потери рабочих мест и зарплат, но уже в меньших размерах.
Оба этих пути требуют от правительства четкой программы по реструктуризации металлургической промышленности и переподготовке высвобождающихся рабочих рук. Ведь большинство металлургических комбинатов - предприятия градообразующие. Сокращение производства на 20-25 процентов вынудит руководство пойти на увольнение части персонала. И тогда безработными могут стать от 35 до 50 тысяч металлургов. Да и региональные бюджеты недополучат запланированные налоги.
Наконец, третий путь связан с переориентацией сбытовой политики российских металлургов. Сегодня стальной экспорт наших предприятий составляет 60 процентов производства. Стимулирование внутреннего спроса на продукцию российских металлургов позволит сократить экспорт. А это даст нам в переговорах по всемирному сокращению производства стали намного более сильные позиции.
- Однако внутренний спрос сегодня увеличивается довольно медленно. Какими путями его можно стимулировать?
- Я вовсе не считаю, что нужно выдумывать какой-то свой особый "порох". Во всем мире способы стимулирования внутреннего спроса на металлургическую продукцию одинаковы. Это, например, развитие металлоемкого машиностроения или увеличение объемов строительства.
Так, по прогнозу Минпромнауки, емкость внутреннего рынка черных металлов к 2005 году может возрасти до 26,5 миллиона тонн, или на 20 процентов по сравнению с 2001 годом. В случае если государство сможет добиться выполнения задач, поставленных в разрабатываемой правительством программе развития российской автомобильной промышленности, то металлопотребление в автопроме увеличится к 2005 году в два раза, что полностью компенсирует потери от американских санкций.
С другой стороны, та же Америка не раз доказывала, что стимулирование жилищного строительства может стать локомотивом для подъема экономики. Но для этого нужна развитая ипотека. В России сегодня кредиты на строительство жилья выдаются под такие проценты, что понятие ипотеки полностью дискредитируется. Поэтому для "жилищного бума" необходимы относительно дешевые кредитные средства. Где их взять? Сегодня основная прибыль в российской экономике - это прибыль, имеющая под собой основу в виде природно-ресурсной ренты. Этот факт признается многими. Но идею, чтобы эту ренту взимало государство, разделяют далеко не все. Главное сомнение: все, что государство получит, растащат вороватые чиновники. Чтобы этого не случилось, нужно часть ренты, несомненно, принадлежащей всему российскому обществу, направить на реализацию ипотечных программ.
- Выработка стратегии развития металлургии, безусловно, важная государственная задача. А какие тактические меры должно, по-вашему, сегодня реализовывать правительство?
- К таким тактическим мерам следует в первую очередь отнести полную отмену экспортных пошлин на продукцию сталелитейной промышленности. Я рад, что возглавляемый мной Экспертный совет по металлургии и горнорудной промышленности Государственной Думы сумел добиться снижения экспортных пошлин на отдельные виды металлургической продукции до трех процентов. Вместе с депутатами Буткеевым, Шпортом, Зубицким, Боткой и Никитчуком мы внесли проект соответствующего постановления, Государственная Дума его приняла, и оно стало одним из оснований для правительственного решения о снижении пошлин. Еще раз подчеркиваю, что в нынешних условиях нужно идти дальше и полностью отменять экспортные пошлины на продукцию черной металлургии.
Другой тактической мерой для временной защиты отечественного производителя должно стать введение пошлин на импорт металлургической продукции из Украины и Казахстана в Россию. За подобное решение сейчас выступают представители металлургической "большой четверки" - "Северсталь", Новолипецкий меткомбинат, Магнитогорский меткомбинат и "Евразхолдинг". Конечно, эта мера вынужденная и нерыночная, но я ее поддерживаю как единственно возможный быстрый ответ на санкции США и ЕС. Несомненно, в современной глобальной экономике такое закрытие национальных рынков выглядит анахронизмом. Но всю ответственность за этот анахронизм должны нести Соединенные Штаты, которые сегодня пытаются заставить весь мир забыть о том, что на дворе XXI век, и вернуть мировую сталелитейную промышленность в век XX, которому больше соответствует американская металлургия. Думаю, что это им не удастся.
- Президент в своем послании Федеральному Собранию серьезно критиковал тарифную политику естественных монополий. В этой сфере необходимы какие-то действия правительства, направленные на защиту интересов отечественных металлургов?
- Я согласен с Андреем Илларионовым в том, что тарифы естественных монополий выросли за время реформ намного больше, чем отпускные цены на конечную продукцию отечественной промышленности. Однако эти тарифы все еще ниже среднемировых. Поэтому нас часто упрекают на Западе в том, что в такой форме государство субсидирует металлургическое производство. Я полностью разделяю мнение президента, изложенное в послании Федеральному Собранию: прежде чем повышать тарифы естественных монополий, необходимо добиться их прозрачности. В этом случае даже при переговорах по различным антидемпинговым процедурам мы сможем с цифрами в руках доказывать, что наши издержки - вполне рыночные, и ни о каком государственном субсидировании не может быть и речи.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников