«Ты выходишь, пламенея, и исчезают народы»

Черепа из чумного погребения в Фивах. III в. н.э. Предоставлено Высшим Советом по древностям Египта.

Эпидемии древности люди считали наказанием за свою греховность. Об этом нам сегодня напоминает известный российский египтолог Виктор Солкин


Эпидемии не раз почти полностью изменяли ход развития человеческой цивилизации. Болезни, прежде всего чума, не только порой выкашивали жителей самых развитых стран (в Европе — до трети населения), но и оказывали значительное влияние на мировоззрение человека. Когда волна эпидемии спадала, появлялось обновленное, более аскетичное и суровое искусство, а человек чаще задумывался о сути своей жизни...

-Европу чума выкашивала регулярно, — начал рассказ Виктор Солкин. — Если посмотреть только на период с 1347 по 1517 год, болезнь дала 55 вспышек, 20 из которых были эпидемиями, с частотой примерно раз в 8,5 года — как раз тогда, когда достигали пика торговые связи. Очаг бактерии yersinia pestis, возбудителя бубонной чумы, всегда находился вблизи Каспийского моря, откуда, паразитируя на крысах, наполняющих трюмы торговых судов, инфекция проникала на Ближний Восток, в средиземноморские страны и потом — в Центральную Европу.

Правда, не все известные нам эпидемии вызывала именно чума: например, страшная Афинская эпидемия, разбушевавшаяся в середине V века до новой эры, позднейшими исследованиями захоронений идентифицирована как вспышка брюшного тифа и кори.

Так или иначе, эпидемические болезни прежде всего поражали те группы населения, которые жили скученно. Это в большинстве случаев священники или жрецы, военные и художники. Так, во время беды в Афинах почти полностью погибли мастера Керамика — знаменитого района гончаров, а с ними канули в небытие многие секреты вазописи. В разгар Кипрской чумы, разра-зившейся в Средиземноморском бассейне в III веке новой эры, в Риме гибло более пяти тысяч жителей в день, страшно пострадала армия, умерли два императора.

Виктор Солкин у культовой статуи богини Сехмет в Карнакском храме. Фото Сергея Куприянова

Подобные последствия были и во время эпидемии чумы в Египте, одной из самых древних цивилизаций из тех, что нам известны. Это была блистательная эпоха фараона Аменхотепа III, «царя-солнце», правившего в XIV веке до новой эры. Нам напоминают о нем прекрасные сфинксы, которые происходят из заупокойного храма этого властителя в Фивах и стоят сейчас на берегу Невы в Санкт-Петербурге. Из 36 лет его владычества, когда строились потрясающие храмы, создавались знаменитые произведения искусства, а Египет активно взаи-модействовал с окружающим миром, восемь лет пронизаны полным молчанием — нет ни одной надписи, ни одного памятника, датированного этими годами. Судя по многим свидетельствам, они были годами чумы.

— Очевидно, от заразы умирали прежде всего простолюдины?

— Нет, эпидемии не выбирают своих жертв. В конце XIX века была найдена (в виде глиняных клинописных табличек на аккадском языке) переписка Аменхотепа III и его сына Эхнатона с правителями соседних стран. В этих посланиях царь Вавилона соболезнует Эхнатону по поводу кончины от чумы одной из жен Аменхотепа III. Царь страны Митанни (современная Северная Сирия) сообщает фараону, что выслал на помощь Египту чудодейственную статую богини-целительницы Иштар, а правитель Кипра в ужасе рассказывает, что погибли не только все рабочие на знаменитых медных рудниках острова, но и его любимая красавица-жена. Он называет эпидемию «рукой Нергала» — бога смерти и правителя мира мертвых, — которая простерлась над миром.

— В Египте ведь была передовая для того времени медицина.

— Да, можно сказать, лучшая во всем Древнем мире. При храмах и больницах существовали медицинские школы, были развиты хирургия, офтальмология, гинекология. Однако причин чумы египтяне не знали и болезнь воспринимали как форму божественного наказания. Считалось, что в изначальные времена люди предали своего творца — бога Солнца Ра, и его дочь Хатхор, богиня любви и материнства, от гнева превратилась в львиноголовую Сехмет — богиню ярости, войны, неизлечимых болезней и эпидемий. Она почти полностью истребила людей, но Ра смилостивился и, обманув дочь, спас часть человечества. Впервые это предание, кстати, было записано на одном из позолоченных ковчегов, найденных в гробнице Тутанхамона. С тех пор египтяне полагали, что каждый год из другого мира в наш приходит Иадет — гневная сила богини Сехмет, которая проявляется каждый день дважды — утром и после полудня. В это время в храмах проводились ритуалы задабривания богини — вином и пивом, благовониями — ладаном и миррой, а также танцем и игрой на арфе. Подобревшая Сехмет принимала облик Бастет — богини-кошки, покровительницы дома, непредсказуемости женской природы, а затем становилась той, кем была изначально, — Хатхор, богиней любви и материнства.

— Сохранились свидетельства этого культа?

— Еще какие! В их числе — один из крупнейших монументальных проектов древности. Испытывая священный трепет перед карающей богиней, Аменхотеп III повелел двору переехать в новую резиденцию, а для своего будущего поминального храма заказал более 900 статуй Сехмет из гранодиорита — черного, матово блестящего камня. Богиню изображали сидящей на троне или стоящей. На ее голове — солнечный диск и яростные кобры, а в руках — символ вечной жизни анх и скипетр-папирус уадж — амулет молодости. Ведь Сехмет почиталась и как мать медицины, госпожа всех врачей. На каждой сидящей статуе богини по бокам трона были выписаны ее имена и эпитеты: «Пламенеющая ликом», «Приходящая из бойни», «Та, чьи пути затоплены кровью», «Повергающая восставшего», «Та, которой принадлежат головы». Считалось, что болезнь Сехмет распространяет, выпуская из лука огненные стрелы-змеи шесеру, а также с помощью ипутиу — ее слуг-душителей и через аб — ее собственное жаркое дыхание, особенно ощутимое в пустыне. Благодаря этой царской попытке восславить грозную богиню сегодня потрясающие статуи Сехмет есть в очень многих музеях мира, в том числе в Эрмитаже: статуя сидящей Сехмет — один из самых знаменитых памятников этого собрания.

— Какие выводы египтяне делали из эпидемий?

— «Мор в устах твоих, пена на губах твоих, ты выходишь, пламенея, и исчезают народы», — уже по этим строкам гимна Сехмет, сочиненного одним из вельмож в XV веке до новой эры, можно судить, какое страшное впечатление производило поветрие на людей. Но они делали из случившегося и моральные выводы. Считалось, что «красные семена» гнева богини прорастают только там, где человечество слишком увязло в мирских проблемах, перестало «прислушиваться к сердцу», забыло о том, что без духовных идеалов и жизненных целей человек — это только плоть, а плоть — смертна...

Не правда ли, поучительный подход, который, может быть, и нам не мешало бы взять на заметку?



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.