07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ - ЭТО МОЛОДАЯ АМЕРИКА

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 24 Мая 2002г.
Сегодня начинается первый рабочий день российско-американского саммита. Что ждать от этой встречи, какими будут отношения между двумя странами, которые почти целый век враждовали, будут ли наконец преодолены стереотипы времен "холодной войны"?.. Об этом рассуждает глава одной из крупнейших российских компаний - НК ЮКОС - Михаил ХОДОРКОВСКИЙ.

- Несколько дней назад в своем выступлении на конференции, организованной Институтом прикладных международных исследований, вы сказали, что проблема сокращения стратегических вооружений - проигрышное направление для переговоров президентов России и США, которое никого сегодня не интересует. А что тогда важное, о чем говорить?
- Тем для переговоров - непочатый край, но для того, чтобы достичь, как сейчас модно говорить, прорыва, надо решительно поменять старые парадигмы, то есть те точки зрения, с которых та или иная сторона оценивает все происходящие процессы. Нам в наследство досталась парадигма противоборства двух сверхдержав.
Дипломаты все еще спорят о количествах боеголовок и ракет, а мир уже живет в новых реалиях. Нет соперничества двух сверхдержав. Хотим мы этого или не хотим, есть только одна сверхдержава - США.
Населению Америки это стоит денег, но оно богато и готово платить за такой статус. А мы уже не хотим наводить порядок, скажем, в Восточном Тиморе или организовывать очередной переворот в какой-нибудь банановой республике.
- Однополярный мир без ограничений тоже не очень-то стабилен...
- Совершенно верно, но сейчас мы говорим только об отношениях с США. Итак, соперничества двух держав больше нет. Рассматривать ли нам Америку как страну, которая может на нас напасть? Я бы сказал, что это всегда было очень маловероятно. Американцы гораздо больше ценят свой уровень жизни, чем сомнительные лавры победителя.
А что у нас есть во взаимоотношениях с Америкой такого, за что бы нам стоило воевать? Хочет ли Америка нашей территории? Точно нет. У них Канада под боком с одной стороны и Мексика - с другой. Спроси у среднего американца, хочет ли он жить в Канаде? Ответ будет отрицательным. А уж в Сибирь его точно не заманишь. Хочет ли Америка воевать за русскую нефть? Если бы она хотела воевать за нефть, то мест, где есть гораздо более дешевая нефть и с гораздо меньшим населением, - более чем достаточно.
Не видно, за что может Америка воевать с Россией. Раньше она собиралась защищать Европу от нападения Советского Союза. Сейчас такой сценарий не придет в голову даже сумасшедшему.
Парадигма соперничества двух сверхдержав действительно ушла. И отношения должны измениться. Америка никогда на первый план в своих отношениях с Великобританией и Францией не выдвигала вопрос количества ядерных боеприпасов в арсеналах этих стран, и наоборот. Если этот вопрос и волновал, то только с другой точки зрения - экологии. На мой взгляд, проблема сокращения вооружений постепенно уходит из разряда военно-стратегических в разряд экологических...
- Мы уже не враги, но еще не друзья. Как нам теперь жить?
- Объективно мы союзники. Хотя эти реалии еще далеко не осознаны по обе стороны океана. Поясню. Американцы видят себя сверхдержавой и собираются оставаться таковыми. Но сверхдержава должна влиять в том числе и на Евразийский континент. Раньше главной опорой США и инструментом их влияния была Западная Европа. Однако сегодня европейцы больше не хотят играть отводившуюся ранее им американцами роль. Они по-прежнему на словах поддерживают США, но демонстрируют все меньше готовности активно участвовать в конкретных акциях. От них большая часть волнующих США проблем сейчас далеко, зато от нас близко. Мы не можем спокойно, как европейцы, смотреть на то, что происходит, например, в Афганистане. Мы объективно вынуждены занимать вполне определенную позицию в отличие от более отстраненной европейской.
Для сотрудничества на евразийских просторах для США никого более привлекательного, чем Россия, нет. Если мы посмотрим на Китай, то у США есть серьезные проблемы в отношениях с этой, безусловно, великой страной. Индия находится в жестком конфликте с Пакистаном, и Америке непросто использовать одну из сторон. У Пакистана к тому же есть еще и серьезнейшие внутренние проблемы. Я даже не буду говорить про Иран. Выбор союзников для американцев на Евразийском континенте достаточно жестко предопределен.
- А нам-то зачем Америка?
- Американцев точно не устраивает терроризм, а нас он устраивает? Их точно не устраивает исламский фундаментализм. Они точно хотят демократических выборов в разных странах, развития рыночной экономики и так далее. Эти ценностные установки совпадают с нашими. Так зачем же отказываться от помощи Америки? Тем более что с военной точки зрения сегодня мы не являемся абсолютным авторитетом у себя в регионе... Можно, используя армию и теряя солдат, доказывать, что мы чего-то стоим. А можно в союзе с Америкой быстро решать проблемы не всегда военными методами, а используя лишь экономическое и политическое давление. Эффективность именно такого инструмента решения проблем продемонстрировала война с афганскими талибами. Потому что вопреки усилиям Пентагона, стремящегося представить разгром талибов как заслугу исключительно армии, на самом деле эта война была выиграна Америкой прежде всего экономическими и политическими методами.
Почему мы должны отказываться от такой помощи? Из-за того, что они создадут там свои военные базы? Но плохо ли, что, помимо российской дивизии в Таджикистане, где постоянно убивают наших ребят, будут стоять еще американские войска? Они будут заниматься тем же самым, что и мы, в том числе и бороться с наркотрафиком. Ситуация там станет стабильнее, и нам здесь будет спокойнее жить.
- Ваша точка зрения по вопросам безопасности понятна, а что должно происходить в экономике?
- И здесь США - наш естественный союзник. Если перед среднестатистическим европейцем поставить вопрос, хочет ли он больше работать и лучше жить, он вдумчиво ответит: не хочу, потому что меня устраивает уровень моей жизни, и я не хочу тратить мое драгоценное время на дополнительную работу. Я не знаю, какая будет ментальность у россиян, когда мы будем жить так же, как европейцы. Но сейчас мы готовы больше работать, чтобы лучше жить. Но вот что интересно- и американцы таковы. Они хорошо живут, но у них в голове крепко сидит: надо лучше работать, чтобы жить еще лучше.
Европейцы не пускают нас к себе под всеми благовидными предлогами. Мы - это конкуренция: пусти нас, значит, надо больше и лучше работать. Да, будем лучше жить, если придут русские со своими дешевыми товарами, но придется также и больше трудиться. Напротив, американцы готовы у себя видеть русских.
- Но сталь-то нашу выкинули...
- Я неоднократно был в США и знаю, что там в этот момент происходило. Когда в конгрессе по этому поводу шла публичная дискуссия, один из сенаторов встал и сказал: нам должно быть стыдно за то, что мы сделали, мы должны извиниться перед Россией и Путиным. На самом деле стальная война стала одной из составляющих конфликта американцев с Европой. В США просто подзабыли, что и мы являемся поставщиками стали. Конечно, поработала и группа их металлургов, остро заинтересованных выдавить с рынка любых конкурентов. Но, кроме них, есть еще и автомобилестроители, которые просто звереют оттого, что им не дают покупать дешевую русскую сталь. Они сейчас прилагают все усилия, чтобы вернуть такую возможность.
Так что это не выражение американской политики, а конфликт лоббирующих групп, и тем более не по поводу России. Имея объем валового внутреннего продукта в три процента от американского, нам надо, к сожалению, признать, что о нас иногда могут и забыть.
- В своем выступлении на конференции вы сказали, что Россия - одна из немногих крупных стран, которая жизненно заинтересована в глобализации.
- Это действительно так. Европа не хочет глобализации, европейцы слишком комфортно живут, а глобализация - это рост конкуренции. Китай, при всем нашем к нему хорошем отношении, другие азиатские страны тоже подходят к этому процессу очень осторожно, так как он постепенно разрушает их культурную замкнутость и самобытность. Россия, расположенная между Севером и Югом, Западом и Востоком, в отличие от них всегда была готова к восприятию иных культур.
Россия заинтересована в быстром экономическом росте, в строительстве постиндустриального общества. Именно постиндустриального, поскольку стремление утвердиться в качестве индустриальной экономической державы не приведет нас к высокому уровню экономического развития. Рядом с нами развиваются конкурирующие страны с очень низким уровнем жизни, а значит, и низкой себестоимостью продукции. Прямую конкуренцию с ними мы проиграем.
Только Америка при нашей умной политике может дать нам возможность шагнуть в постиндустриальное общество. На одной нефти мы не проживем, у нас по сравнению с Кувейтом нефти больше в три раза, а населения больше в 170 раз. По металлу - та же самая история.
- А как войти в это постиндустриальное общество?
- Входной билет - современные высокие технологии и глобализация.
- С какой стати они нам их отдадут?
- Америке выгодно включить нас во вторую технологическую волну. У США в связи с этим появляются дополнительные возможности сохранить для себя определенные конкурентные преимущества. На рынке они соперничают не с нами, а с Китаем, Индией и Европой. И здесь мы объективно экономические союзники. С другой стороны, Россия сохранила достаточно большой образовательный и научный потенциал. При возникновении союзнических отношений мы за счет обмена ноу-хау, учеными на треть увеличиваем потенциал Америки в глобальной конкурентной борьбе. Но если американский выигрыш можно считать процентами, то для нас это будет прорыв в совершенно новую реальность. Вот тогда можно будет говорить о настоящих инвестициях в российскую экономику. Союз с Америкой в этом отношении может стать тем трамплином, который даст нашей экономике мощный импульс технологического развития. А без этой технологической революции наша вера в великое будущее нашей страны является утопией.
- Кто кого спасает: мы США или они нас? Американцы-то понимают предназначение России?
- Сегодня Россия переживает в Америке вторую весну. Если мы сейчас упустим момент, разменяем его только на сокращение вооружений, то совершим роковую ошибку. Ну сократим мы эти вооружения, а дальше что? Мы меньше будем терять, но не станем больше зарабатывать. А сейчас мы можем заключить реальный союз с Америкой и получить технологии, помощь в обеспечении безопасности, заказы для наших предприятий, в том числе и для оборонного комплекса. Американцы готовы к тому, чтобы российские предприятия участвовали в разработке их новой оборонной инициативы. Противодействовать созданию системы противоракетной обороны нам нецелесообразно. Во-первых, потому что мы просто не сможем этого добиться. Во-вторых, потому что на них мы нападать точно никогда не станем. В-третьих, потому что от несанкционированных запусков мы и сами хотели бы укрыться.
- Если бы вам представилась возможность сформулировать повестку дня следующего саммита, с чего бы вы начали?
- Я бы прежде всего договорился о том, кто будет с двух сторон работать на политическом уровне и с большими полномочиями. Я бы не давал их тем людям, которые занимаются сокращениями стратегических вооружений или хотят поддерживать баланс взаимоотношений между исламистами и американцами. Это должны быть политики, которые реально хотят дружбы с Америкой. Такие же требования необходимо предъявлять к переговорщикам и экспертам с американской стороны. Только в таком режиме мы можем выработать конструктивные решения, а уж принимать их или нет - это дело президентов и парламентариев.
...Я очень надеюсь, что члены обширной американской делегации посмотрят своими глазами на Москву и другие наши города. Многие ни разу не были у нас. Я уверен, что они совершенно неправильно воспринимают современную Россию. Они увидят в нашей стране знакомые им черты молодой динамичной Америки. Страны, устремленной в будущее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников