09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОДМЕНА

Материнское сердце подсказало роженице, что ей носят кормить чужого ребенка. В это время ее малыша отправили по ошибке в больницу - лечить от сифилиса.

В маленьком приазовском поселке Мангуш женщины рожают редко, так что и родильное отделение здесь скромненькое. В тот тихий зимний вечер сюда доставили сразу двух рожениц. Одну из них, Веру Иванченко, привезли всей дружной семьей - мама, папа и муж. И пока жена рожала, супруг, как и положено любящему супругу, бродил, волнуясь, под окнами. Другая женщина, Наташа, оказалась не местной, приехала к кому-то в гости, и вдруг - схватки. Приезжую сразу отвели в родзал, а Веру положили в палате. Внезапно в родзале раздались крики, началась суетливая беготня. Вера услышала заполошный возглас акушерки в адрес Наташи:
- Батюшки, да у нее сифилис, что теперь делать?!
Родили женщины почти одновременно, у обеих оказались мальчики. Глядя, как медсестра уносит сынишку, Вера вдруг ощутила, что сердце тревожно сжалось.
- А почему вы бирочку к ручке не привязали? - крикнула она вслед. - Смотрите, детей не перепутайте!
Медсестра в ответ только засмеялась:
- У нас здесь сроду такого не было.
А вскоре, когда новорожденного принесли приложить к груди, сердце опять заныло. У сына было чужое, незнакомое личико: и лобик трапецией, и ямочки на подбородке и щечках. У Веры в роду таких не было ни у кого. Конечно, по лицу младенца трудно судить о его будущей внешности, но эти странные ямочки не давали Вере покоя. А на следующий день она увидела в окно мужа своей соседки Наташи - взгляд из-подо лба, ямка на подбородке, и сомнений почти не осталось - случилось то, чего она так боялась!
"Капризы" Веры, требующей провести расследование, где чей ребенок, не на шутку рассердили заведующую отделением.
- Ей нравится больше сифилитик? Так отдайте его ей!- кричала Ирина Григорьева в ординаторской.
- Помоги мне, - схватила Вера за руку сочувствующую ей медсестру. - Позови сюда Таню, которая была при родах.
Таня пришла незамедлительно.
- Ты помнишь, откуда приносила мне ребенка?- спросила Вера.
- Конечно, - кивнула сестричка, - из родзала.
- Ну вот!- подскочила Вера. - В родзале лежал другой, а моего сразу же унесли в детскую!
- Из детской и приносили!- вмешалась зашедшая в палату врач. - А Татьяна путается, правда, Таня?
Медсестра, побледнев, утвердительно кивнула, а врач предложила Вере сделать анализ крови, чтобы точно определить, ее ли это ребенок. Кровь взяли и сказали, что сомнений быть не может никаких: этот, с ямочками, и есть ее сын. А ямочки и через седьмое колено могут передаться.
- Я тогда чуть-чуть успокоилась, - рассказывает мне Вера спустя три месяца после родов. - Но утром узнала, что того, другого ребенка увозят в Мариуполь лечить от сифилиса, и разрыдалась. Мой лежал на кровати рядом, а у меня сердце разрывалось на части из-за "чужого", что же это такое!
- Это у тебя послеродовой психоз, - сказала врач и назначила мне успокоительные уколы.
Через день Веру с ребенком выписали.
- Вон, забери на полочке свою бирочку, - крикнула ей на прощанье медсестра.
Дома Веру окружили заботой и вниманием, родственники наперебой хвалили младенца - и спокойный, и кушает с аппетитом. Но молодая мама продолжала плакать и думать о том малыше, которого увезли в больницу. Слух о небрежности медиков пополз по Мангушу, и Вере позвонила заведующая роддомом.
- Что вы позорите нас и себя?- возмущалась Григорьева. - Никакой подмены не было и быть не может. Мы брали анализ крови у мальчика, и он совпал с тем, что взяли из пуповины.
- Но из пуповины ничего не брали, - возразила Вера.
Видя страдания невестки, свекровь предложила ей сделать анализ ДНК, и молодую маму с младенцем повезли в Донецк. Результаты анализа, за который семье пришлось выложить почти 500 долларов, сообщили вначале в больницу. И вот тогда там началась форменная паника. Когда Веру пригласили в роддом, ее настоящего сына уже разыскали и привезли из Мариуполя.
- Не ошибается тот, кто не работает, - "повинилась" заведующая и предложила компенсировать расходы на анализ.
Вера отказалась.
- Разве в расходах дело! - сокрушается она. - Моего мальчика целый месяц кололи сильнейшими антибиотиками - лечили от сифилиса, теперь у него дисбактериоз. Ему, такой крохе, трижды делали рентген! Будто специально ставили над ним опыты!
А еще Вера терзается мыслью, что было б с ее ребенком, не прояви она такую настойчивость. Залеченный до нежизнеспособности, он наверняка бы умер в каком-нибудь приюте, ведь соседка по роддому и ее супруг с ямочками растворились в неизвестном направлении. Кстати, теперь колоть антибиотиками увезли другого ребенка. И его дальнейшая судьба пока неизвестна. Но молодая мама не теряет надежды уговорить мужа и близких разрешить ей забрать малыша к себе. Она успела привязаться к нему как к родному...
Дело о подмене младенцев расследует районная прокуратура. Она же и вынесет вердикт, кто виновен в этой трагедии. Хотя жители поселка такой вердикт давно вынесли: винить во всем надо медиков за халатность и непрофессионализм. За то самое, из-за чего больные становятся инвалидами. Что же касается наказания, то оно, как максимум, ограничится штрафом. А рожать в Мангуше теперь боятся.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников