«Арх Москва» слезам не верит

Зал детских архитектурных фантазий - один из немногих некоммерческих проектов «Арх Москвы». Фото автора
Сергей Бирюков
14:06 24 Мая 2016г.
Опубликовано 14:06 24 Мая 2016г.

В ЦДХ прошла Международная биеннале архитектуры и XXI Международная выставка архитектуры


В Центральном доме художника завершилась Пятая Московская биеннале архитектуры и XXI Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх Москва», организованная совместно ЦДХ и компанией «Экспо-парк. Выставочные проекты». Корреспондент «Труда» смог выбраться на экспозицию только в последний день 22 мая – и пожалел, что не сделал этого раньше. Сотни проектов авторитетных и совсем молодых архитектурных бюро, касающихся общественной и частной жизни россиян, десятки встреч с теми, кто создает нашу жизненную среду... Некоторые из моих коллег ходили на выставку все пять дней ее работы, чтобы как можно полнее охватить разнообразие ее сюжетов.

Правда, тему биеннале ее бессменный куратор, голландско-российский архитектор Барт Голдхоорн, сформулировал предельно общо – «Архитектура и жизнь». Не намного более конкретной оказалась и формулировка куратора основного проекта Елены Гонсалес – «Архитектура как образ жизни». Хотя в ней уже усматривается главное направление нынешней экспозиции – показ архитектуры не просто с позиции ее красоты или новаторства, но с точки зрения адресованности человеку. Все решали конкретные проекты, представленные зрителю.

Прежде всего это крупные общественные здания и зоны. Мы, например, узнали, как будет выглядеть «хрустальный дворец» филармонии в строящемся парке «Зарядье» «(ТПО «Резерв»), какие камерные пространства рекреации предлагают проектировщики по соседству, как при этом сочетаются урбанистические удобства и близость к островку природы посреди мегаполиса.

Зритель увидел будущий облик реконструированного Музея изобразительных искусств имени Пушкина (бюро «Меганом»), квартала «Зиларт» с огромным «тающим кубом» будущего Эрмитажного центра (архитектор Хани Рашид), новых корпусов Третьяковки, на месте которых пока малопривлекательный котлован на набережной Водоотводного канала (бюро Speech)....

 

Проект бюро Speech победил на конкурсе фасадов Новой Третьяковки. Хотя проект ТПО «Резерв» кажется автору этой статьи интереснее

Устроители честно показали не только проекты – победители конкурсов, но и те разработки, что дошли до финалов, однако не до реализации. Причем подчас проекты, уступившие пальму первенства, выглядели привлекательнее официальных победителей.

Ведущие архитектурные бюро – «Остоженка», Morton, Wall, Wowhaus и др. – познакомили со своими проектами жилых комплексов, от помпезных многоэтажных домов до камерной коттеджной застройки. Автора этих строк, например, особенно привлекли идеи молодого архитектора Вади Атаманенко, предлагающего застраивать наши города и поселки в исторических стилях, некогда популярных в России. Вспомним, каким очарованием веет от традиционных двухэтажных домиков с каменным низом и деревянным верхом, которых до сих пор полно в наших провинциальных городах, да и в Москве они не полностью исчезли в каком-нибудь Лефортове. Отчего не возродить этот тип строений – со всеми их милыми подробностями вроде узорчатой деревянной резьбы. Но, конечно, наполнить современными удобствами, от горячего водоснабжения до подогреваемых полов и спутникового ТВ.

Вадя Атаманенко и его ностальгические проекты

Для контраста и контекста посетители могли видеть, как решают проблемы гармонизации между природой и цивилизацией в такой, например, продвинутой стране, как Норвегия. Кстати, этот зал и оформлен великолепно: автор дизайна, известный архитектор Сергей Чобан проводит зрителя между прихотливо изгибающимися ажурными дощатыми стенками, на которых развешаны великолепные панорамные фотографии гор и хуторов, ущелий и видовых площадок, рек и футуристического вида мостов. Ты словно повторяешь в своем пути причудливую трассу какого-нибудь фьорда, на каждом повороте которого открываются все новые красоты.

А в следующем зале, наоборот, можно наблюдать в каком противоречии с природой находилось массовое жилищное строительство в эпоху так называемого развитого социализма. Это панельные кварталы Еревана и других армянских городов, строившиеся без мысли о будущем, быстро пришедшие в полутрущобный вид, тем более дикий на фоне прекрасных горных пейзажей вокруг. Поразительно, что даже в этой антиэстетике великолепный фотограф Дмитрий Чебаненко смог найти своеобразный колорит и вызвать сочувствие к живущим посреди нее людям.

Наконец, один из самых симпатичных проектов биеннале – инсталляция «Приметы городов», ради которой стоило забраться в весьма отдаленный, почти тупиковый зал. Это задуманная агентством «Правила общения» и осуществленная сборной командой художников серия стендов с рассказами об исторических городах – Ярославле, Вологде, Иванове, Владивостоке...

Инсталляция «Приметы городов» прекрасно смотрелась бы не только на выставке, но на городской площади или в уличном кафе

И соответствующее количество громадных, мягко светящихся абажуров с юморно изображенными достопримечательностями и портретами знаменитых ярославцев, вологжан, ивановцев... Нам напоминают, что путешественник Арсеньев и рок-музыкант Лагутенко, писатель Гофман и певец Газманов, поэт Бальмонт и Света из Иванова – земляки. Только жаль, что не слишком много народу добралось до этого остроумного «рекламного проспекта» – ему, считаю, самое место действительно на каком-нибудь проспекте или площади Москвы, чтобы напоминать прохожему люду, как богата и разнообразна наша Родина.

На множество вопросов ответила экспозиция в ЦДХ. Единственный вопрос, которого она совсем не коснулась – как заработать на те прекрасные квадратные метры, которые с такой гордостью рекламируют всевозможные Донстрои и Галс-девелопменты. А вопрос не праздный, если учесть, что средней зарплаты россиянина хватает примерно на 17 квадратных дециметров высококачественного жилья.

Те же, кому этот вопрос повезло для себя решить, могли от души погулять по второму этажу, где, собственно, и была развернута выставка «Арх Москва» – экспозиция строительных и отделочных материалов на все вкусы. Тут можно было присмотреть себе все, от громоздкой изразцовой печи за полмиллиона до дизайнерских ламп накаливания с гигантскими фигурными спиралями за «какие-то» 2400 рублей.

Среди немногих некоммерческих островков в этом калейдоскопе дорогих дизайнерских ухищрений – выставка архитектурных фантазий учеников Детской школы искусств «Старт» на тему «дом-музей художника». По-юношески раскованная экспозиция-конкурс студенческого архитектурного рисунка.

И еще – мемориальный уголок, посвященный архитекторам – воинам Второй мировой. Параллельно прослежены две судьбы – Павла Афонина, пензенского крестьянина, прошагавшего фронтовыми дорогами от Твери до Берлина. И Эдварда Артура Миллигана – английского военного летчика. Казалось бы, ничем не похожие друг на друга. Один прошел через коллективизацию, в репрессиях лишился отца. Другой, конечно, ничего подобного не знал – зато год отсидел в немецких концлагерях, пока не был освобожден Красной Армией. Но оба были одаренными художниками. И ни на день не выпускали из рук карандаша. Два взгляда на мир, совершенно разных поначалу, но чем дальше, тем больше сходившихся на внимании к приметам живой жизни и человеку.

Не так ли и вся наша архитектура пусть с трудом, через бои с бюрократией и жесткой коммерческой реальностью, медленно, но все же оборачивается лицом к человеку?



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?