11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕОРГИЙ НАТАНСОН: Я ВЛЮБЛЯЛСЯ В СВОИХ АКТРИС

Константинова Елена
Опубликовано 01:01 24 Июня 2000г.
Не только живой легендой, классиком нашего кино, но и первооткрывателем "звезд" называют режиссера Георгия Натансона. С его легкой руки на экране и впрямь появилось целое созвездие незаурядных актеров. И прежде всего - актрис. Работа с ними, яркими, талантливыми, "трудными", капризными, требовала как такта, терпения, так и мужества. Не случайно, вспоминая встречу двух объединенных сценарием актрис в фильме "Валентин и Валентина", он скажет: "Я входил на съемочную площадку, как в клетку к тигрицам". Но все они без исключения с радостью играли в его картинах. Сегодня народный артист России, лауреат Государственной премии СССР Георгий Натансон рассказывает о некоторых звездах первой величины, с которыми ему посчастливилось работать.

Алла Ларионова
- Это был фильм "Жизнь в цвету" - так назывался первый вариант "Мичурина", который в конце 40-х годов снимал Александр Довженко. Я работал у него ассистентом. Для съемок эпизода "Опыление яблоневых цветов" нашли замечательный цветущий сад в Кунцево. "Вы должны найти и таких же прекрасных, как эти цветы,12 девушек", - сказал Довженко мне и Марии Кучеренко. Она была вторым ассистентом, а еще - что любопытно - мамой того самого мальчика Яши Сегеля, который в 1936 году сыграл Роберта Гранта в фильме "Дети капитана Гранта", а потом стал известным кинорежиссером. Наконец в одной из московских школ Кучеренко увидела очаровательную девочку. Это была Аллочка Ларионова. Довженко поставил ее на первый план. Я влюбился в нее без памяти с первого взгляда. Хотя к тому времени был женат, уже и дочка родилась. Аллочка была восьмиклассницей. Звонил ей без конца. К тому же оказалось, что мы с ней жили по соседству, около метро "Бауманская".
Через несколько лет режиссер Александр Птушко приступил к съемкам фильма-сказки по мотивам онежских былин "Садко". Пригласил меня своим ассистентом. Начали подбирать актеров на главные роли. На Садко сразу же был утвержден Сергей Столяров. А на Любаву из сотен претенденток никто не тянул. Птушко уже собирался отправить меня на поиски актрисы в Ленинград и Киев. И тут я решился: "Александр Лукич, у меня есть одна знакомая. Правда, она еще студентка-второкурсница, но очень красивая!" И рассказал об Аллочке. "Похоже, она нравится тебе?" - "Больше того, я влюблен в нее!" - "Приводи!" Не успела Аллочка переступить порог, как Птушко заявил: "Любава у нас есть!.." Это была ее первая большая роль в кино. Через год она сыграла у Исидора Анненского в "Анне на шее". Сумасшедший успех. Тысяча поклонников.
...Прошло много-много лет. Как-то Алла меня упрекнула: "Говорил, что любишь меня, а ни в одной своей картине не снял!" Увы, я уже ничего не могу изменить. Недавно проводил Аллочку в последний путь. Она была такой же красивой, как в жизни. Казалось, просто заснула...
Ее похоронили в Москве на Троекуровском кладбище рядом с могилой ее мужа Николая Рыбникова, с которым прожила более 33 лет. По ее словам, прожила, как в сказке, - в любви, уважении и творческой поддержке друг друга.
Татьяна Доронина
- "Как можно предлагать на главную роль актрису, которая говорит странно, почти полушепотом, с придыханием, растягивает текст? Ей кино противопоказано!" - такой "вердикт" подписал художественный совет "Мосфильма" Татьяне Дорониной после просмотра проб "Старшей сестры". Вместе с ней забраковали Наталью Тенякову, Инну Чурикову, Михаила Жарова, Виталия Соломина. Морально поддержал Сергей Герасимов: "Никого не слушай. Я видел пробы - они хорошие". После того как актеров все-таки утвердили после моей отчаянной борьбы, киностудия предупредила, что никакого отношения к фильму иметь не будет. Стал снимать на свой страх и риск.
...Необыкновенную, потрясающе красивую Татьяну Доронину я увидел в БДТ. В Москве ее тогда не знали. Предложил сниматься у меня. Согласилась. Хотя Г. Товстоногов поставил ей довольно жесткие условия: разрешил сниматься без замен в спектаклях. На съемки каждый раз приезжала из Ленинграда. Бесконечные переезды, гостиницы с не всегда удобными номерами. Конечно, уставала. С поезда едва успевала на студию. Часто опаздывала. Еще проблема: половину съемочного времени гримировалась. Пока не поправит каждую ресничку - уже после гримерши! - в павильон не входила.
Сняли полфильма. Таня выразила желание посмотреть отснятый материал: "Я все-таки играю главную роль". После вечерней съемки знакомлю с готовой работой. Зажигается свет. Я доволен. Монтажница тоже не скрывает восторга. Жду, что и Таня воскликнет: "Как замечательно!" И вдруг она говорит: "Все ужасно. Вне искусства. Все играют плохо, примитивно. И я в том числе. Худсовет был прав". Я в шоке. На другой день посмотрел материал один - все тоже показалось плохим. А потом успокоился: "Сниму как сниму. Это будет моя последняя картина".
Через некоторое время Таня сказала, что хотела бы, чтобы наш материал увидела одна умная женщина, которая знает ее творчество, любит как актрису и которой она очень доверяет. "Кто такая?" - "Вам ее имя совсем не известно". - "Если она разделит ваше мнение, вы вообще упадете духом и потребуете прекратить съемку". - "Нет, в картине я доснимусь".
Приезжает маленькая, худенькая, изящная женщина. С ней рыжий крепыш. Поздоровались. На экране замелькали кадры. Зажигается свет. Ну, думаю, сейчас начнется... Незнакомка глянула на Таню какими-то сумасшедшими глазами. "Это гениально!" Я подумал, что она сказала это с иронией. "Весьма сожалею, что показал вам полкартины..." - "Нет-нет, это прекрасно! Таня, продолжайте съемки в том же ключе, ничего не меняйте!" Она говорила еще много, крепыш обронил лишь, что картина хорошая. Эта были мама Эдварда Радзинского и сам Радзинский.
Во время второй встречи Радзинский спросил: "Вы, конечно, видели спектакль по моей пьесе "104 страницы про любовь?" - "Нет". - "Как?! Вся страна смотрит! У меня масса предложений экранизировать". Я еще был занят съемками и не знал наверняка, удастся ли выкроить время на театр, может быть, он даст почитать? На врученной им пьесе надпись: "С надеждой на совместную успешную работу". В 1968 году я снял по ней фильм "Еще раз про любовь", который окончательно закрепил за Татьяной Дорониной заслуженный статус кинозвезды. На международном кинофестивале в Картахене (Колумбия) картина получила Гран-при.
Что же до "Старшей сестры", то успех был огромным. Очереди в кинотеатрах. Картину отправили на декаду советского кино в Италию, где Татьяна Доронина произвела фурор - ее называли и великолепной русской красавицей, и даже русской секс-бомбой. В своем "Дневнике актрисы" сама Доронина написала о фильме "Старшая сестра" так: "Если бы не режиссер Георгий Натансон, не видать мне "большого экрана" и такой нежной зрительской любви".
Юлия Борисова
- До фильма "Посол Советского Союза", где Юлия Борисова сыграла Елену Кольцову, знал актрису по работам в Вахтанговском театре и, конечно, помнил ее гениальную Настасью Филипповну в пырьевском "Идиоте" (1958 г.). Однако лично знаком с ней не был. И, откровенно говоря, думал о другой актрисе на эту роль. После воспоминаний тех, кто так или иначе сталкивался с Коллонтай (а она послужила прототипом для нашей героини) в жизни, пришла мысль пригласить Борисову.
При первом же телефонном разговоре получил отказ. "Я не киноактриса. Да, я с радостью снималась у Ивана Александровича Пырьева. То время - одно из счастливых мгновений в моей актерской судьбе. Вряд ли еще встречу режиссера, который так же уважал бы мой талант, преклонялся передо мной как актрисой". "Это очень интересный образ! - уговаривал я. - Умница. Владела всеми европейскими языками. Красавица. Генеральская дочь, она ушла в революцию. Наконец, теоретик любви как "стакана воды - выпито и забыто". Борисова рассмеялась. Но и прочитав сценарий, сомневалась. За переговоры взялся ее муж - увы, уже ушедший Исай Исаакович Спектор, директор-распорядитель Вахтанговского театра. Наконец: "Так и быть, для начала сделаем небольшие отрывочки из разных кусочков сценария. Дайте слово, что пробы никому не покажете. Я сама их оценю и приму окончательное решение". Все условия были соблюдены. И вот долгожданное "да".
Между тем предстоял еще один вопрос, довольно щекотливый, грозивший разрушить все мосты. Рискнул. "Юлечка, поклянитесь, что не обидетесь". - "Да, конечно. В чем дело?" - "Пожалуйста, не пойте во время съемок". - "Разве я пою?" - "У вас особый голос, с напевом. Говорите обыкновенным". - "Но он выработан годами, он уже мой!" - "Постарайтесь преодолеть себя". - "Что ж, если это серьезный повод для вашего беспокойства..." Она прислушалась к моей просьбе.
Партнером Борисовой был великий мхатовец Анатолий Петрович Кторов - он играл шведского короля. Мы работали вдохновенно. Правда, иногда случались маленькие огорчения. Как-то у Юлечки никак не удавалась сцена. Она уже была слегка раздражена. Положение спас Кторов. "Юлечка, значит, в этом эпизоде у вас чуточку не хватило таланта. Вот вам, Юлечка, талант!" Он приложил к себе ладонь, затем слегка коснулся ее руки. Эпизод был сыгран замечательно. Другая сцена. На этот раз что-то не ладилось у Кторова. "Юлия Константиновна, я вам одолжил талантик? Верните его!" И опять все встало на свои места.
Каждый день я наслаждался их игрой. К концу съемок Борисова вдруг сказала: "Вы относитесь ко мне с такой же любовью, бережностью и заботой, как Иван Александрович Пырьев". - "Я его ученик". - "Это чувствуется..."
Елена Образцова
- Еще в 1941 году, просмотрев в эвакуации в Алма-Ате картину Пырьева "Свинарка и пастух", я загорелся постановкой музыкальных фильмов. Мечты сбылись. Волею судьбы моим дебютом как кинорежиссера в 1956 году стал кукольный фильм "Небесное создание", герой которого - певец-тенор. Через год - "Белая акация" (по одноименной оперетте И.Дунаевского)...
И вот спустя почти четверть века встреча с народной артисткой СССР великолепной Еленой Образцовой. Предложение сделать о ней фильм-портрет приняла с интересом. Совместно с драматургом В. Комиссаржевским написал сценарий. Леночка его одобрила. Словом, все складывалось как нельзя лучше. И вдруг ей звонок от заместителя главного редактора киностудии "Мосфильм": "Хотим предложить вам другого режиссера". - "Почему?" - "У Натансона скверные отношения с Госкино, ему будет очень трудно, возможно, его даже не утвердят". - "Нет-нет, идея принадлежит Георгию Григорьевичу, я не хочу работать ни с каким другим режиссером!" - "Уж как решит Ермаш" (председатель Госкино. - Е.К.). Дело в том, что после фильма "Повторная свадьба" (1975) - о коммунисте-карьеристе в брежневские времена, я все еще оставался в опале, у меня были длительные простои в работе.
Елена Васильевна пошла на прием к министру культуры Петру Демичеву. Они были в хороших отношениях: у Образцовой училась его дочка.
Вскоре меня вызвал директор "Мосфильма" Н. Сизов: "Уже звонили от Ермаша. Почему не приступаешь к работе?" В виде исключения дали возможность снимать этот фильм на пленке "Kodak", тогда страшно дефицитной.
Общение с Леночкой на репетициях и вне Большого театра, ее восхитительный неповторимый голос - какое упоение для души! Правда, снимать знаменитую певицу было невероятно сложно: всегда в разъездах, на гастролях.
В 1982 году документальный фильм "Поет Елена Образцова" вышел на экран. Его купили многие страны.
* * *
В новом фильме Георгия Натансона "Жизнь и любовь Михаила Булгакова" о жизни и творчестве великого писателя в 1930-1940 годы, а также его большой, рыцарской любви к своей жене, другу и помощнику Елене Сергеевне - съемки пока впереди - снова предполагается звездный состав: Инна Чурикова, Марина Неелова, Марианна и Анастасия Вертинские, Юлия Борисова, Татьяна Доронина, Наталья Тенякова...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников