10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОЛЖОК ЗА ВЛАСТЬЮ

Павленко Владислав
Опубликовано 01:01 24 Июня 2003г.

В 30-м году уже минувшего века в деревушке Александровка Тимского района (теперь это Орловка

В 30-м году уже минувшего века в деревушке Александровка Тимского района (теперь это Орловка Мантуровского района) под "раскулачивание" попали несколько крестьянских хозяйств, в том числе и Ивана Яковлевича Бабухина. На заре советской власти бедняку достался 6-гектарный земельный надел и, работая от зари до зари, он постепенно встал на ноги. Кроме избы, у него имелись два амбара, молотилка, бороны. И еще - лошадь, корова, свинья, шесть овечек.
Бабухин как раз заканчивал строить мельницу-ветряк, когда 10 марта на подворье явились коллективизаторы. В один миг он лишился всего добра. Заметим: имущество было конфисковано, а не национализировано. Это важный момент для последующих событий.
В сентябре 1996 года дочь Ивана Бабухина - Клавдия получила в УВД Курской области справки о реабилитации родителей. Там сказано, что к ним был применен "вид репрессии по политическим мотивам". Саму Клавдию Ивановну (ныне Купленскую) признали "пострадавшей от политических репрессий". Ей было девять лет, когда отца забрали в тюрьму. Беременную мать с тремя детьми вместе с сотнями таких же "членов семей контрреволюционеров" увезли в товарняке в казахские степи, в спецпоселок с издевательским названием Компанеевский. Там Клава похоронила умершую от голода мать вместе с новорожденным, потом младшую сестренку. Сама выжила чудом.
С полученными справками Клавдия Ивановна направилась в райцентр Мантурово - получить материальную компенсацию за конфискованное имущество раскулаченной семьи, предусмотренную Федеральным законом "О реабилитации жертв политических репрессий". Но тогдашний председатель районной комиссии по восстановлению прав репрессированных - дама сурового вида, бегло взглянув на документы, тут же вернула их: "Вам компенсация не положена". "Почему?" - поразилась Клавдия Ивановна. Оказывается, в архивной справке УВД сказано, что имущество Бабухина изъято за неуплату им сельхозналога, а законом в этом случае выплата денежной компенсации не производится. Но там речь идет о национализированном имуществе, а у Бабухиных оно было конфисковано "по политическим мотивам". Еще до предъявления претензий за неуплату сельхозналога.
Действительно, в документе о признании Клавдии Ивановны пострадавшей говорится, что ее отец был репрессирован 30 апреля 1931 года, то есть 13 месяцев спустя после раскулачивания. Потом она вспомнила - и это подтвердили свидетели на недавнем заседании Мантуровского райсуда, - что раскулаченных не сразу выслали из Александровки, а велели ждать. Даже разрешили пожить в конфискованных избах, правда, под "сохранную расписку". Но запретили пользоваться приусадебным участком. Кое-как впроголодь семья Бабухиных дотянула до 31-го года. "Видно, забыли про нас", - радовался Иван. Но не тут-то было. С него потребовали выполнение плана по хлебозаготовкам. А как выполнять, если у него все забрали, он не пахал, не сеял? В ответ на возмущение "тройка ОГПУ" упекла Ивана Яковлевича за "антисоветскую агитацию" в лагерь сроком на три года.
В жалобе областному прокурору Клавдия Ивановна писала: "Всем известно, что в те страшные годы власть шла на любой подлог, приписывая людям то, чего они никогда не совершали, лишь бы оправдать свои преступления перед народом". О "перегибах" свидетельствуют и документы, обнаруженные сотрудниками Курского госархива. Из справки отдела по спецпереселенцам ГУЛага ОГПУ следует, что из Центрального Черноземья рьяными местными чиновниками и работниками ОГПУ было выселено 26 тысяч семей - вдвое больше, чем предусматривал спущенный из Москвы план.
После долгих хождений по инстанциям Клавдия Ивановна заболела - сказались последствия тяжелой военной контузии. Но смириться с несправедливостью не захотела. Только теперь брат - Владимир Петрович Бабухин - стал действовать от ее имени. И, наконец, в апреле этого года Мантуровский районный суд признал правоту истца и постановил выплатить пострадавшей компенсацию. Увы, не в полном размере: Клавдия Ивановна получила по суду 4 тысячи рублей, хотя за изъятое имущество и жилье законом предусмотрено 10 тысяч. Чиновники по-своему восстанавливают историческую справедливость. Но на продолжение борьбы сил у 80-летней женщины уже нет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников