10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БУКВАРЬ ДЛЯ ДЯДИ ПЕТИ

Полунин Андрей
Опубликовано 01:01 24 Июня 2005г.
Министр образования и науки Андрей Фурсенко озвучил цифру, которая шокировала общественность: около 200 тысяч детей из неблагополучных семей не ходят в школы. А значит, когда они вырастут, вряд ли найдут достойное место в жизни. Многие угодят в криминал. Как же получается, что ребенок выпадает из сферы образования? Наш собеседник - уполномоченный по правам ребенка города Москвы Алексей ГОЛОВАНЬ.

- Я далеко не уверен в озвученной министром цифре. На самом деле таких детей намного больше. Происходит это оттого, что в стране разрушена система контроля над несовершеннолетними. В советское время сами учителя ходили по квартирам и ставили на учет ребятишек в возрасте 6-7 лет, записывали сведения о них, общались с родителями. Если ребенок вдруг не являлся в первый класс - выясняли, почему такое случилось. Но в начале 90-х руководство Минобразования посчитало, что задача школы - только учить. В этот период приняли и правовые документы, регламентирующие "новый курс" министерства. Все, что было связано с воспитанием детей в рамках школьной системы, вытравлялось. В результате школа действительно выпустила из своих рук контролирующие функции, а другие государственные органы не взяли их на себя...
- Алексей Иванович, а что же комиссии по делам несовершеннолетних, которые могли бы заниматься такими детьми?
- Ребенок попадает в поле зрения комиссии, когда совершает явно неблаговидный поступок. А если он просто не ходит в школу, никто не считает своей обязанностью вмешаться в ситуацию.
Полтора года назад к нам поступила жалоба от соседей многодетной семьи. Они писали, что мать - алкоголичка, психически нездоровая женщина, не пускает детей в школу. Как оказалось, об этом знала милиция, органы опеки. Но поскольку женщина жила у сожителя и не была прописана на территории района, они просто промолчали. Старшему сыну было 19 лет, его образование ограничивалось шестью классами. 13-летний брат вообще никогда не сидел за партой. Нам ничего не оставалось, как поместить детей в приемник-распределитель.
Еще пример. К нам обратился за помощью парень, который остался без жилья. Десять лет назад его мать, выпускница детдома, продала московскую квартиру и купила хибару в Тверской области, которая вскоре сгорела. Подросток вернулся в столицу, жил у знакомых, нигде не учился. К 24 годам у него было пять классов образования и никаких документов на руках: ни паспорта, ни свидетельства о рождении. Работал он курьером. Что характерно: молодой человек обращался в прокуратуру, в администрацию президента. И везде получал отписки: помочь нельзя, живите как живете. Мы занялись этим делом. В нынешнем году он получил жилье, а в сентябре будет учиться в вечерней школе. Но что характерно: эта история проходила на глазах у людей, и никто не удосужился помочь подростку. Стоит ли после этого удивляться тревожной статистике?
- Как бороться с таким положением?
- Сейчас закон об общем образовании гарантирует лишь право каждого получить среднее образование. Получается, ребенок сам может выбирать: учиться в школе или нет. А образование должно быть обязательным, полным и всеобщим, как правильно заявил на днях президент Владимир Путин на выпускном школьном балу в Кремле. Это очень важно. У детей, посещающих школу, гораздо меньше шансов попасть в криминальную среду, примкнуть к экстремистским молодежным группировкам.
Но не менее важно решить вопрос о том, кто будет контролировать исполнение этого закона. До сих пор не установлена ответственность за его нарушение. И пока это так, число недорослей, не умеющих ни читать, ни писать, будет только прибавляться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников