08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 24 Июня 2005г.
В ночь на 22 июня 2004 года бандгруппа, возглавляемая Шамилем Басаевым, совершила налет на Ингушетию. Боевики убили тогда 78 человек, в том числе 5 работников прокуратуры и 35 милиционеров, похитили 1056 единиц огнестрельного оружия, сожгли здание Назранского РОВД и ряд других строений. Дерзкое нападение вызвало волну возмущения в республике и на всем Северном Кавказе. Расследованием совершенных бандитами Басаева преступлений занялась Генеральная прокуратура.

Как сообщил недавно заместитель Генпрокурора Николай Шепель, следственная группа установила личности 90 членов банды. 39 из них задержаны, 18 уничтожены в ходе спецопераций, 33 объявлены в розыск. Несколько месяцев назад в Верховный суд Ингушетии было направлено 13 уголовных дел в отношении 32 участников нападения. 8 бандитов уже понесли заслуженное наказание. Специальный корреспондент "Труда" побывал на судебном процессе над остальными басаевцами, который проходит в Назрани.
Подсудимые, которым предъявлены обвинения в убийствах, нападении на сотрудников правоохранительных органов, участии в незаконных вооруженных формированиях, сами решили отдать свои судьбы в руки присяжных заседателей. Перед присяжными стоит нелегкая задача: изучить сотни томов уголовного дела, заслушать свыше ста свидетелей со стороны обвинения и защиты. Судебный процесс длится вот уже более 7 месяцев, и конца ему пока не видно.
Многие юристы, с которыми я побеседовал, считают, что расследование проведено на высоком профессиональном уровне: все обстоятельства случившегося детально изучены, подозреваемые дали признательные показания, собрана внушительная доказательная база. Скажем, активный участник бандформирования Муса Дзангиев в ходе следствия признал, что накануне нападения на Ингушетию именно он провел группу чеченских боевиков во главе с Басаевым к базе в Нестеровском лесу, откуда террористы потом начали свой страшный рейд. Джабраил Ялхароев сознался, что в течение долгого времени был связным у Басаева, выполнял его особые поручения - вербовал молодых людей, на своей машине доставлял боевиков на горные базы, обеспечивал финансовую подпитку банды. Заур Муцольгов рассказал, как обучался стрельбе из гранатомета, а потом при нападении на здание МВД республики несколькими выстрелами подбил БТР местного управления ФСБ. Пытавшуюся выйти из-под огня под прикрытием этой бронемашины группу военнослужащих из 7 человек террористы сначала обстреляли из пулеметов , а потом добили раненых выстрелами в голову.
Не менее красноречивыми были письменные признания и другого боевика - Ахмета Цуроева. Ему и его подельникам Басаев поручил уничтожить стационарный милицейский пост "Волга-16", что стоял на Экажевском перекрестке. Захватив его, террористы, переодетые в милицейскую форму, останавливали все проходящие автомашины, вытаскивали из них сотрудников правоохранительных органов и расстреливали на обочине дороги. Так было убито более 20 человек, в том числе исполняющий обязанности министра внутренних дел Ингушетии Руслан Костоев.
Однако на судебном процессе все подозреваемые запели совсем другие "песни". Ничего, мол, не знаем, ни в каких кровавых акциях не участвовали, ночь на 22 июня провели в семьях. Прежние показания, по их словам, даны под давлением следствия. Нашлись и свидетели из дружков и родственников, которые клятвенно уверяют присяжных, что подсудимые - "невинные жертвы оговора".
Ингушетия республика маленькая. Многие жители знают друг друга. Негласные законы рода (тейпа) требуют защиты клановых интересов во всех случаях и при любых обстоятельствах. К сожалению, и присяжные заседатели, несмотря на данную ими присягу, не свободны от влияния местных традиций и обычаев. Подсудимые и их защитники, видимо, надеются, что они не осмелятся на строгий, но справедливый вердикт. Кое-кто из пострадавших даже поговаривает, что на присяжных заседателей оказывается определенное давление.
Исполняющий обязанности главы МВД Ингушетии Беслан Хамхоев не скрывает своей озабоченности. В нашей беседе он подчеркнул, что работа по розыску бандитов, участвовавших в нападении на милиционеров и военнослужащих, не прекращается ни на час. Всего, по данным милиции, в преступной акции было задействовано около 500 бандитов. Рано или поздно все они окажутся за решеткой.
По мнению Хамхоева, рассматриваемое судом уголовное дело - самое значительное для Ингушетии за последние годы. В сборе доказательств по нему неоценимую помощь правоохранительным органам оказали сами жители республики. Но сейчас в ходе судебного разбирательства многое настораживает. К примеру, нашлось немало людей, готовых подтвердить, что подозреваемые в ночь на 22 июня якобы находились дома и в кровавых событиях не участвовали. Приходится привлекать дополнительные силы, проверять и перепроверять все факты и обстоятельства, чтобы опровергнуть лжесвидетельства. Чувствуя подобную поддержку, подсудимые ведут себя нагло, вызывающе, не испытывая, похоже, ни малейшего раскаяния.
Обвинение построено на фундаменте неопровержимых доказательств. Однако уверенности в том, что присяжные примут объективное решение и воздадут убийцам по заслугам, к сожалению, нет. В республике уже было несколько случаев, когда суды присяжных выносили по связанным с терроризмом уголовным делам оправдательные вердикты.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников