09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕЧНЯ: УТОЧНЕНИЕ КУРСА

Гаврилов Владимир
Опубликовано 01:01 24 Июля 2004г.
Итоги поездки министра внутренних дел РФ Рашида Нургалиева в Чечню позволяют сделать вывод, что в Северо-Кавказском регионе грядут перемены. Совещание в Ханкале, главной базе Объединенной группировки войск он практически полностью посвятил вопросам улучшения координации действий силовых структур (как федеральных, так и местных), ответственных за безопасность в регионе.

За одним столом собрались представители руководства Вооруженных сил и ФСБ, Регионального оперативного штаба, местных правоохранительных органов, а также высшие чиновники республики. Они обсудили, как будет развиваться ситуация на многострадальной земле в ближайшей и отдаленной перспективе.
Первый сигнал, что в регионе "все не совсем так, как на самом деле", прозвучал еще после посещения Чечни Владимиром Путиным. Осмотрев с борта вертолета развалины Грозного и окрестных сел, поговорив с людьми, президент не мог скрыть своего недовольства. Утверждение о том, что в республике "все идет по плану" и до полной стабилизации уже рукой подать, оказалось, мягко говоря, преувеличенным. Окончательно разрушил такого рода иллюзии кровавый рейд боевиков в Ингушетию. Последовавшая отставка начальника Генштаба и других (прежде всего "кавказских") генералов высокого ранга показала: Кремль собирается добиться на Северном Кавказе коренного, что называется, "необратимого" перелома. Однако пока нет конкретного ответа на вопрос: что для этого необходимо? Чего недостает?
На днях мне довелось побывать в 503-м полку, дислоцированном возле ингушского селения Троицкое. Как рассказал подполковник Сергей Хитров, в ночь на 22 июня батальонная тактическая группа, выделенная от части, получила задачу совершить марш в Кара-Булак, где хозяйничало крупное бандформирование. Но сразу за расположением колонну бронетехники поджидала засада. Пришлось сманеврировать и уйти от боестолкновения. Когда же подразделение прибыло в Кара-Булак и блокировало все дороги, боевиков там уже не было. Кем-то предупрежденные, они исчезли. Подполковник Хитров откровенно признал, что солдаты и офицеры тогда плохо представляли, что творится в районах, на которые напали бандиты. Информации не поступало ни от ФСБ, ни от МВД республики. Все это, думается, - последствия ведомственной разноголосицы, уже неоднократно помогавшей боевикам проворачивать свои черные дела. О том, что силовики в регионе зачастую "глухи и слепы", поскольку разведывательно-информационная работа налажена слабо, неоднократно предупреждал и комендант Чеченской республики генерал Григорий Фоменко.
Пока, похоже, менять ситуацию в регионе собираются, "наращивая мускулы" и за счет кадровых перестановок.
Владимир Путин ранее дал добро на увеличение численность чеченской милиции на 1125 человек. В Ингушетии уже появился новый полк внутренних войск. А на днях глава чеченского МВД Алу Алханов заявил, что в республике тоже завершается формирование полка специального назначения, отметив: "Те, кого отбирают в этот полк, пройдут очень серьезный отбор и хорошую практику по борьбе с незаконными вооруженными формированиями". Министр, насколько мне известно, имеет в виду бойцов Рамзана Кадырова из службы безопасности президента.
Военные сейчас активно демонстрируют, что в Чечне они всерьез и надолго. Поездив по гарнизонам, разбросанным по республике, подивился размаху ведущегося там строительства. Городки возводятся капитальные, с полной инфраструктурой: школами, детсадами.
Это в какой-то мере повторение пройденного. Силовиков в регионе прибавляется, спецопераций тоже проводится вроде бы достаточно, а пресловутые "две тысячи боевиков" по-прежнему бродят по горам и ущельям. Продолжается и торговля заложниками, хотя, как сказано, в заметно меньших объемах. Местные правоохранители никак не могут справиться с изменой в своих рядах. Чуть ли не ежемесячно в разных подразделениях милиции на Северном Кавказе выявляют пособников бандитов. А недавно в Ингушетии задержали сержанта, прапорщика и лейтенанта, которые, по оперативным данным, помогали готовить рейд в ночь на 22 июня.
Характеризовать ситуацию в Чечне по инерции в мрачных тонах тоже не стоит. В Борзое мы беседовали на эту тему с главой местной администрации Рамзаном Мучаровым. Человек он необыкновенный, даже по меркам Чечни. Селением своим руководит с 1980 года. В первую чеченскую кампанию оказался по другую сторону баррикад, командовал крупным отрядом так называемых "ополченцев". Повоевал, видимо, достаточно - лицо в шрамах от ожогов. Но рассуждает убежденно: "Людям война надоела. Сейчас многие наши получили работу на строительстве военного городка - и довольны. Даже тот, кто сомневался, понял, что лучше работать и жить спокойно, чем с автоматом по горам бегать неизвестно ради чего и кого. У нас и бывшие боевики на военной стройке трудятся. Загляните во дворы - в каждом по машине. Школу недавно по федеральной программе отстроили. Для жителей это очень важно". Уточню, что Борзой - место весьма беспокойное. В 5 километрах отсюда, за горами, притаилось Панкисское ущелье.
Не секрет, что, кроме религиозных фанатиков, которых в республике не так много, ряды бандформирований пополняет в основном безработная молодежь. И устанавливать фугасы на дорогах эмиссары Масхадова и Басаева за сотню-другую долларов посылают тех же юнцов, не сумевших найти другого способа подработать. Поэтому, видимо, многие чеченцы, с которыми встречался, с такой надеждой говорили о федеральной целевой программе по восстановлению экономики и социальной сферы. Однако понадобится немало времени. Его надо последовательно и планомерно наполнять расчетливой, хорошо продуманной жизнестроительной работой. А не ситуативными шараханиями из стороны в сторону.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников