10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАКАТИЛОСЬ КОЛЕЧКО

Пятилетова Любовь
Опубликовано 01:01 24 Августа 2000г.
В доме на Большой Дмитровке, 28, уже неделю выдают вещи, утерянные теми, кто в роковой момент взрыва находился в подземном переходе на Пушкинской площади. Видя, какие чувства может вызвать у человека, к примеру, встреча со старым зонтиком, вырванным из рук взрывной волной и чудом уцелевшим, понимаешь: испытанный в тот момент шок продолжает владеть жертвами трагедии.

Вспоминать о пережитом неимоверно тяжело даже тем, кто внешне отделался лишь легкими ссадинами и ушибами. А потому членам штаба по расследованию взрыва следователям Московской горпрокуратуры Юрию Курицыну и Измайловской межрайонной прокуратуры Виталию Гудкову, одновременно приходится быть и психотерапевтами. Но в первую очередь они все-таки профессионалы, которые стремятся найти преступников. В момент взрыва, когда нужно было спасать покалеченных людей и выносить трупы, оперативникам некогда было, например, рассматривать содержимое брошенных дамских сумочек. Теперь же отслужившие свою роль в качестве "вешдоков" вещи возвращаются владельцам. Но сначала каждого ждет обстоятельная беседа "под протокол" в самом штабе. В надежде на то, что люди могут вспомнить что-нибудь еще и дорисовать картину случившегося.
Вот входят женщина лет 45 и совсем юная девушка. Москвички - мать и дочь, Светлана и Аня, 8 августа отправились за покупками. Побродили по подземному универмагу на Манежной площади, пешком поднялись вверх по Тверской, заглядывая по пути в другие магазинчики. Счастливые от того, что купили по паре туфель производства известных фирм с 50-процентной скидкой, спускались в подземный переход возле "Армении".
Услышав этот рассказ, Виталий Гудков запустил руку в один из необъятных мешков и безошибочно выудил черные босоножки: "Эти?" "Боже мой! Какие ужасные! - воскликнула Светлана. Модельная обувь была раздавлена так, словно ее проутюжил танк. "Да что же это я, - спохватилась женщина, - главное, мы с доченькой остались живы. Просто мне почему-то казалось, что наши туфли здесь так и лежат, как в магазине на полках - в коробочках, завернутые в белую бумагу". Слезы хлынули из ее глаз.
"Ничего не могу поделать, плачу и плачу", - призналась она. И днем и ночью ее теперь преследует тот кошмар: неожиданно погасший в тоннеле свет, жуткий дым и град осколков стекол. Куда бежать? Их вывели мужчины, такие же случайные прохожие... Потом в "Макдональдсе" они долго смывали копоть с лиц, не замечая сочившейся из ран и ссадин крови, и самым удивительным было, что вокруг сидят люди и кушают биг-маки.
"Доченька, а вот папин единый проездной", - снова радуется Светлана, разбирая содержимое выданного пакета. - "Моя любимая черная кофта, твоя серая куртка, зонтик, ключи от дома..." - "Только не упоминайте, пожалуйста, фамилию", - взмолилась она, узнав, что я из газеты. "У Аниной прабабушки больное сердце, она и так обрыдалась, узнав о взрыве из телерепортажа. Мы от нее скрываем, что были на волосок от гибели".
Женщины уходят, а мы с Юрием Курицыным начинаем рассматривать вещи, которые еще ждут своих хозяев. Покореженный мобильный телефон, фотоаппарат "Олимпус" со спекшейся пленкой внутри, свидетельство о рождении семилетней Оли Дробышевой из Чертанова, папа которой был тяжело ранен, билет на поезд из Казани до Москвы на 6 августа и обратный - в Казань на 11 августа на имя Б.А.Сабирзянова. (Вернулся ли домой этот пассажир?) И куча бумажников, все с деньгами, правда, с небольшими - с тысячами долларов, видимо, люди пешком по переходам не ходят и на метро не ездят... Одна из женщин, получив обратно кошелек, сказала: "Там должно быть 170 рублей!" Открыла, пересчитала и расплакалась: "И правда, 170..."
... На пороге - двое в черном. Погибший в эпицентре взрывной волны 33-летний Евгений Калинин был для девушки любимым, а для молодого человека - другом. Пришли в надежде, нет ли чего-нибудь на память о нем. Может быть, нашлось серебряное колечко с надписью "Спаси, сохрани", что было на нем в тот день, или такой же серебряный крестик, который он носил, не снимая. В институт Склифосовского парня привезли почти голым - одежду сорвало взрывной волной. Судя по всему, смертоносную сумку со взрывчаткой, о которой говорят свидетели, оставили как раз напротив палатки, где Евгений торговал чемоданами и кейсами. В свой выходной день он подменял за прилавком друга... Ребята нашли его буквально через час после взрыва и передали в реанимацию записку: "Женька, держись. Мы тебя любим." "Я буду жить", - ответил он, придя на миг в сознание. А через сутки скончался: у Жени было обожжено 95 процентов кожи, а легкие от ожога, говорят, почти спеклись...
Увы! Следователи ничем не смогли помочь его любимой и друзьям: его вещей среди трагических находок не обнаружили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников