04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОКУШЕНИЕ НА СТАБИЛЬНОСТЬ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 24 Августа 2004г.
Долгожданная стабильность, обнадежившая россиян после череды нескончаемых, казалось, потрясений ельцинского периода, является, по мнению многих, одним из самых важных достижений Владимира Путина на посту главы государства.

Вот некоторые распространенные ответы, полученные в ходе опроса, проведенного Фондом общественного мнения (ФОМ) в конце прошлого года: "президент держит Россию на плаву", "спокойнее стало, стабильность появилась", "началось укрепление государства, не развалилось оно, Путин объединил Россию, остановил сползание к пропасти", "поднимается Россия с колен, пошла вперед", "люди поверили в страну", "появился президент умный, образованный, интеллигентный". Другие социологические центры - Юрия Левады и ВЦИОМ - несколько месяцев назад, перед мартовскими выборами главы государства, задавали жителям страны традиционный вопрос: "На решении каких задач должен сосредоточиться президент?" Россияне особо выделили два главных направления - повышение уровня жизни граждан ("рост доходов") и стабильность, порядок ("спокойная жизнь, без потрясений").
По первому пункту, как свидетельствуют обследования семейных бюджетов, имеются определенные сдвиги по сравнению с 1998 - 1999 годами: масштабы бедности несколько сократились, хотя сделаны, понятно, только первые шаги. А вот стабильность в политической, экономической и социальной сферах (теракты, техногенные катастрофы - отдельная тема) за минувшие несколько лет стала реальным фактором. Ушли в прошлое странные "сепаратистские" настроения руководителей ряда регионов, а также жесткое, неконструктивное противостояние парламента президенту и правительству - все это являлось в "переходных" условиях реформ сильнейшим тормозом в развитии страны. Что касается экономики России, то хозяйственный комплекс из года в год демонстрирует устойчивые темпы роста - пусть во многом и за счет "нефтянки". Улучшаются и социальные индикаторы: во второй половине 2003-го в стране произошли только 7 забастовок - минимальный уровень за всю историю новой России. Словом, достижение общественной стабильности не вызывает сомнений у объективных наблюдателей.
Но в последние месяцы стали ощущаться симптомы "раскачивания лодки". Причем при полном, казалось бы, штиле и солнечном небе... Вспомним плохо подготовленную, путаную, с постоянно меняющимися условиями пенсионную реформу, которую так неумело начинал тогдашний председатель Пенсионного фонда, а нынче министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. Сначала объявили, что в накопительной системе будут участвовать все работающие, кроме граждан старших возрастов, затем через какое-то время лишили этого права наиболее активную категорию россиян - сорокалетних. Началась пробуксовка с отправкой "писем счастья"...
Еще более серьезный повод для волнений дало правительство, суматошно внеся в Государственную Думу важнейший законопроект о замене льгот денежными компенсациями. Документ, увы, не подкреплялся продуманной системой информирования людей, детальными расчетами по каждому региону и по всем группам населения, а предложенные первоначально "средние" суммы компенсаций были столь издевательски малы, что вызвали гневные протесты граждан и общественных организаций. В средствах массовой информации, особенно оппозиционных, появились броские заголовки, которые лишь подливали масло в огонь: "Отмена льгот - второй Чернобыль", "Социальный геноцид", "Это преступление против народа" и т.п. Депутаты добились от правительства внесения очень существенных поправок в законопроект, который стал теперь выглядеть совсем иначе; удалось отстоять целый ряд важнейших социальных гарантий. Но зачем, спрашивается, кабинету министров надо было, внося "сырой", непродуманный документ, будоражить общество? Цифры исправили, а рейтинг доверия к правительству, власти снизился. "Вот видите, - говорили оппоненты, - кабинет министров согласился, что первоначальные цифры были явно заниженными. Значит, правительство хотело элементарно "надуть" граждан? И хотя на этот раз не получилось, верить властям нельзя..." Такие вещи население не забывает.
Особенно ярким примером не обусловленной объективными причинами общественной встряски в благоприятных экономических условиях стал недавний так называемый "банковский кризис". Никаких оснований для возникновения массовых панических настроений среди вкладчиков не было и нет. Ну отозвали лицензию у одного банка, который спекулятивно преувеличивал собственный капитал. Неприятный факт, но не трагический (деньги для выплат по депозитам в этом банке есть). Напомню: с начала 1999-го по 31 мая 2004-го в стране прекратили существование не один и не два, а 292 банка. И никаких общественных катаклизмов это не вызвало. А тут вдруг начался "пожар". Банки перестали давать кредиты друг другу; к кассам в ряде офисов выстроились очереди граждан; началась ажиотажная скупка долларов... В Интернете появились "черные списки" банков, к которым якобы имелись вопросы у финансовой разведки, ЦБ. Надо было сильно постараться, чтобы поднять такую волну. Центробанк, правительство явно затянули с квалифицированным реагированием на ситуацию.
Между прочим, в апреле 1999-го начальник управления Министерства по налогам и сборам Дмитрий Игнатьев заявил на международной конференции прямым текстом: "У нас есть "черный список", в который вошли 50 российских банков, и мы активизируем работу с Банком России по отзыву лицензий у этих кредитных организаций". Заявление было широко растиражировано. И что же? Никакой паники тогда это не вызвало. А в июле 2004-го при более надежной экономической ситуации начались непонятные "водовороты". Не странно ли? Кому это было выгодно?
Попытки раскачивания ситуации периодически проявляются и в сфере бизнеса. Вот, например, вполне ясная, казалось бы, криминальная ситуация с неуплатой налогов компанией "ЮКОС". Во всем цивилизованном мире наживаться за счет государства непозволительно. Так что "дело ЮКОСа" само по себе заурядно. Но сколько шума вызвало оно! "За кампанией против "ЮКОСа" стоят силы, которые сделали ставку на захват власти в России", - писал один аналитик. "Государство намерено уничтожить "ЮКОС", - утверждал другой, настаивая на "политической подоплеке" дела. Министр финансов Алексей Кудрин, пытаясь ослабить накал страстей, вполне определенно заявил, что государство не заинтересовано в банкротстве нефтяной компании. Но вскоре последовали действия чиновников правоохранительной системы, как будто демонстративно направленные на банкротство "ЮКОСа". Создалось впечатление, что на властном Олимпе нет однозначного понимания ситуации, действуют разнонаправленные силы...
А тут еще стали появляться слухи со ссылкой на проверки, проводимые Счетной палатой, о незаконной приватизации наиболее значимых предприятий. Активно муссировались предположения о возможной деприватизации их. Затем слухи опровергались, после вновь начинали циркулировать. Спору нет, проверять законность приватизации "лакомых кусков" экономики, соблюдение условий инвестиционных конкурсов надо. Другое дело, что кто-то, "дополняя" в негативном ключе пробелы информационного обеспечения (власти так и не научились всерьез заниматься этим), сознательно нагнетал тревожные ожидания среди предпринимателей, пугал "массовыми экспроприационными чистками", "кардинальным разворотом вектора экономических реформ". И капиталы вновь активно потекли из России: за полгода "убежало" более 5 миллиардов долларов (а по оценкам Сергея Алексашенко, - 15 миллиардов).
Спору нет, обострение ситуации во многих случаях является следствием непродуманных действий чиновников, властей разных уровней, их неумения просчитать последствия принимаемых решений. Но ясно и то, что определенные силы используют эти просчеты для нагнетания тревожных настроений, стремятся посильнее "раскачать лодку", следуя известному принципу "чем хуже будет стране, тем лучше". В июльском номере одного из леворадикальных изданий на первой полосе автор рисует апокалиптические картины будущего кровавого бунта. Газета с упоением "пророчествует": "Мир сегодняшней России будет разрушен... Пусть историки будущей революции ахают, описывая, как... толпа всаживала отточенный кол в брюхо держателей овощных рынков, надувала в зад через соломинки юмористов. Будут потоки крови, пепелища, взорванные электростанции, висящие на фонарях депутаты. В храмах, построенных на кровавые деньги, опять устроят рабочие клубы, засыпят колхозную картошку..." Иначе, как горячечным бредом, это не назовешь. Но на слабонервных граждан такая людоедская риторика действует. По крайней мере, "раскачивание лодки" идет.
А насколько все-таки готово общество к "потокам крови, пепелищам, взорванным электростанциям"? Как показывают социологические исследования, народ категорически не хочет революций, сыт по горло "реками крови", которые заливали Россию в апокалиптические периоды ее многострадальной истории-судьбы. Даже в цивилизованных митингах протеста против роста цен и падения уровня жизни могли бы, "скорее всего", принять участие только 20 процентов россиян (майские данные Аналитического центра Юрия Левады). На другой вопрос: "Насколько возможны в вашем городе, сельском районе выступления протеста с политическими требованиями?" - лишь 18 процентов граждан ответили утвердительно, а 67 процентов сказали, что это маловероятно. Так что запугивания, извергаемые леворадикальными пророками, можно отнести в известной мере к пропагандистским "страшилкам". Однако же "раскачиванию лодки" они помогают.
Гораздо опаснее, думается, дилетантизм чиновничества (оставим здесь в стороне зловещую проблему широкомасштабной коррупционности), принятие исполнительной властью скороспелых решений - без четкой проработки близких и отдаленных последствий. Это дискредитирует не только правительство, но и является серьезной "подставой" президента. Министры рапортуют о стремительном и непрерывном росте реальных доходов населения, но социологические исследования дают несколько иную картину. Судя по опросам, проведенным интервьюерами "Левада-центра" в мае 2004-го, более половины россиян заявили, что материальное положение семьи за последний год не изменилось. Еще 28 процентов граждан ответили, что стали жить даже хуже. Улучшение коснулось только 16 процентов опрошенных. Несоответствие министерских рапортов жизненным реалиям, избыточные волнения по поводу монетизации льгот, а также устойчивости банковской системы, недоверие к власти - все это будоражит россиян.
"За прошедшие несколько недель, - пишет в испанской газете EL Pais Пилар Боне из Москвы, - в стране, которая должна процветать благодаря высоким ценам на нефть на мировом рынке, власти сумели настроить против себя достаточно широкие слои общества... В ситуации, когда возникает необходимость объяснить россиянам важнейшие вопросы политики страны, высокопоставленные чиновники предпочитают отмалчиваться..." Не случайно авторитет правительства стал быстро падать. Если в апреле 2004-го деятельность кабинета министров поддерживали 44 процента опрошенных, не одобряли 40 (материалы "Левада-центра"), то всего через два месяца - в июне - ситуация заметно изменилась: позитивных ответов (38 процентов) оказалось почти в полтора раза меньше, чем негативных (54). Несколько снизился и рейтинг президента. В марте деятельность главы государства одобряли 86 процентов россиян, в июне - 72. Это тоже высокий уровень доверия. Тем не менее в Кремль общество отправило вполне определенный сигнал: некомпетентность чиновников, "раскачивание лодки", предпринимаемое определенными (это опять же отдельный вопрос) силами, может иметь негативные последствия для стабильности в стране, для судеб и без того слишком затянувшихся реформ. А это действительно опасно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников