Есть такая профессия - вратарь

Слева направо: Юрий Савичев, Александр Бородюк и Дмитрий Харин. Фото: Moscow-Live.ru
Георгий Настенко
Опубликовано 00:24 24 Августа 2018г.

Олимпийский чемпион Дмитрий Харин дал интервью «Труду». Тем более есть хороший повод: ему только что стукнуло 50


Олимпийский чемпион Дмитрий Харин, защищавший ворота сборной, а также «Торпедо», «Динамо», ЦСКА, «Челси» и «Селтика», сейчас живет в Лондоне, работает тренером. В один из своих редких приездов в Москву Дмитрий дал интервью «Труду». Тем более есть хороший повод: ему только что стукнуло 50.

Естественно, разговор начался с самых памятных подарков, которые Дмитрию пришлось получать в своей жизни. На эту тему он думал не очень долго:

— Самый яркий презент я получил не на день рождения, а на матче, который «МЮ» проводил в 2001 году в честь 10-летия выступления Райана Гиггза за эту команду. Пригласили сыграть «Селтик», за который я тогда выступал. И Гиггз всем нам подарил очень хорошие именные часы — прекрасная память о том событии...

Но, конечно же, и самые дорогие часы не перевесят золотую олимпийскую медаль, завоеванную в Сеуле в 1988-м. И было тогда Харину всего 20 лет. Это был турнир, где сошлись будущие суперзвезды мирового футбола. Только вслушайтесь в эти имена: Христо Стоичков из Болгарии, немец Юрген Клинсман, бразильцы Ромарио, Бебето, Карека... Выиграть в такой компании олимпийский турнир дорогого стоит! А у них с тренером Анатолием Бышовцом получилось! Как теперь выясняется, это был успех, к которому нашему футболу не удается приблизиться уже 30 лет.

А потом началась британская эпопея. Жена Харина Лилия еще до приезда в Лондон знала английский на приличном уровне, а вот ему самому пришлось учить чужой язык с основ. Обучение проходило по стандартной схеме: клуб нанял преподавателя, не знающего русский... Если бы не целеустремленность Дмитрия (без которой, собственно, настоящего вратаря не бывает), адаптация прошла бы куда труднее.

Играл в «Челси» и «Селтике», а после тяжелой травмы — и за полупрофессиональный клуб в региональном первенстве. Там девять игроков команды имели статус профессионалов, остальные тренировались и играли в свободное от основной работы время. Как рассказывает Харин, некоторым из них, талантливым, руководство клуба настойчиво предлагало подписать контракт, но ребята отказывались, поскольку на своей основной работе имели приличные заработки и лучшие, чем в футболе, перспективы...

Спрашиваю Дмитрия, почему, по мнению специалистов, лишь Харин и Канчельскис в полной мере проявили себя в Англии. Чего не хватало остальным российским легионерам?

— Любому из наших, кто сейчас мог бы сюда приехать, я бы дал два совета. Английский болельщик может простить любую ошибку — если ты не забил пенальти, промазал по воротам с двух метров. Но не простит, если ты не отдаешься на поле на 110%. На тебе тут же поставят крест. И второе. В английском футболе не проходит, если ты один матч сыграл хорошо, а в следующем ходишь пешком. Здесь каждая игра — праздник, будни проводи дома. Вот, кажется, и все.

Он с сыном до сих пор ходит на ключевые матчи «Челси». Не в служебную ложу, а покупает билеты как обычный болельщик. С Абрамовичем знаком, но с руководством «Челси» не общается — оно полностью поменялось с тех пор, когда Харин там играл. На мой вопрос, участвует ли он в политических дискуссиях, отвечает так:

— Профессиональные футболисты — люди образованные и адекватные. Следят за прессой, способны объективно оценивать ситуацию. При мне антироссийских настроений никто из них не выражал. А по окончании чемпионата мира 2018 года британская пресса намного лучше стала отзываться не только о наших футболистах, но и о России в целом. И это приятно.

Из российских футболистов он продолжает общаться с давним товарищем по «Торпедо» Олегом Ширинбековым, с Сергеем Кирьяковым, экс-армейцами Александром Гришиным и Ильшатом Файзулиным. Из друзей по олимпийской сборной — с Юрой Савичевым, который живет в Германии. Правда, видятся они редко — у всех свои дела.

Сын Игорь в футбол по стопам отца не пошел. В Кардиффском университете учился на факультете английского языка и журналистики, потом в Оксфорде закончил курс «Физическая подготовка». Год назад он открыл свою компанию, занимающуюся реабилитацией людей, имеющих нарушения двигательного аппарата или перенесших тяжелые травмы и онкологические заболевания.

Как говорит отец, профессия хорошая, благородная. Не хуже, чем вратарь...




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?