06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБИЛЬНЫ ЗАКРОМА ОБИТЕЛИ

Федосов Александр
Опубликовано 01:01 24 Сентября 2002г.
Отец Диомид - монастырский летописец, но сейчас он с садовыми ножницами и варом хлопочет около яблонь и груш, обрезая веточки и попутно пробуя сочные плоды. На склоне, где размещается монастырь, деревьев немного, но за оградой - большой сад, возвращенный инокам. Десяток гектаров плодоносящих деревьев - пока слишком большое хозяйство для немногочисленной братии. Отец Диомид говорит, что хотели было купить заводик для переработки даров земных, но приуныли, когда им цену на железки назвали.

Пока придется сушить яблоки или просить благочестивых помощниц из ближних и дальних деревень, чтобы помогли варенье сварить. Часть урожая отправят в Железногорск на переработку. Самим-то не управиться. Рук рабочих не хватает, потому что строительные баталии ведутся на площади всего монастыря - и церкви восстанавливают, и трапезную, и братские корпуса. Памятуют о подвиге предшественников, и потому руины с каждым годом отступают. Молитвой и усердием обитель восстанавливали и после Смутного времени. Правда, большевистский разор оказался совсем уж беспощадным, кое-как уцелела одна церковь, да еще несколько строений, занятых школой.
В начале двадцатого века древний Площанский монастырь, находившийся тогда еще на землях Орловской губернии, владел немалым наделом - около 2600 гектаров или десятин, как тогда означали. Даже сотне монахов трудно было управиться с таким богатством, потому нанимали крестьян для пахоты и уборки урожая. Но ведь не для обогащения приобретали земли. Обитель строила школы, за год пятьюдесятью тысячами обедов потчевала бедный люд и странников. Число же паломников росло день ото дня, потому что рассказы о чудотворной Казанской иконе Божией Матери достигали мест самых дальних. Обители, превознесенной известными старцами, прочили славу Оптиной Пустыни.
После революции монахов потеснили коммунары из соседнего района. Работали они на полях скверно, но разрушить успели многое, клевеща на настоятеля и иноков. В шестидесятые годы разгром монастыря завершили, строения заняли местные жители, и уже, казалось, никогда он не восстанет из пепла. Возрождаться же стал благодаря усердию отца Сергия, принявшемуся строить со скорбью за случившееся при коммунистах кощунство, но и с надеждой. Нынче настоятель, преодолевая телесные хвори, прорабски хлопочет о цементе, краске, газопроводе. Братия занята сельским трудом и строительством.
Прямо посреди монастыря - почти крымский виноградный пейзаж. Гроздья уже налились солнцем, и скоро их срежут. Собрали персики и абрикосы, в длинных теплицах дозревают в сеточках арбузы. Послушник Аркадий управляется с яблоками. Их надо порезать и разложить на солнце, чтобы сохли. Аркадий в основном обслуживает машины, но крестьянского труда тоже не боится. Бежал он в монастырь от наркотиков два года назад. Лет через семь надеется принять постриг. Мать, радуясь спасению сына, огорчается только тому, что нескоро сможет нянчить внуков - когда выйдет замуж сестра Аркадия. На грядках монастырского огорода еще много огурцов, шелестят ботвой морковь и свекла.
За пределами монастыря - огород побольше -30 гектаров. Но отдана земля лишь во временное пользование. Выращивают монахи картофель, для восьми коров и нескольких коз братия заготавливает сено. Есть у них пара грузовичков, экскаватор и два мотоблока. Мечтают иноки о сенокосилке и прочих сельскохозяйственных машинах, но и без них не ропщут. На зиму братия солит огурцы и помидоры, ходит в лес за грибами - основным источником белков.
Прямо за монастырской стеной - чудное озеро. Посреди него на дубовых сваях некогда стояла часовня, куда текла по деревянным трубам вода из святого источника. Нынче часовню соорудили на берегу.
- Рыбы здесь хватает, - говорит отец Диомид. Карпы и щуки - по пуду. На удочку много не поймаешь, потому сетями пользуемся. Но от браконьеров озеро оберегаем, стороннему люду разрешаем ловить только на удочку. Юридическую сторону надо еще утрясать, чтобы за монастырем закрепили права на озеро.
Все выращенное и выловленное хранят в древних подвалах с багровыми сводами. Келарь отец Филарет показывает ярусы для картофеля, моркови и других овощей. Здесь же четыреста литров кагора, привезенного из Анапы. Вино используется во время службы и в праздники, когда иноки могут выпить по стаканчику. Как выразился отец Филарет, чтобы завеселиться.
Нынче каждый третий гектар пашни в Брянской области зарастает сорняками и деревьями. В окрестностях же монастыря земля плодородит. Отец Диомид говорит, что не прочь увеличить свой земельный надел, но пока отпугивает юридическая зыбкость новых законов. Среди насельников в основном бывшие городские жители, работы на полях раньше не видевшие. Немало времени пройдет, прежде чем научатся ходить за плугом и управляться с косой. Но, как говорится, терпенье и труд все перетрут


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников