05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ МИНИСТРУ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 24 Сентября 2003г.
Как известно, руководство контртеррористической операцией в Чечне передано от ФСБ к МВД. И сама операция теперь нацелена прежде всего на обеспечение конституционного порядка в республике. О целях и задачах чеченской милиции на новом этапе рассказывает министр внутренних дел Чечни Алу АЛХАНОВ.

- Означает ли факт передачи руководства, что роль чеченской милиции в борьбе с терроризмом и диверсиями возросла?
- Безусловно. Сейчас детализировать, где, на каких направлениях мы сконцентрируем свои усилия, думаю, нет необходимости. Перед нами стоят задачи по обеспечению общественного порядка, личной безопасности граждан, предупреждению и пресечению преступных деяний.
- Располагает ли чеченская милиция необходимыми службами и материальными ресурсами для эффективной борьбы с незаконными вооруженными формированиями и особенно с террористами?
- Если я скажу, что мы обеспечены на 100 процентов всем необходимым, то, конечно, буду не прав. Отсутствует пока и подразделение по борьбе с организованной преступностью. Я думаю, мы найдем понимание в решении этого вопроса на уровне федерального центра, потому что терроризм опасен не только для Чеченской республики, но и в целом для России.
Одним словом, забот хватает. Они - объективного плана. Возьмем, к примеру, кадровые вопросы. 10-12 последних лет получить образование в республике было невозможно. Откуда же милиции черпать кадры? Приходится брать на работу людей, которые во многом безграмотны. А ведь завтра из них нужно вырастить нормальных кадровых офицеров. Второе - за последнее десятилетие совершенно размыты такие понятия, как идеология, мораль и нравственность. В этом отношении работы у нас еще непочатый край, хотя и делается уже многое. К примеру, на базе некоторых райотделов мы проводим специальные занятия по подготовке личного состава. И самое главное, - у нас очень хороший учебный центр.
- Господин Кадыров не раз заявлял о том, что на работу в милицию нужно брать раскаявшихся, амнистированных боевиков. Они, мол, в совершенстве владеют оружием, умеют воевать, хорошо знают бандитские тропы... Вы разделяете эту точку зрения?
- Этот вопрос в наших условиях далеко не столь однозначен. В нормальном субъекте Российской Федерации, где нет незаконных вооруженных формирований, о привлечении бывших боевиков к работе в МВД, наверное, не может быть и речи. Другое дело - Чечня. На службу, как я уже говорил, приходят совсем зеленые ребята, которые не только не прошли специальной подготовки, но даже не служили в армии. А им уже сегодня нужно идти в бой с экстремистами. Могут ли они эффективно защищать мирное население от боевиков и бандитов? Поэтому я в определенной степени разделяю позицию Кадырова. Но пока мы не принимаем на работу в МВД амнистированных боевиков. Хотя есть масса примеров, когда вышедшие из лесов люди, воевавшие против нас, теперь - рядом с нами, добровольно участвуют в боевых операциях, погибают, как и многие из нас.
- Но если они - не в рядах милиции, то - какие силовые структуры представляют?
- Скажем так - комендантские структуры. Как только нужна их помощь - они рядом с милиционерами. Согласно закону о милиции брать этих людей в органы внутренних дел я не имею права.
- Как долго, на ваш взгляд, продлится сопротивление сепаратистов? И почему бандформирования до сих пор получают подпитку людьми?
- Очень интересный вопрос: кто и почему идет в банды? Есть данные, что чеченцев там все меньше, в основном воюют наемники. Но есть и чеченцы, идущие в бандформирования ради денег. Многие семьи, потерявшие своих родных в боестолкновениях с федералами, до сих пор готовы мстить за их гибель. Наконец, виновата и сама федеральная власть. Заключив хасавюртовское соглашение с Масхадовым в 1996 году, она отдала Чечню на откуп разным басаевым и хаттабам, а те развернули на территории республики подготовку новых бандитов. Вот их выкормыши и бесчинствуют до сих пор.
Если говорить о сегодняшнем дне, то ситуация осложняется участившимися похищениями людей, вина за которые более чем в половине случаев ложится на федеральные силы. Это вызывает озлобление народа и является еще одной причиной подпитки бандформирований. Только с начала нынешнего года в Чечне бесследно похищено более 300 человек. Есть свидетельские показания, когда людей увозят неизвестно куда прямо с рабочего места и - с концами. Причем без каких-либо законных оснований и соблюдения правовых норм.
- Противостояние в обществе все еще продолжается, и боевики, похоже, не оставляют попыток сорвать предстоящие выборы. Как чеченская милиция собирается обеспечить их нормальное проведение?
- Буквально на днях в Ленинском районе Грозного в непосредственной близости от избирательного участка N10 обнаружено и уничтожено самодельное взрывное устройство. А в Шелковском районе обстреляно из гранатометов здание райотдела милиции. Эти и другие факты свидетельствуют о том, что бандформирования не оставляют надежды помешать свободному волеизъявлению народа на президентских выборах.
Все меры по обеспечению безопасности людей, работающих в выборных структурах, нами предприняты. Охранять избирательные участки во взаимодействии с военными будут около 10 тысяч милиционеров. Предстоит трудный экзамен на зрелость республиканских органов правопорядка, но, уверен, мы его выдержим. Благо у нас есть опыт обеспечения безопасности проведения референдума по конституции. Помешать выборам мы не позволим никому.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников