06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДРЕЙ КИВИНОВ: ПО МИЛИЦИИ Я ДО СИХ ПОР СКУЧАЮ

Смирнов Алексей
Опубликовано 01:01 24 Сентября 2004г.
Представляем собеседника КИВИНОВ Андрей Владимирович родился 25 ноября 1961 года в Ленинграде. Получив в 1986-м диплом инженера-кораблестроителя, решил сменить профессию и по комсомольской путевке пошел на работу в милицию, на должность оперуполномоченного уголовного розыска. Окончив высшие курсы МВД, попал по распределению в 64-е питерское отделение милиции Кировского РУВД, где прослужил пять лет и где познакомился с прототипами героев своих будущих произведений. Там же в свободное от службы время написал первую повесть "Кошмар на улице Стачек". В 1994 году она вышла в свет. Тогда же возглавил созданное в районе отделение по раскрытию умышленных убийств, где и работал до 1998 года. Оставил службу в звании майора милиции. Награжден медалью "За отличную службу по охране общественного порядка". В 1995 году был принят в Союз писателей. В 1999 году награжден премией МВД за лучшее произведение о деятельности органов внутренних дел. Автор ряда художественных произведений, по которым сняты сериалы "Улицы разбитых фонарей" и "Убойная сила".

- Андрей Владимирович, так кто же вы на самом деле - милиционер или литератор?
- Сегодня - литератор. То есть время от времени я занимаюсь литературой.
- Вы пишете детективы. А как относитесь к тому, что в этом жанре выпускается много низкопробных подделок?
- Что тут сказать... Если помните, долгое время книга была у нас в дефиците. Затем плотину прорвало. Пестрые обложки, побольше "клубнички со сливками", алой кровушки... Стоит ли авторам ломать голову над хорошим сюжетом, если можно работать по трафарету, делая по пять бестселлеров в год? Вскоре некоторые издательства вообще отказались от услуг авторов. Набирается команда борзописцев, берет себе общий псевдоним - и закипела работа. В месяц по книге. Немного рекламы, - и проект готов. Кушайте, люди добрые! Вряд ли я открываю Америку. Сейчас, кстати, читатель стал более разборчивым, одной кровушкой его уже не заманишь. На приключенческую литературу всегда будет спрос, но на качественную. Я, кстати, за десять лет занятий литературой выпустил всего восемь книг, из них лишь шесть в жанре милицейского "производственного" романа. Поэтому считаю себя не совсем коммерческим автором.
- Произведения каких авторов детективного жанра находите достойными прочтения?
- Детективный жанр я не очень люблю, в силу того, что долгое время был сыщиком. Мне нравятся экономические триллеры Юлии Латыниной, криминальные романы моего друга Андрея Константинова, некоторые вещи питерца Никиты Филатова. Их книги объединяет глубокое знание темы, хорошая интрига. Вообще я предпочитаю читать прозу тех авторов, кто знает предмет, о котором пишет.
- Вы породили Дукалиса и Ларина. Значит, как Тарас Бульба, вольны и убить их?
- Вероятно, вы имеете в виду все-таки экранных персонажей. Ларин "литературный" есть всего в семи повестях, а на экране, кажется, благополучно действует уже в сто пятидесятой серии, и я понятия не имею, как складывается его жизнь, так как давно не имею отношения к созданию сценариев для "Улиц разбитых фонарей". Да, я слышал, что из-за конфликта между продюсерами кого-то из героев убили. Кстати, после этого у меня родилась идея завершить литературную жизнь упомянутых героев - написать по рассказу, кто кем стал десять лет спустя, и больше к ним не возвращаться. Но при этом никого не убивать...
- Вероятно, потому что у всех у них есть реальные прототипы? Наверняка, и себя любимого вы вывели в своих книгах?
- Разумеется! Я - Мухомор! В первых повестях, правда, есть персонаж по фамилии Кивинов, но это не я. Он слишком уж героический. Персонаж Ларин собирательный, ко мне никакого отношения не имеет. В книгах его вообще звать Кирилл, а не Андрей. Реальные прототипы есть у Дукалиса (Анатолий Дукул, в прошлом году вышел на пенсию в звании подполковника милиции), у Соловца (Олег Дудинцев, тоже пенсионер, мой соавтор по "Убойной силе"), у Волкова (Вячеслав Баснев, ныне работает в таможне) и у Казановы (Алексей Филиппов, к большому несчастью, скончался прошлым летом в возрасте 36 лет, был действующим оперативником). У персонажей "Убойной силы" прототипов нет. Кстати, в "Улицах" по моим книгам снято всего 25 серий, когда книги закончились, сюжеты придумывали другие авторы, поставив дело на поток. Многие из них и близко не представляют, как работает милиция. В "Убойной силе" я выступаю уже как сценарист. В этом сериале подход к производству очень серьезный, сценарий согласовывается с продюсерами до запятой, поэтому в год выходит максимум десять серий.
- Андрей Владимирович, но почему вы вдруг начали в новых сериях посылать оперов то в Америку, то во Францию. Скоро, наверное, на Марс их к гуманоидам зашлете, чтобы и там раскрываемость преступлений повышать.
- Угадали! В серии "Аномальная зона" ("Убойная сила-5") герои попадают на Марс! В следующем блоке события нескольких серий происходят в ЮАР. И не потому, что мы себя исчерпали. Это законы кино. Согласитесь, зрителю интересней видеть Лос-Анджелес или Канны, чем одни и те же унылые кабинеты. Другое дело, как это сделано. Можно и на Венеру героев отправить, и если это сделать талантливо, то никто не усомнится, что такое может быть на самом деле. Мы стараемся чепухи не сочинять.
- Вы считаете своих ментов героями нашего времени? Когда-то - Чапаев и молодогвардейцы, а теперь - Дукалис с Лариным?
- Я их просто придумал. Если кто-то считает их героями, то в этом ничего плохого не вижу. Лучше герои-менты, чем бандиты.
- А почему вы ушли из милиции?
- Ушел я 1998 году, когда к руководству питерской милицией пришли люди, мягко говоря, некомпетентные. Ушел не один, всей командой мы положили рапорта на стол. Для меня последней каплей был приказ явиться на лыжную подготовку. Вместо раскрытия убийств я должен бегать по лыжне. Все это, кстати, описано в повести "Мент обреченный". А по милиции я до сих пор скучаю, хотя, признаюсь, и негатива там хватало.
- Не думали о том, чтобы сменить амплуа? К примеру, написать любовный роман?
- Последний роман про убойный отдел вышел в 1996 году. Если я и пишу сейчас про милицию, то небольшие рассказы, да и то с другими персонажами. Нынче предпочитаю немилицейскую прозу. В сборнике "Кошачий коготь" - в основном бытовые истории. В романе "Псевдоним для героя" главный персонаж - журналист, в повести "Глянец" - писатель. Чисто любовные истории у меня вряд ли получатся, я больше авантюрный автор. В сценариях "Убойной силы" - да, герои те же. И пока они будут популярными, мы будем продолжать сериал, стараясь не опускать планку качества.
- Ваши герои-милиционеры такие правильные, принципиальные, взяток не берут. Откуда же "оборотни в погонах", низкая раскрываемость преступлений?
- Во-первых, далеко не все такие, как герои "Убойной силы" Рогов и Плахов; эти образы, к слову, и задумывались героическими, как и подобает персонажам сериала. Многие убийства, в том числе и заказные, все-таки раскрываются. Хотя согласен: до идеала еще очень далеко. Вопрос об "оборотнях" непростой - я, например, посвятил этому целую книгу - "Кома". Но, если в двух словах, то, с одной стороны, у нынешней милиции появилось гораздо больше соблазнов и способов их достижения, с другой - нищенское обеспечение государством. Отсюда и печальный результат. "Оборотни", кстати, есть не только в нашей милиции. Я был в Лос-Анджелесе в разгар борьбы с "оборотнями", и ситуация там не менее простая, чем у нас. Причины явления другие, но "оборотни" похожи.
- А почему ваш Вася в первых частях фильма беспробудно пьет, дурит, а потом вдруг ярым трезвенником становится?
- Образ "выпивохи Рогова" задал в первой серии режиссер Александр Рогожкин. Это единственная серия "Убойной силы", снятая без моего участия. Мы же с Олегом Дудинцевым не хотели спекулировать на алкогольной теме, Вася у нас пил, как все нормальные люди. Да, в милиции выпивают, но не больше, чем где-либо. Я в этом мог неоднократно убедиться. Кстати, я сам непьющий.
- Не обидно быть все время за кадром? Все знают ваших героев, а вас мало кто.
- С этим надо смириться, иначе свихнешься. Это удел не только сценаристов, но всех, кто находится за кадром. Зато есть свои преимущества - можно спокойно ездить в метро и гулять по улице.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников