10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПОЛЯРНАЯ ПРОПИСКА ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА

Корзенников Сергей
Опубликовано 01:01 24 Октября 2000г.
Фасад управления Норильской горной компании украшают ордена Ленина, Октябрьской революции и Трудового Красного знамени. И хотя компания уже почти три года является образцово-показательным капиталистическим предприятием, от своего славного прошлого, завоеванного в эпоху социализма, коллектив "Горки" - так ласково называют компанию норильчане - отказываться не собирается. Напротив, сочетая опыт прежних лет с реалиями сегодняшнего дня, здесь успешно решают весьма непростую задачу - как можно быстрее стать лучшим предприятием в своей отрасли в мире.

Норильская горная компания, один из китов, на которых держится экономика России, ныне производит 18 процентов мировой платины, 66 процентов палладия, контролирует 22 процента мирового производства никеля и 19 процентов кобальта. Именно в Норильске производится большая часть российской меди. И еще один показатель того, что такое "Горка": более 60 процентов бюджета Красноярского края формируется за счет предприятия, по которому еще каких-то три года назад готовились справлять поминки.
ВСЕ ПРОХОДИТ, КОМБИНАТ ОСТАЕТСЯ
Это несколько перефразированное высказывание мудреца древности очень нравится генеральному директору Норильской горной компании Джонсону Хагажееву. И не потому, что его родное предприяти е столь удачно вписалось в Соломоново изречение: оно как нельзя лучше характеризует 65-летнюю историю компании. Какие бы невзгоды не обрушивались на нее, норильчане всегда выдерживали их с честью. Пожалуй, самыми тяжелыми оказались так называемые перестроечные годы. Выпуск продукции сократился едва ли не вдвое, задолженность по зарплате превысила 16 триллионов неденоминированных рублей. И самое страшное - начались волнения среди рабочих.
"У нас люди пошли на крайность, - вспоминает начало 97-го заместитель директора рудника "Таймырский" Роберт Галазов. - Возмущенные многомесячной задержкой зарплаты, 150 горняков отказались подниматься на поверхность и устроили сидячую забастовку на полуторакилометровой глубине. Кто их только не уговаривал, приезжало высокое начальство и пугало их всевозможными карами. Но люди упорно стояли на своем. А собственник - государство - лишь беспомощно разводило руками..."
Когда кому-то плохо, обязательно найдутся те, кто, выражая сочувствие, в то же время довольно потирают руки. Так было и с комбинатом. В то время, когда предприятие, казалось, вот-вот рухнет, его конкуренты на мировом рынке готовились к поминальной молитве, а заодно и к перекройке сфер влияния. Но они не учли одной нашей особенности: переболев, мы, как правило, становимся крепче, чем были.
"Я бы ни за что не вернулся в компанию, если бы ей не было так плохо, как в 97-м, - признается Джонсон Талович. - Но Норильск - это моя молодость, это люди, которых я не мог оставить в беде". В сказанном нет ни одного красного словца, ни малейшего намека покрасоваться перед многомиллионной читательской аудиторией. Прибыв в заполярный Норильск молодым специалистом, Хагажеев по указке сверху был переведен на Балхашский комбинат уже состоявшимся руководителем, для которого практически не существовало секретов в организации производственного процесса. "Меня всегда направляли на самые провальные предприятия, - вспоминает он свое прошлое. - То, что я должен был вытащить их из прорыва, воспринималось как нечто само собой разумеющееся".
Каких усилий стоило Хагажееву и его команде вывести предприятие из безнадежного, казалось бы, пике, - об этом можно только догадываться. Но за последние годы здесь на треть увеличили выпуск цветных металлов и вдвое - благородных, а себестоимость продукции при этом снизилась на треть. Так что стопроцентно прав один из бригадиров НГК Меджид Абдуллаев, когда посоветовал политикам не метаться по "заграницам", а пристальнее присмотреться к Заполярью, где действительно есть почва для отечественного "экономическое чудо".
Теперь, казалось бы, куда уж лучше: предприятие работает стабильно, люди вовремя получают немыслимую по российским меркам зарплату, процветает территория, исправно получающая налоги. Но думать так могут те, кто не знает Хагажеева. Посетивший Норильск с официальным визитом полномочный представитель президента РФ по Сибирскому федеральному округу Леонид Драчевский также отметил: "В меня вселяет особый оптимизм то, что авторы самой удачной модели акционированных предприятий сами не считают ее идеальной. Несмотря на то что сделано много, они не останавливаются на месте, испытывают неудовлетворенность, хотят создать нечто лучшее, более совершенное". Это, на мой взгляд, одно из главных качеств топ-менеджера, и я думаю, что в этом залог успешного будущего компании", - подытожил полпред президента РФ.
Действительно, Хагажеев уверен, что узких мест еще предостаточно как в организации производства, так и в его технологическом оснащении. Его уже не устраивают пяти- и десятилетние планы развития компании. Он отчетливо видит, какой она будет в 2050 году: "К этому времени компанию будет не узнать. Вместо трех действующих ныне заводов останется один, а объем выпускаемой продукции при этом возрастет. На смену ныне действующему придет принципиально новое технологическое оборудование, которое пока находится в проектных разработках. Сегодня мы вкладываем значительные средства в геологоразведку, чтобы обеспечить компанию надежной сырьевой базой. Все это позволяет мне говорить людям: можете не волноваться - будущее у Норильска есть".
СТАВШИЙ СИЛЬНЫМ СТАНЕТ СИЛЬНЕЕ
Эту фразу я неоднократно слышал при обсуждении перспектив компании в разговоре с директором НГК по связям с общественностью и СМИ Андреем Грачевым. По его словам, комбинат объективно достиг такого уровня развития, когда ему "подобно самодостаточному и самовоспроизводящемуся организму не требуется особой помощи извне". Более того, в названном принципе человек, отвечающий за имидж компании, не без основания усматривает образ поступательности и стабильного роста предприятия. В связи с этим Андрей Грачев намерен предложить генеральному директору фразу "Ставший сильным станет сильнее" в качестве официального слогана НГК.
Еще совсем недавно каждый школьник мог запросто перечислить все "невзгоды", которые несет человеку труда капитализм. Норильский опыт, в основе которого лежит частный капитал, убеждает в обратном: оказывается, у капитализма может быть человеческое лицо. По крайней мере никто из моих многочисленных собеседников, работающих в компании, не призывал к свержению нынешних владельцев предприятия. Напротив, все они как один утверждали, что со сменой собственника жизнь стала более благополучной. Доказательством тому и опрос, проведенный нынешним летом: более половины его участников считают, что их вполне устраивает нынешнее положение, и ни о каком возврате к прошлому они и слышать не желают. Однако время от времени находятся желающие поиграть на нервах у норильчан. Вспомнить хотя недавние дебаты относительно итогов приватизации: мол, хапнул господин Потанин за бесценок лакомый кусочек ...
"Почему, когда предприятие стояло на коленях, никто не рвался ему помочь ?- задается вполне резонным вопросом Хагажеев. - Почему сегодня всем вдруг стала интересна Норильская горная компания? Ведь ныне "на боку" почти 90 процентов российских предприятий - занимайтесь ими!" То, что судьба их "образцово-показательного капиталистического предприятия" им далеко не безразлична, доказали рабочие Надеждинского металлургического завода, когда потребовали от полномочного представителя президента России по Сибирскому федеральному округу внести ясность в вопрос о приватизации. На что Леонид Драчевский сказал, что им волноваться не стоит. "Побольше бы таких предприятий, тогда у государства было бы гораздо меньше проблем", - добавил Леонид Вадимович.
В том, что у комбината сегодня настоящий хозяин, убедиться пришлось не единожды. К примеру, на решение основной текущей задачи - реконструкции основного производства - в предстоящее пятилетие планируется израсходовать три с половиной миллиарда долларов. Кстати, это вовсе не значит, что переход на современный технологический уровень пока еще только в планах. Он уже идет полным ходом. Буквально в эти дни в рамках общей программы реконструкции НГК на Кайерканский угольный разрез, входящий в управление угольных и нерудных горных предприятий компании, поступило импортное, суперсовременное оборудование, работа на котором предполагает использование самых передовых мировых технологий. Хотя, по словам начальника производственного управления Норильской горной компании Александра Ламзина, новые буровые станки, дробильно-сортировочный комплекс и экскаваторы - лишь небольшая часть оптимизации горного производства. Куда важнее был первый этап, организационный, который начался два года назад и сегодня практически завершен. Новая техника, внедрение которой произойдет в ближайшие месяц-полтора, обошлась компании в сумму 5 миллионов долларов, тогда как все предыдущие мероприятия, в основном сокращение транспортных затрат, уже дали экономию средств на 30 миллионов долларов, а общий ожидаемый эффект - 45 миллионов.
Само собой разумеется, техническое перевооружение ведет к высвобождению рабочих мест, и довольно значительному. Однако согласно концепции Джонсона Хагажеева ни в данном случае, ни на предыдущих этапах реконструкции НГК ни один из ее работников не оказался "на улице". Не окажется и в будущем. "Новая техника и технологии не должны нести беды нашим людям, их семьям, - подчеркивает генеральный директор, - сокращается количество неквалифицированного труда, а не рабочих мест вообще. Улучшаются условия труда и эффективность производства. Всем высвобождающимся мы гарантируем трудоустройство внутри комбината без ущерба для заработка. И делаем все, чтобы переход на новый качественный уровень производства воспринимался работниками как праздник".
ГЛАВНЫЙ РЕСУРС КОМБИНАТА - ЕГО РАБОТНИКИ
Еще один момент в работе с людьми - социальная политика, которая сегодня реализуется в горной компании. И здесь сравнение также явно не в пользу прежнего собственника. Где вы еще такое встретите, кроме Норильска? Женщина, имеющая ребенка до семи лет, может сидеть со своим чадом дома и при этом получать полторы зарплаты. А на комбинате сегодня почти две тысячи таких мамаш, которых взяла под свое покровительство программа "Материнское право". Более того, за каждой из них сохраняется рабочее место и для каждой есть возможность бесплатно получить за время столь долгого отпуска вторую специальность. Выясняется весьма любопытное обстоятельство: программа, которую норильчанки в обиходе именуют "Мамочки", многим настолько понравилась, что некоторые решаются на прибавление семейства.
"Это же очень удобно, - доказывала Валентина Никитина, воспитывающая на дому пятилетнюю дочурку. - Во-первых, именно в этом возрасте постоянный контакт матери и ребенка просто необходим, и никакой детский сад его не заменит. А во-вторых, ребенок практически не болеет. Мы с супругом решили, что будем очень не правы, если не используем такой уникальный шанс и не заведем Наташеньке братика".
Другая "невидаль", с которой довелось столкнуться в Норильске, - программа "Шесть пенсий". Каждый пенсионер "горки", принимая решение переселиться на материк, может рассчитывать на то, что в течение двух лет он будет ежемесячно получать не одну, а шесть пенсий. В итоге получается кругленькая сумма, значительно превышающая средний заработок по стране.
На весьма солидные затраты идет компания и при компенсации стоимости авиабилетов для своих работников. К примеру, чтобы долететь до Москвы, требуется заплатить около 5 тысяч рублей. Для работников комбината это обойдется в два раза дешевле. Льгота становится особо ощутимой тогда, когда в отпуск выезжает целое семейство и экономит на дороге солидные деньги.
"Мы сегодня вынуждены за свой счет реализовывать и ряд федеральных программ, - рассказывает руководитель социального отдела Олег Токарчук. - Возьмем ту же программу "Переселенец", которая должна оказывать помощь выезжающим на "материк". Поскольку государство практически от нее устранилось, то заниматься переселенцами вынуждена компания". Разговаривая с генеральным директором компании, я не смог удержаться от вопроса: не боятся ли здесь развратить людей постоянно расширяющимся пакетом социальных программ. Джонсон Талович вполне резонно заметил, что такова природа человека: постоянно стремиться к лучшему. "Ныне зарплата в среднем по компании около 750 долларов. Но мне постоянно говорят - мало! И они правы. Ведь мы здесь и для того работаем, чтобы жить лучше. А что касается постоянного расширения льгот, то, поверьте, благотворительностью мы не занимаемся. Все, что имеем, заработано нашим трудом".
ГОРНАЯ КОМПАНИЯ И ТАЙМЫР. КАПИТАЛ И ТЕРРИТОРИЯ
Моему приезду в Норильск предшествовало одно весьма знаменательное событие: в поселке рыбаков и охотников Носок состоялось сразу два новоселья. Наконец-то сельчане получили современные школу и больницу, оснащенные по лучшим российским образцам. Эти объекты обошлись НГК в 73 миллиона рублей.
Казалось бы, зачем норильчанам все это? Тем более что налоги территории они платят сполна. Но такова политика руководства горной компании по отношению к коренному населению Таймыра: показать, что можно жить гораздо лучше, чем они живут сейчас. И Носок - это своего рода первенец, который должен стать примером для всех остальных населенных пунктов Таймыра. Сегодня, согласно приказу по компании, за каждым подразделением закреплены подшефные поселки.
Надо отметить, что люди уже не ждут, когда им укажет на необходимость шефской помощи генеральный директор. Теперь они сами отправляются в далекие селения и сами решают, что нужно делать в первую очередь. Наряду с администрацией Таймырского автономного округа горная компания участвует в реализации семи программ, направленных на поддержку народов, населяющих округ. Среди них развитие транспорта и связи, медицины и образования, поддержка исконных промыслов коренных народов.
Мало того, руководство предприятия решило включить тундровиков в рыночные отношения. Для этого компания готова приобретать у рыбаков и охотников их продукцию по реальной стоимости, вытеснив, таким образом, коммерсантов, которые порой, забыв про стыд и совесть, занимаются откровенным грабежом жителей тундры. "Надо понять, что мы не собираемся заниматься благотворительностью, - поясняет Джонсон Хагажеев, - для нас важнее другое - научить людей работать и реально оценивать свой труд".
Другая сторона поддержки, которую получает Таймыр от норильчан, - так называемый "северный завоз". Нынче он прошел как никогда благополучно: практически доставлено все топливо и продовольствие, а значит, округу обеспечена благоприятная зимовка.
Программа реконструкции, которая сегодня разворачивается на комбинате, будет интересной для многих, не только ближайшему соседу Таймыру. Это подтвердил визит многочисленной делегации руководства и промышленников Омской области, состоявшийся в конце сентября. Возглавлявший омичей заместитель губернатора области Александр Луппов был поражен теми перспективами, которые открываются для омских предприятий в Заполярье. Тем более, многие предприятия области, ориентированные в свое время на оборонный заказ, простаивают без работы. В свою очередь, и норильчане выразили заинтересованность в сотрудничестве с сибиряками. Выступивший на итоговой пресс-конференции заместитель генерального директора Норильской горной компании Юрий Филиппов подчеркнул, что руководство компании будет приветствовать сотрудничество с российскими производителями, положив в его основу соотношение цены и качества продукции.
Календарная осень для норильчан связана еще с одним событием: начинается традиционный переход от полярного дня к долгой полярной ночи, длящейся полтора месяца. Вскоре за первым, пока еще робким снежком, уже накрывшим тундру, разыграются полярные вьюги и метели, которых, по данным синоптиков, здесь насчитывается более сотни. А про лето местные острословы сложили шикарный анекдот: "Лето у нас было, но в этот день мы были на работе".
Что же тут удерживает людей десятилетиями? Неужели все дело в "длинном рубле"? "Деньги здесь не самое главное", - справедливо считают норильчане. Для многих из них причастность к заполярному экономическому чуду гораздо важнее. Ведь у каждого человека в жизни должно быть дело, о котором можно будет рассказать своим потомкам.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников