Генпрокуратура: пресса должна молчать о преступлениях подростков

Фото: Moscow-Live.ru
20:35 24 Октября 2019г.
Опубликовано 20:35 24 Октября 2019г.

Сокрытие проблемы не поможет её решить, а у СМИ и без того хватает ограничений, считают чиновники Минкомсвязи и эксперты


Для СМИ нужен очередной запрет: рассказывать о преступлениях несовершеннолетних. С таким предложением выступила сегодня начальник управления по надзору за соблюдением прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних Генпрокуратуры РФ Марина Зайцева. Проблемы с профилактикой безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по-прежнему актуальны. Особенное внимание правоохранители в последние месяцы уделяли субкультуре АУЕ, рассказала Зайцева.

«Значительная часть подростков информируется о существовании такого криминального движения не только из общественных мест: дворов, школ и так далее, но, в основной своей массе, через интернет», - подчеркнула она на заседании круглого стола в Совете Федерации.

По обращениям прокуратуры провайдеры заблокировали более 7 тысяч сайтов, пропагандирующих «деструктивные» движения. Но этого недостаточно, полагает Зайцева. Генпрокуратура направила предложение в Минкомсвязи «усовершенствовать» закон о СМИ, а именно запретить прессе рассказывать о преступлениях несовершеннолетних. «Закрытость. Такая информация должна быть закрыта. Нельзя рассказывать о способах, о том, как, что происходило с несовершеннолетними. На сегодня всё в работе», - отметила Зайцева.

Справедливости ради, Зайцева в трагедиях вокруг подросткового возраста Зайцева обвинила не только интернет и многострадальные российские СМИ. Здесь и низкий материальный достаток в семьях, незанятость подростков, слабый контроль родителей и других опекунов, а также плохая профилактическая работа государства. 

В режме страуса

Но резонанс ожидаемо вызвал пассаж про прессу. В Минкомсвязи не поддержали предложение Зайцевой. «Набор запретов и ограничений уже более чем избыточный и с запретами пора остановиться. А надежда на то, что если мы о чем-то не пишем, то этого и не происходит, означает борьбу с зеркалом, а не причиной и очень похожа на страусиную позицию», - заявил замглавы ведомства Алексей Волин. 

Согласны с Волины и в Союзе журналистов России. Так, телеведущий Владимир Соловьёв усомнился, что запрет на сведения о преступлениях отдельных возрастных групп как-то снизит число нарушений закона. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов считает недопустимым умалчивать о преступлениях. Именно СМИ должны взять главную ответственность за публикацию достоверных и полных данных о преступлениях. В противном случае, победят досужие слухи и вымыслы, говорит Венедиктов. Последствия такого непредсказуемы. 
 
Резко раскритиковал поползновения Генпрокуратуры редактор «Медиазоны» Егор Сковорода. Новые ограничения для СМИ не помогут справиться с преступностью, но загонят негатив под сукно и в российских реалиях станут лишним рычагом давления на журналистов, уверен редактор. Барьеры помешают труду прессы, говорит Скоровода. «Представь огромную навозную муху, которая громко жужжит, постоянно садится тебе на руки, на нос, на уши — вот после этих запретов Роскомнадзор так же вьется вокруг журналистов», - цитирует его Znak.com.
 
«Это (запреты – TRUD.RU) не остановит развитие криминальных субкультур, потому дети, которые в них включаются, делают это не потому, что читают в прессе о кем-то совершенных преступлениях, а по другим причинам, в том числе, связанным с их психическим здоровьем», - сказал НСН ведущий научный сотрудник Центра психиатрии и наркологии имени Сербского Лев Пережогин. Распространение в интернете криминальной атрибутики надо понимать как коммерческое предприятие. Подростки покупают то, что модно: например, майки с определёнными надписями. «Есть криминал, а есть люди, которые просто криминальную тематику используют ради наживы», - подчеркнул Пережогин. В тоже время СМИ лучше сообщать о преступлениях несовершеннолетних без красочных подробностей и смакования деталей. Увы, увлечённое описание злодеяний подростков действительно может сподвигнуть психически неуравновешенного отрока последовать дурному примеру, опасается эксперт.
 
«Существуют четкие механизмы, как бороться с подростковой преступностью. Нужно вести работу с семьями, со школой. К вопросу нужно подходить комплексно. А просто запретить СМИ освещать события – это не серьезно. Надеюсь, что эта инициатива не будет иметь никакого дальнейшего продолжения», - приводит Давыдов.Индекс слова политолога Анри Амбарцумяна. 
 
Есть и самородки, одобряющие запреты для СМИ. «Государству давно пора заняться воспитанием молодежи. В этой связи предложение Генпрокуратуры выглядит здравым. Если его правильно оформить, оно может принести результаты. Но это должна быть комплексная программа», - сказал Общественной службе новостей адвокат Янис Юкша. Вся романтика уголовного мира пошатнётся в юных головах, если водить старшеклассников в СИЗО на экскурсии, полагает юрист.
 
В Совете Федерации пошли дальше: надо запретить кино, романтизирующее образ бандитов, считает сенатор Баир Жамсуев. Стоит ли напоминать, что в России и в мире огромное количество фильмов, попадающих под этот критерий? 
 
Сложно говорить о прошлом в сослагательном наклонении. Но разве лучше, если бы общество не знало о чудовищных преступления хабаровских живодёрок? На момент злодеяний в 2016 году им ещё не было 18 лет. В картине мира прокурора Зайцевой россиянам незачем знать, что творили барышни. Сеть всё равно обнажила бы информацию, включая додумки, слухи и сплетни. Ведь стихийный сегмент интернета не утруждает себя проверкой фактов, эту рутину несут на своих хрупких плечах СМИ. А инцидент с керченским стрелком? Осенью прошлого года дюжий (а формально, конечно, ребёнок) Росляков расстрелял в школе Керчи более двух десятков человек. Никакая Генпрокуратура, стращая погонами, не остановила бы поток новостей. 
 
Из той же оперы уже существующие в законодательстве запреты: на изображение пострадавших от правонарушений детей в СМИ, на объяснение способов суицидов и на фотографии и видео алкоголя и сигарет. Подобные ограничения во многом излишни, избыточность касается даже фото и видео с детьми: в ряде случаев прессу могут оштрафовать даже если согласие на публикацию изображения пострадавшего ребёнка получено от родителей. 
 
И, пока ещё можно, вернёмся к преступлениям несовершеннолетних. На фоне общего снижения преступности среди подростков, в группе 14-15-летних социальный недуг растёт. А число тяжких преступлений несовершеннолетних увеличилось более чем на 5%, приводила данные за 2018 год уполномоченная при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова. «Статистика не свидетельствует о том, что детская преступность растет количественно, но она изменилась качественно, стала более жестокой и бездушной», - сказала Интерфаксу Кузнецова.
 
Людям надо знать об этом, чтобы не топтаться в невежестве, цензуре и полуправде.  



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?