18 октября 2017г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.27   € 67.36
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАШЕ МЕСТО В НАТО - МЕЖДУ ПОРТУГАЛИЕЙ И ИСПАНИЕЙ

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 24 Ноября 2001г.
Поиски "нового формата и новой сущности взаимоотношений НАТО и России", по словам генерального секретаря Североатлантического альянса Джорджа Робертсона, продиктованы трезвым и холодным расчетом - они строятся на "собственном интересе каждой из сторон".

Выступая в Москве сперва перед профессорско-преподавательским составом Дипломатической академии, а затем на пресс-конференции, генсек НАТО всем своим видом и выбором выражений демонстрировал оптимистический настрой в отношении будущих партнерских отношений. Он уверен, удастся не только проявить "политическую волю", но и выработать "механизм сотрудничества", притом на долгосрочную перспективу. Дважды на встрече с журналистами Робертсон подкреплял свое видение будущего неразделенного цивилизованного мира отсылом к прецеденту - к антигитлеровской коалиции.
Из логики краткой вступительной речи генсека следовало: нынешнее сближение НАТО и России глубоко небезразлично для Робертсона - как "для человека, родившегося в 1946 году, который в полной мере мог воспользоваться плодами победы". Начав выстраивать эту цепочку исторических ассоциаций еще в Волгограде, Робертсон в Москве мажорно заключил: "Мы снова вместе".
Нет, речь не идет о членском билете для России в североатлантическом военно-политическом клубе, развеял еще остающиеся иллюзии Робертсон, напомнив слова Владимира Путина о том, что "Россия не намерена вставать в очередь на прием в НАТО". В этом вопросе существует полное единодушие. Как заявил президент накануне своей встречи с генсеком НАТО, "по экономическому, людскому, военному, территориальному, научно-техническому потенциалу Россия - самодостаточное государство и способна обеспечивать свою оборону". Однако, по его словам, "в изменившихся условиях в мире" Россия настроена "на позитивное конструктивное сотрудничество... и со всеми международными организациями, особенно в сфере безопасности".
Таким образом, сейчас обсуждению подлежит только предложение Тони Блэра об упразднении существующего Совместного постоянного совета "Россия - НАТО" и создании вместо него другого совета "Россия -Североатлантический союз", но с более пухлым портфелем полномочий. Как объяснил Робертсон, Россия сможет "время от времени" принимать участие в дискуссиях "на злобу дня", например, о борьбе против терроризма и распространения ядерного оружия. В этом случае, как выразился Робертсон, у России появится свое место за общим круглым столом - "между Португалией и Испанией", если следовать английскому алфавиту. Однако привилегия быть наравне с другими означает, что у России появятся и обязанности - "как у всех членов организации, принимающей решения на основе консенсуса".
На пресс-конференции высшее должностное лицо в НАТО сумело скорректировать свой прежний ответ на вопрос о том, изменился ли подход альянса к антитеррористической операции в Чечне. Первоначально Джордж Робертсон делал акцент на признании единого почерка террористов, будь то подрыв зданий Всемирного торгового центра в Нью-Йорке или жилых домов в Буйнакске, Волгодонске и Москве. Подчеркнув, что теперь они "лучше понимают" и "испытывают симпатии" к жертвам террора в России, Робертсон тем не менее повторил старый тезис, что НАТО "по-прежнему обеспокоено теми средствами", которые используются для наведения порядка в Чечне.
Пожалуй, только эта фраза слегка выделялась на фоне общих взаимно теплых и деликатных слов. Даже в ответ на вопрос о том, будет ли НАТО расширяться за счет трех балтийских государств, не прозвучала прежняя предостерегающая отповедь: мол, никто не имеет "права вето" в отношении приема новых членов в альянс. Вместо этого Робертсон сухо проинформировал собравшихся, что "никаких обсуждений по этому вопросу не начнется до встречи министров иностранных дел в Рейкьявике в мае 2002 года", а окончательное решение будет принято и вовсе только в ноябре будущего года в Праге. Словом, "балтийская карта" не была разыграна в ходе визита генсека НАТО, и одно это говорит о многом.
Единственно, в чем не добавилось ясности, так это в ключевых параметрах партнерства. Насколько далеко готов пойти Североатлантический альянс в "кооптировании" России? Какие именно национально-государственные интересы России, в первую очередь в сфере безопасности, в НАТО будут считать законными? Намерены ли там с ними считаться? Появится ли у России "обязанность" поддерживать стабильность в каком-либо регионе, не относящемся к зоне традиционной ответственности НАТО?.. К сожалению, все это осталось за рамками беседы. Причины, понятно, многоплановы. Многое еще рано предавать гласности. Да и случай неподходящий: как выразился один мой коллега, "по-фермерски широкое и открытое, обезоруживающе честное лицо Джорджа Робертсона не позволяет задавать ему слишком сложные вопросы".


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.