05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАШЕ МЕСТО В НАТО - МЕЖДУ ПОРТУГАЛИЕЙ И ИСПАНИЕЙ

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 24 Ноября 2001г.
Поиски "нового формата и новой сущности взаимоотношений НАТО и России", по словам генерального секретаря Североатлантического альянса Джорджа Робертсона, продиктованы трезвым и холодным расчетом - они строятся на "собственном интересе каждой из сторон".

Выступая в Москве сперва перед профессорско-преподавательским составом Дипломатической академии, а затем на пресс-конференции, генсек НАТО всем своим видом и выбором выражений демонстрировал оптимистический настрой в отношении будущих партнерских отношений. Он уверен, удастся не только проявить "политическую волю", но и выработать "механизм сотрудничества", притом на долгосрочную перспективу. Дважды на встрече с журналистами Робертсон подкреплял свое видение будущего неразделенного цивилизованного мира отсылом к прецеденту - к антигитлеровской коалиции.
Из логики краткой вступительной речи генсека следовало: нынешнее сближение НАТО и России глубоко небезразлично для Робертсона - как "для человека, родившегося в 1946 году, который в полной мере мог воспользоваться плодами победы". Начав выстраивать эту цепочку исторических ассоциаций еще в Волгограде, Робертсон в Москве мажорно заключил: "Мы снова вместе".
Нет, речь не идет о членском билете для России в североатлантическом военно-политическом клубе, развеял еще остающиеся иллюзии Робертсон, напомнив слова Владимира Путина о том, что "Россия не намерена вставать в очередь на прием в НАТО". В этом вопросе существует полное единодушие. Как заявил президент накануне своей встречи с генсеком НАТО, "по экономическому, людскому, военному, территориальному, научно-техническому потенциалу Россия - самодостаточное государство и способна обеспечивать свою оборону". Однако, по его словам, "в изменившихся условиях в мире" Россия настроена "на позитивное конструктивное сотрудничество... и со всеми международными организациями, особенно в сфере безопасности".
Таким образом, сейчас обсуждению подлежит только предложение Тони Блэра об упразднении существующего Совместного постоянного совета "Россия - НАТО" и создании вместо него другого совета "Россия -Североатлантический союз", но с более пухлым портфелем полномочий. Как объяснил Робертсон, Россия сможет "время от времени" принимать участие в дискуссиях "на злобу дня", например, о борьбе против терроризма и распространения ядерного оружия. В этом случае, как выразился Робертсон, у России появится свое место за общим круглым столом - "между Португалией и Испанией", если следовать английскому алфавиту. Однако привилегия быть наравне с другими означает, что у России появятся и обязанности - "как у всех членов организации, принимающей решения на основе консенсуса".
На пресс-конференции высшее должностное лицо в НАТО сумело скорректировать свой прежний ответ на вопрос о том, изменился ли подход альянса к антитеррористической операции в Чечне. Первоначально Джордж Робертсон делал акцент на признании единого почерка террористов, будь то подрыв зданий Всемирного торгового центра в Нью-Йорке или жилых домов в Буйнакске, Волгодонске и Москве. Подчеркнув, что теперь они "лучше понимают" и "испытывают симпатии" к жертвам террора в России, Робертсон тем не менее повторил старый тезис, что НАТО "по-прежнему обеспокоено теми средствами", которые используются для наведения порядка в Чечне.
Пожалуй, только эта фраза слегка выделялась на фоне общих взаимно теплых и деликатных слов. Даже в ответ на вопрос о том, будет ли НАТО расширяться за счет трех балтийских государств, не прозвучала прежняя предостерегающая отповедь: мол, никто не имеет "права вето" в отношении приема новых членов в альянс. Вместо этого Робертсон сухо проинформировал собравшихся, что "никаких обсуждений по этому вопросу не начнется до встречи министров иностранных дел в Рейкьявике в мае 2002 года", а окончательное решение будет принято и вовсе только в ноябре будущего года в Праге. Словом, "балтийская карта" не была разыграна в ходе визита генсека НАТО, и одно это говорит о многом.
Единственно, в чем не добавилось ясности, так это в ключевых параметрах партнерства. Насколько далеко готов пойти Североатлантический альянс в "кооптировании" России? Какие именно национально-государственные интересы России, в первую очередь в сфере безопасности, в НАТО будут считать законными? Намерены ли там с ними считаться? Появится ли у России "обязанность" поддерживать стабильность в каком-либо регионе, не относящемся к зоне традиционной ответственности НАТО?.. К сожалению, все это осталось за рамками беседы. Причины, понятно, многоплановы. Многое еще рано предавать гласности. Да и случай неподходящий: как выразился один мой коллега, "по-фермерски широкое и открытое, обезоруживающе честное лицо Джорджа Робертсона не позволяет задавать ему слишком сложные вопросы".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников