08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРЕ ЛУКОВОЕ

Щелкунова Жанна
Опубликовано 01:01 24 Ноября 2005г.
Новость, пришедшая из села Ачикулак, мгновенно облетела край. Местный фермер Вячеслав Хан застрелил троих человек, которые пытались вывезти урожай с его поля. А затем пустил себе пулю в лоб.

Трагическое событие обсуждают в районе до сих пор. И что характерно - оправдывают, как правило, Хана, сожалея лишь о его гибели...
Нефтекумский район, восточная окраина Ставрополья, - не просто сельская глубинка, но и самая суровая территория края. Официально именуется "зона рискованного земледелия". Что значат эти слова, понимаешь, только попав сюда. Про такие места еще говорят: "Лунный пейзаж". На десятки километров вокруг голая степь - зимой продувается насквозь студеными ветрами, летом жара под пятьдесят градусов.
Работу найти здесь трудно, большинство колхозов - банкроты или находятся на этой грани. Выживать пытаются лишь фермеры, днюющие и ночующие в поле, чтобы получить хоть какой-то урожай.
Ачикулак - село по здешним меркам старинное, основано 175 лет назад. Народу около семи тысяч жителей. Правда, особняков за кирпичными заборами, коих немало в других населенных пунктах Ставрополья, не встретишь. Не всякий рискнет обосноваться там, где даже с водой проблема. Строения все больше одноэтажные, серые. В одном из таких, после переезда из Узбекистана, в начале 80-х поселилась работящая корейская семья Вячеслава Хана.
- Односельчане уважали Вячеслава за честность и порядочность, - рассказывает Николай Дергачев, глава администрации Ачикулака. - Он всегда был готов откликнуться на чужую беду. К нему часто обращались за помощью. Вообще, у нас в селе больше трехсот корейцев живут тем, что выращивают овощи на продажу, тот же лук. У них свои секреты. Многие селяне трудятся в бригадах у корейцев. Платят те исправно, работников не обманывают. Отработал человек день на поле - вечером получи свои 120 - 150 рублей, у нас это деньги приличные. Но чаще всего люди шли на работу именно к Вячеславу Хану.
Земля у него была не в аренде, а в субаренде. Сам арендатор - Еликсей Ким работал у него в бригаде. Как объяснил нам - потому что способный, талантливый земледелец был Хан. И образование специальное: закончил сельскохозяйственный техникум.
- Бригада у нас сложилась хорошая, трудолюбивая, - считает Ким. - Вячеслав никогда на работников не жаловался. Да и трудились все на совесть так же, как и он сам. Справедлив - голоса никогда не повысит...
Дела у Хана шли неплохо, даже в худшие годы ему удавалось получать сносный урожай. Но все равно приходилось брать деньги взаймы. Как и многим фермерам, у одного и того же человека - известного на весь Нефтекумск ростовщика Нахимова. В январе нынешнего года занял у Нахимова 240 тысяч рублей под будущий урожай. Делец заломил немаленькие проценты - 24 тысячи "деревянных" ежемесячно. Вернуть займ с процентами (всего 400 тысяч рублей) земледелец должен был после уборки урожая. Указал в расписке дату - 1 октября.
И тут - жестокая засуха, какой давно не помнят. Овощеводы запаниковали: урожая не будет. Ростовщик, похоже, решил, что Хан вернуть деньги не сможет. Судя по всему, и Хан просил его об отсрочке. Нахимов и слышать не хотел, перейдя к угрозам: отберу весь лук - и делу конец.
Для Хана лишиться урожая, и без того скудного, было равносильно катастрофе. Переживал не за себя: за его спиной была бригада и их семьи. Но, зная характер Нахимова, угрозам поверил. И 1 октября отправился на свое поле, прихватив ружье. Действительно, вскоре подъехали две машины, из них вышли Нахимов с женщиной и двумя незнакомыми Хану мужчинами. Незваные гости на глазах фермера стали забирать его урожай.
Остается лишь догадываться, что за разговор состоялся между заимодавцем и должником. Наверняка шел на повышенных тонах. Никто не хотел уступать. И раздались выстрелы. Женщину и двух приятелей Нахимова фермер уложил на месте. Сам ростовщик бросился наутек, и Вячеслав лишь легко ранил его. А потом, через считанные мгновения, видно, осознав, что натворил, Вячеслав убил себя.
По словам прокурора Нефтекумского района Шамиля Ахмеджанова, уголовное дело возбуждено по двум статьям - убийство и самоуправство:
- Предсмертной записки Хан не оставил. Мы нашли только нечто вроде дневника. Он вел записи почти ежедневно. Скрупулезно фиксировал все угрозы. Изучив дневник, мы посчитали необходимым арестовать Нахимова, но суд в этом отказал - сейчас ростовщик на свободе.
Недавно уголовное дело ввиду особой серьезности из районной прокуратуры передали в прокуратуру края.
Я надеялась поговорить с вдовой погибшего, но она наотрез отказалась от встречи. Николай Дергачев с пониманием подтвердил: "Не до рассказов ей". А Еликсей Ким о случившемся говорит так:
- Все это ужасно. Мне трудно Славу судить... Он все же защищал не только свой труд, но и труд товарищей. Любой на его месте взял бы в руки оружие...
- А почему застрелился?
- Трудно ответить. Возможно, чтобы не позорить семью. А скорее всего, своему поступку ужаснулся - троих ведь убил. Какой нормальный человек такой груз выдержит? В нашем селе, во всяком случае, о его гибели сожалеют...
Да, трагичная и страшная история. Какие угодно можно приводить доводы в пользу отчаявшегося фермера, но все равно налицо самосуд - варварский по самой сути способ разрешения конфликта. Никому не дано права отбирать чужую жизнь - ни законом человеческим, ни Божиим. Тем более (об этом умалчивать тоже нельзя) что жертвами стали, по существу, посторонние люди, а вовсе не ростовщик, "доставший" Хана. Совершив убийство и застрелившись, фермер сам вынес себе приговор и привел его в исполнение. Только по кодексу, которого не существует в цивилизованном обществе. И забывать это мы не имеем права.
...На улицах Ачикулака пустынно. Несмотря на холод и дождливую погоду, почти все селяне в полях. Вдова Вячеслава Хана - тоже. С рассвета до заката она проводит там, собирая урожай, за который пролилось столько крови...
КОММЕНТАРИЙ
Вот как ситуацию комментирует старший юрисконсульт Ольга БОБРОВА:
- Каждый из нас имеет право защищать личные законные интересы, права и свободы. Действия будут считаться правомерными, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны. Что это означает? Это значит, что к человеку применялось насилие, опасное для его собственной жизни, или существовала реальная угроза такого насилия. Если же эти обстоятельства отсутствовали, а человек умышленно произвел выстрелы, когда обстановка не соответствовала характеру и опасности посягательства, то это не квалифицируется необходимой обороной, а лишь смягчит наказание - в данном случае за убийство.
Необходимая оборона правомерна в тех случаях, когда подвергшийся опасному нападению не имел иной реальной способности спастись - убежать, позвать на помощь. Меры же, предпринимаемые зачастую дачниками, собственниками по установке капканов, самострелов, отравленной водки и т. д., будут считаться приготовлением к убийству, поскольку нет реальной опасности для их имущества и жизни. Что касается данного конкретного случая, то совершивший убийство, а потом застрелившийся сам человек, очевидно, действовал в состоянии аффекта, то есть внезапно возникшего сильного душевного волнения, поэтому преступление признается совершенным со смягчающими обстоятельствами.
Однако надо помнить, что признание судом наличия состояния аффекта при убийстве не снимает уголовной ответственности за преступление, а лишь смягчает наказание.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников