17 декабря 2017г.
МОСКВА 
2...4°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 58.90   € 69.43
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Крылатые профессии: взгляд из Ульяновского института ГА и учебно-летного отряда «Аэрофлота»

Фото: globallookpress.com
Анатолий Журин
Опубликовано 00:02 24 Ноября 2017г.

Вопрос правительству: каких пилотов подготовят преподаватели, получающие зарплату дворников?


«Оптимизация» затрат на образование оставила на голодном пайке учебные заведения гражданской авиации, где куют летные кадры. Вопрос правительству: каких пилотов подготовят преподаватели, техники и обслуживающий персонал, получающие зарплату дворников и не имеющие средств для учебных пособий, ремонта тренажеров и прочей техники? В то же время пример крупнейшего российского авиаперевозчика — «Аэрофлота» — показывает, как можно и нужно готовить высококвалифицированные кадры для отрасли.

Как стало известно редакции, Общероссийский профсоюз авиаработников (ОПАР) еще летом в письме премьеру Дмитрию Медведеву сообщал о хроническом недофинансировании учебных заведений гражданской авиации. Жизнь на голодном пайке обернулась оттоком квалифицированного кадрового состава, сотрудников инженерно-технических служб. Средств не хватает даже на питание учащихся и форменную одежду, не говоря уже о приобретении современного оборудования.

— Объявленный курс на оптимизацию учебных заведений имеет самые негативные последствия, — рассказал корреспонденту «Труда» председатель ОПАР Валерий СЕЛИТРИННИКОВ. — От качества подготовки пилотов, инженеров, диспетчеров зависит их квалификация, а следовательно, и безопасность полетов. По нашей информации, Ульяновский институт гражданской авиации на этот год профинансирован лишь на 30%. А это значит, что затраты на производственную практику, на обслуживание воздушных судов и обеспечивающие учебные полеты службы не учтены. В результате авиатехники имеют зарплату 15-20 тысяч рублей, водители спецтранспорта — 10-15 тысяч, а лаборанты и того меньше.

— Руководство учебных заведений пытается выживать за счет продажи услуг тренажерных центров и платного обучения, — продолжает мой собеседник. — На тренажерах учат пилотов и диспетчеров, которых присылают на переподготовку и обучение авиакомпании. Встречаются и частники, желающие получить навыки пилотирования. Чтобы с помощью этого контингента хотя бы отчасти залатать финансовые дыры, сотрудников тренажеров перевели на работу в круглосуточном режиме...

Но разве это правильно? Сегодня деньги на обучение ищут училища гражданской авиации, а завтра мы военных пилотов будем так учить?

В гражданской авиации также существует государственный заказ на подготовку специалистов, и он должен подкрепляться и соответствующим финансированием. Тем более когда претендентов на место по 10-15 человек. Ладно, если крупная авиакомпания оплачивает подготовку своих кадров и тем самым помогает училищу выживать. Но мелкие авиаперевозчики такого себе не могут позволить.

А между тем дело идет к тому, что оптимизация летных училищ продлится как минимум до 2020 года. Минобрнауки сообщило, что в этом году бюджетное финансирование сократилось на 12%, а относительно 2015 года — на 19,4%. На ситуацию пыталась повлиять Росавиация, с чьей подачи Минтрансом был подготовлен проект распоряжения правительства о выделении средств из Резервного фонда. Ну как же — размечтались! К казенной кубышке сейчас подпускают только проблемные банки, на спасение которых бросают сотни миллиардов. На просьбу о финансовой помощи авиационным училищам был дан лаконичный ответ: денег нет, думайте сами, как выходить из положения.

В правительстве не представляют последствий недофинансирования учебного процесса в гражданской авиации? Могла бы открыть глаза на проблему Общественная палата, которую авиаторы не раз информировали о бедственном положении. Но там вместо помощи предложили упразднить Общественный совет при Росавиации, в который входят ветераны, уважаемые и авторитетные авиаспециалисты. Если такое произойдет, не останется тех, кто подскажет правительству, в каком состоянии находится сегодня отрасль и что ей нужно, чтобы выпрямить опущенные крылья.

P.S. Для мечтающих работать в небе есть два пути: летное училище и частные школы, готовящие пилотов-любителей. У частников теоретический курс плюс 40 часов летной подготовки обойдутся в 450-500 тысяч рублей. В государственных летных училищах курсанты учатся бесплатно, после окончания получают квалификацию коммерческого пилота, которая позволяет стать командиром однодвигательного самолета. Наконец, высшая квалификация — линейный пилот, который должен иметь налет не менее 1,5 тысячи часов.

Голос

Игорь Куркин, инженер тренажерного центра, председатель профкома Ульяновского института ГА

— Мы каждый год выпускаем под 200 пилотов плюс еще диспетчеры. Серьезный контингент, который приходит на ключевые должности в гражданской авиации. Но выживает училище только благодаря внебюджетным доходам. Нам еще крупно повезло, что в свое время мы получили 30 современных тренажеров, каждый из которых дороже нового лайнера. Сегодня в Ульяновске крупнейший в стране Центр подготовки пилотов. А, скажем, в Сасовском или Краснокутском летных училищах нет возможности заработать на подготовке пилотов для частных компаний или бизнес-авиации. Как они выживают, уму непостижимо. Ведь оборудование в лучшем случае 80-х годов, поддержание технической базы в рабочем состоянии требует больших денег...

Опыт «Аэрофлота»

Шесть лет назад крупнейший российский авиаперевозчик открыл в подмосковном Мелькисарово Авиационную школу «Аэрофлота» — АША. Там совместно с летно-учебным отрядом начали готовить пилотов для пассажирских самолетов нового поколения, а также бортпроводников и инженерно-технический персонал. В то время, по оценке генерального директора «Аэрофлота» Виталия Савельева, компании в год требовалось порядка 250 пилотов, а всей российской гражданской авиации — в три с лишним раза больше. К тому же эксперты давали прогноз на рост объемов авиационных перевозок. Решить проблему своими силами было основной задачей.

Вот что рассказал корреспонденту «Труда» Александр МИРОШНИЧЕНКО, заместитель командира учебно-летного отряда «Аэрофлота», пилот-инструктор Airbas:

— Специфика подготовки летного состава в это время диктовалась ситуацией в отрасли. После спада авиаперевозок, который привел к критическому сокращению квалифицированного летного состава, в российских авиакомпаниях в нулевые годы начался рост парка воздушных судов с одновременным его обновлением. Материальная и методическая база учебных заведений к этому оказалась не готова, и недостатки процесса подготовки летного состава авиакомпаниям пришлось решать самостоятельно. С тех пор мы привыкли действовать вне зависимости от обстоятельств и даже вопреки неблагоприятным обстоятельствам. Подготовка пилотов у нас на высоком уровне. «Аэрофлот» входит в глобальный альянс SkyTeam и, значит, соответствует его стандартам, а также регулярно проходит аудит IOSA (IATA Operational Safety Audit).

Эксплуатируя самолеты зарубежного производства, «Аэрофлот» накапливал опыт, инструкторский состав, методики и современную техническую базу. Одним из первых в компании появился процедурный тренажер А320, имеющий мониторы с жидкокристаллическими матрицами большой диагонали типа touchscreen. На нем курсанты осваивают процедуры, выполняемые в пилотской кабине в ходе реального полета, и готовятся к действиям в аварийной ситуации, несмотря на то что вероятность такой ситуации в реальном полете крайне мала.

От редакции добавим, что школа «Аэрофлота» начинала работу с приема выпускников Ульяновского высшего летного училища гражданской авиации. Вчерашние курсанты менее чем за год становятся действующими пилотами с перспективой карьерного роста. Лицензии летчиков соответствуют требованиям ICAO (Международная организация гражданской авиации) и, соответственно, признаются во всем мире. Школа выпускает готовых пилотов, принимая кандидатов с минимальным налетом, и это уникальный опыт. Подготовка такого количества пилотов прямо после окончания учебного заведения практически не встречается ни в других учебных центрах, ни в других компаниях. При этом качество подготовки соответствует как требованиям самой авиакомпании, так и производителей зарубежной и российской авиатехники. К слову, обучение на иностранные самолеты ведется на английском языке.

За шесть лет АША, аккредитованная в IATA и UFTAA, стала крупнейшим на территории России и СНГ учебным центром по подготовке персонала для гражданской авиации и туризма. Она входит в топ-10 лучших авторизованных учебных центров IATA в Европе. Спектр учебных программ состоит из 159 курсов, сертифицированных Росавиацией. Имеется 45 направлений обучения, лицензированных департаментом образования Москвы. В распоряжении инструкторов и курсантов — крупнейший в Европе тренажерный комплекс на все типы воздушных судов, которые эксплуатирует «Аэрофлот». В школе также обучают бортпроводников. Есть программы повышения квалификации руководителей среднего и высшего звена, программы подготовки по авиационному английскому языку по стандартам ИКАО.

 


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.