08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМАНДОР ТАНЦУЕТ ТАНГО

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 25 Января 2001г.
Тридцать лет назад на экраны вышел фильм Леонида Гайдая "Двенадцать стульев", в котором великого комбинатора сыграл Арчил Гомиашвили. И если считается, что созданные образы так или иначе нередко отражаются на судьбе самого актера, то Остап Бендер может быть "спокоен": к его длинному имени Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер прибавилась еще пара: Арчил Гомиашвили.

- После выхода картины я словно растворился в своем экранном герое, - вспоминает Арчил Михайлович. - Как когда-то Борис Бабочкин, сыграв Чапаева, так и остался в памяти народа Чапаем, так и я вот уже тридцать лет "товарищ Бендер" со всеми вытекающими отсюда последствиями. О грустных не будем, а несколько курьезных расскажу. Я был помешан на хороших машинах, часто их менял. А поскольку я невольно стал как бы двойником Бендера, то наши деятели с Лубянки и Петровки меня вниманием не обходили. Так вот, после каждой купленной меня тут же приглашали "на беседу". До того надоели, что, как только покупал новое авто, сам звонил и просил встретиться "для дачи показаний".
А вот партийные и хозяйственные работники Остапа любили. Был к нему неравнодушен и председатель Мосгорисполкома Промыслов. Увидит меня, без объятий и поцелуев не обходится: "Товарищи, вот он, живой Остап Бендер!" Один из первых "мерседесов" в Москве мне дали именно по указанию Промыслова. И квартиру в том самом Доме на Набережной, некогда принадлежавшую дочери Сталина Светлане Аллилуевой, тоже получил по его распоряжению. Я ни в чем не нуждался, но при мысли, какой переполох поднимется на Петровке и Лубянке, узнай они, что "мерседес" мой - из гаража Управления дипломатического корпуса, а квартира - из закромов хозяйственного Управления Совмина СССР, к которым я никакого отношения не имел, во мне все начинало петь: ну, ребята, "копайте, копайте".
Хорошие, веселые были времена: скучать не давали. Даже в партию приняли за один день! Решили назначить меня художественным руководителем и директором Тбилисского театра имени Грибоедова. Великолепный театр, в свое время его возглавлял Константин Шах-Азизов. И хотя он пришел из ОГПУ, но коллектив собрал талантливый: его учениками были Товстоногов, Ефремов...
В общем, вечером, накануне моего утверждения, захожу в ЦК КП Грузии к своему другу, завотделом агитации и пропаганды. Сидим, треплемся, и он вдруг спрашивает у меня: "С какого года ты член партии?". "Ни с какого, - отвечаю ему, я - беспартийный". Тот пошел пятнами: "Слушай, как беспартийный?! Хозяин театра - это же номенклатура ЦК! Почему не сказал, что ты не член?!" "Меня что, спрашивали?" - говорю, а он уже из кабинета выскочил как ошпаренный. И - к секретарю ЦК Давиду Стуруа. Ну у Дэви с юмором было все в порядке, единственное, о чем сожалел, так это о том, что моя беспартийность обнаружилась не на бюро ЦК: "Вот был бы цирк", - хохотал он. Словом, на следующий день мне вручили кандидатский билет, а еще через день я неожиданно вылетел в Москву и в аэропорту Внуково столкнулся с Стуруа. Узнав, что собираюсь сниматься в кино, он рассмеялся: "Напрасно тебя в партию приняли, хотя тебя, как коммуниста, теперь точно должны утвердить на роль Бендера..."
Так совпало, что на роль Остапа Бендера и кандидатом в члены КПСС меня утвердили одновременно.
- Как вы оказались на съемочной площадке у Гайдая?
- Остапом я увлекся еще задолго до работы с Гайдаем. С Юрием Петровичем Любимовым мы написали и поставили мюзикл "Золотой теленок", где все роли - Остапа, Балаганова, Паниковского, Фунта и даже Зосю - играл я. Этот сценарий я принес Марку Захарову, на что он сказал: "Юмор Ильфа и Петрова меня не греет". А потом оказалось, что он втайне снимает "Двенадцать стульев". Я же успешно гастролировал с мюзиклом не только по Союзу, но и за рубежом. И вот во время выступления в Горьком сюда приехала в поисках натуры съемочная группа фильма "12 стульев". Увидев мои афиши в городе, ребята решили посмотреть, что это за "гацошка" выступает в роли Остапа. Посмотрели - и предложили сделать пробы. Приехал на "Мосфильм", где в одном из павильонов собралась вся группа во главе с Гайдаем. Встретили очень вежливо, но по "смотринам" я понял: здесь мне ничего не светит. В какой-то степени их можно было понять: я ведь лысый с 19 лет. Поэтому попрощался и ушел. А тем временем кинопробы прошли Евстигнеев, Михалков, Борисов, Басов, Белявский, Высоцкий, Мишулин, Казаков, Гафт, даже Фрунзик Мкртчян...В конце концов утвердили Белявского. Начались съемки, но месяца через полтора-два приостановили: Сергей Филиппов, игравший предводителя дворянства, оказался по актерской фактуре рельефнее Белявского-Остапа. В результате получалось, что главный герой не Бендер, а Киса Воробьянинов. Вспомнили обо мне, послали телеграмму-приглашение от генерального директора Мосфильма Сизова. На роль утвердили сразу.
- Было несколько экранизаций произведения Ильфа и Петрова, какая, на ваш взгляд, более удачная?
- Гайдай, безусловно, обладая комедийным жанром, сумел собрать и великолепный актерский ансамбль: Михаил Пуговкин, Сергей Филиппов, Наталья Крачковская, Георгий Вицин, Владимир Этуш, Юрий Никулин, Игорь Ясулович, Наталья Варлей, Нина Гребешкова. Но он не всегда хотел заглянуть в душу героев произведения. Так случилось и с моим Остапом: я играл его "на бегу", как требовал режиссер. К тому же из-за моей болезни часть фильма озвучил другой артист, чего без моего согласия нельзя было делать. Но о своих правах я узнал позже. В общем, когда я посмотрел смонтированную ленту, она мне не понравилась. Сказал Гайдаю, что если бы я знал, что режиссер такое говно, то не снимался бы в его фильме. На что Гайдай парировал: "Если бы я знал, что ты такой говенный артист, то ни за что тебя бы не снимал".
Мы с ним не общались до выхода фильма Захарова. Накануне он позвонил и сообщил:" Арчил, будут показывать уголовное преступление..." Конечно, захаровский фильм по сравнению с нашим - это очевидная самодеятельность. Но и Швейцеру, который, на мой взгляд, значительно талантливее и Гайдая, и Захарова, не удалось снять достойную картину. При всем моем уважении к Юрскому, Остап в его исполнении - какой-то марксист-неудачник.
- Прошу прощения, но, кроме роли Остапа, других ваших "звездных" актерских работ я что-то не припомню...
-Начнем с того, что звания народного артиста СССР, а я являюсь им, да плюс еще народным артистом Грузии, Абхазии, Армении, просто так не давали. До Бендера у меня были работы, отмеченные международными наградами. Только за Ерошку в фильме Георгия Калатозова "Казаки" получил сразу несколько премий и был принят в действительные члены Международной академии культуры США.
Могла бы быть еще одна звездная роль: меня утвердили на Штирлица в "Семнадцати мгновениях весны", но у нас с Татьяной Лиозновой завязался роман. А тут появился более активный Тихонов. Я не тот человек, который выбивает роль "через постель", поэтому хлопнул дверью и ушел. Правда, Лиознова предложила мне роль Мюллера, но я-то работал над Штирлицем! Позже до меня дошли слухи, что Лиозновой партийные бонзы указали на несовместимость образов: мол, нельзя поручать актеру, сыгравшему авантюриста Бендера, роль разведчика Штирлица. А вот Сталина в киноэпопее "Сталинград" почему-то дали сыграть. Юмор, да? Вообще я снялся в 68 фильмах, можно вспомнить и хорошие театральные работы. Без ложной скромности могу гордиться ролями, сыгранными по-чаплински пронзительно в спектаклях театра имени А. Грибоедова "Во дворе злая собака", "Требуется лжец". Но в столице союз с театром не сложился: мы оказались "разной группы крови". Сам виноват: надо знать, кому помогаешь. Эфрос пригласил меня в Ленком, но пошли горкомовские интриги, и его "ушли" из театра. Вместе с Экимяном добились, чтобы режиссером утвердили Марка Захарова. Забыли, что за ним водились грехи: товарищем он был никудышным, завистливым, ему ничего не стоило перешагнуть через тебя, предать. Эх, да что там говорить! Вспомни, как "героически" он сжигал свой партбилет, когда КПСС уже была ликвидирована. А ведь как когда-то рвался в партию! Словом, он сделал все, чтобы убрать меня со сцены. Не будь его, моя творческая биография в театре, как, впрочем, и многих других, неугодных ему своим талантом актеров, сложилась бы по-другому. Но все это - дело прошлое, не о чем жалеть, тем более что я всегда занимался и занимаюсь любимым делом.
- И одним из них стал игорный бизнес?
- Ну это была временная, вынужденная забава, которая, правда, принесла и хорошие дивиденды. В конце 80-х годов я познакомился в Западном Берлине с миллионером Майклом Фильдом и решил по его автобиографической книге "Америка глазами таксиста" снять фильм. Майкл обещал финансировать проект, но после двух лет, ничего не добившись от него, я понял, что все это из серии "мечта идиота". И вот в ужасном настроении я зашел в казино, обменял свои последние сто марок и думаю: пусть будет, как в "русской рулетке"! Поставил на цифру 23, поскольку родился 23 марта, и - выиграл. Вышел из казино под утро со 130 тысячами марок!
А тут у Майкла совесть заговорила: он решил компенсировать мои затраты несколькими игральными залами. О том, какое состояние свалилось нежданно на голову, я понял два месяца спустя, когда решил в свою очередь отблагодарить друга и принес ему полмиллиона марок, которые он, правда, отказался взять. Через два года я продал все казино и с очень большими деньгами переправился через границу - почти как Остап Бендер. Но в отличие от него меня знали на Брестской таможне и не задержали, хотя деньгами была набита вся моя машина. Вот на те деньги и открыл первый в Москве клуб-ресторан "Золотой Остап". Открыл ради своих друзей-знакомых: хотел, чтобы всем место нашлось за моим столом, но никогда не думал, что он станет одним из лучших ресторанов в мире, получит международные премии. Конечно, мне приятно, что сегодня заказы на столики поступают из Америки, Франции, Англии... Знаешь, кроме Бориса Николаевича Ельцина,у меня гостили все президенты, звезды эстрады, театра,кино, известные бизнесмены, политики... Даже мирный договор о прекращении войны в Боснии и Герцеговине подписывали в моем клубе!
Не менее известен и ночной клуб в Англии, который мы с Артемом Тарасовым открыли шесть лет назад. Это закрытый элитарный клуб: представь, что здесь была даже королева Великобритании.
- Словом, вы - везунчик?
- Все нормально, потому что у меня есть 402-й, честный способ "отъема денег у населения": я научился их зарабатывать, но вместе с этим рожден под счастливой звездой.
- Скажите, как складываются ваши взаимоотношения с женщинами, которые вряд ли упустят такого "спонсора", как вы?
- Ну почему бы не пофлиртовать с красивой женщиной? Все надо делать по-умному, знать меру, оберегая семью. Но, слава Богу, жена у меня умница: понимает, что нельзя держать в узде мужчину. Наверное, поэтому мы вместе уже более тридцати лет, я ее люблю бесконечно.
- Чем она занимается?
- Семьей. А вообще Танечка - балерина, училась в Минском хореографическом училище. Когда ее увидел, то просто обалдел: такая красавица, слушай. Влюбился сразу, решил жениться, хотя она была несовершеннолетняя, а я старше ее - на 24 года. Сейчас у нас две изумительные дочери, они получили прекрасное образование. Хорошо устроены и мои сыновья от первого брака.
- Итак, все у вас сложилось?
- У меня - да, но мне этого мало. Была у меня мечта открыть в Москве семейный дом и взять на воспитание 50 детей-сирот, а еще - дом для престарелых. Августовский обвал разбил эти планы, поэтому сейчас пока в состоянии платить стипендии студентам театрального и кинематографического институтов. Но я - человек упрямый: Бог даст, заработаю и деньги, необходимые для детей и стариков.
- Не могу не вернуться к Остапу. Как вы думаете, живи он в наши дни, нашел бы он общий язык с "братвой"?
- Остап по нынешним меркам даже в мелкие жулики не годится: так себе, сопляк. Стопроцентный фраер.
- Жизнь непредсказуема, что если вдруг национализируют ваш клуб, вы останетесь без бизнеса...
- За границу не уеду, мне нравится "грязь" Родины: я без нее не могу. Кто-то говорит мне о "крыше", спрашивает о рэкетирах. Забудьте вы об этих глупостях: на хрен я нужен им! Слушай, а ты не подумала, что, может, я сам рэкетир?..
Когда верстался номер, нам стало известно, что президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов купил на побережье Рио-де-Жанейро участок земли, на котором будет воздвигнут памятник Великому комбинатору. Как сказал бы по этому поводу сын турецкоподданного Остап Бендер-бей: "Сбылась мечта идиота, я в Рио-де-Жанейро, господа присяжные заседатели!"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников