03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ

Червоный Павел
Опубликовано 01:01 25 Января 2002г.
За несколько лет своего существования провинциальный Башкредитбанк из Уфы стал настоящим источником сенсаций. То построит самый высокий за пределами Московской кольцевой автодороги офис, то объявит о продаже 49 процентов своих акций крупному иностранному банку (по слухам, ABN-Amro), то неожиданно переименуется в Урало-Сибирский банк.Но, похоже, недолго осталось Уфе быть банковским ньюсмейкером. По городу упорно ходят слухи о массовом приобретении топ-менеджерами "Башкредита" роскошной недвижимости в Москве. А после переименования банка окончательно стало ясно, что "Башкредит" собрался покинуть свою хлебосольную родину.Охота к перемене мест и имен нередко наблюдается у людей необязательных, например, у алиментщиков, должников и т.п. Почему же эта охота появилась у столь уважаемого банка?

ОСОБЕННОСТИ "НАЦИОНАЛЬНОГО" НАЗВАНИЯ
Вообще, в истории Башкредитбанка немало интересного и необычного, о чем не принято рассказывать в рекламно-пиаровских проспектах. Взять хотя бы историю с переименованием. Это, пожалуй, первый случай перевоплощения крупного российского банка по такому сценарию. Если после августовского кризиса 1998 года появление новых банковских брэндов было вынужденным, то "Башкредит" поменял название вроде бы добровольно.
К слову, Башкредитбанк пострадал во время дефолта незначительно. Мощная опора в виде бюджетных средств помогла ему выстоять и даже начать новые амбициозные проекты. И до сих пор банк остается явным фаворитом своего основного акционера - правительства Башкирии, которое не спешит переводить государственные деньги из коммерческого банка в казначейство.
Обычно при переименовании банки стараются сохранить упоминание о своем прежнем названии. "Башкредит" решительно не оставил и намека на свое прошлое.
Видимо, есть что-то в прошлом такое, о чем хочется поскорее забыть. Иначе, чем можно объяснить то, что после дорогостоящей рекламной кампании, когда по всей Москве год висели щиты с логотипом банка (говорят, то же было в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Кемерове), произошел резкий отказ от только что раскрученного брэнда. Недаром хорошо осведомленный о делах Башкредитбанка журнал "Компания" предположил, что переименование вызвано, скорее, политическими мотивами. Но что под этим понимается?
Президент банка Азат Курманаев в интервью одной из газет в декабре прошлого года заявил, что брэнд Башкредитбанка "сделал все, что мог", чем еще больше озадачил специалистов. Лишь последний год банк стал широко известен за пределами Башкирии. Что мог сделать за такой короткий срок брэнд, который не успели толком узнать ни клиенты, ни вкладчики?
АВИТАМИНОЗ, ОДНАКО
Может быть, старое наименование банка очень явно указывает на бюджетные источники его благополучия и процветания. В последнее время на федеральном уровне стали ревностно следить за всякими "инициативными подходами" к региональным казенным средствам. Неровен час, могут спросить, на каком основании "Башкредит" так лихо управляет государственными деньгами, уменьшая долю государства в своем уставном капитале.
Бюджет и внебюджетные фонды изначально являются основой существования "Башкредита". При создании банка ему были прямо выделены из бюджета 100 миллионов рублей (по курсу Центробанка тогда это составляло около 170 тысяч долларов США). Одновременно банк получил в безвозмездное пользование огромные суммы всех внебюджетных фондов и бюджетных организаций Башкирии. Но и этого оказалось мало для быстро растущего "Башкредита". Прежних средств просто не хватало. Требовались новые источники финансирования, как для молодого организма обязательно получение витаминов.
В витаминах и находит Курманаев новые ресурсы. Точнее, в акциях витаминного завода и еще нескольких крупных предприятий Башкирии.
Дело в том, что в Башкирии во время массовой приватизации акции основной части бывших государственных предприятий не выставлялись на продажу, а сохранялись в государственной собственности. Башкредитбанк заполучил эти акции под видом так называемого оперативного управления. Список акций был весьма обширный. В нем были даже акции уфимских нефтеперерабатывающих заводов - самого лакомого куска башкирской промышленности. Правда, позднее указом президента республики эти акции были переданы Башкирской топливной компании.
Наверное, не зря президент не оставил акции НПЗ банкиру Курманаеву. Иначе их могла ожидать участь "витаминных" акций.
ЛОВКОСТЬ РУК
Чтобы понять, как акции помогли банку, нам придется изложить сухие юридические факты о сделках с акциями ОАО "Уфа-Вита" (Уфимский витаминный завод).
Башкредитбанк являлся владельцем так называемого государственного пакета акций "Уфа-Виты" на основе договора о передаче в оперативное управление N 32 от 5 мая 1996 года, заключенного с республиканским комитетом по управлению государственной собственностью (Госкомсобственностью). Об этом договоре ходит немало легенд. Например, говорят, что руководители Госкомсобственности Башкирии долго отказывались его подписывать и сделали это задним числом. Как выяснилось, они не зря сопротивлялись: в прошлом году Федеральный арбитражный суд в Екатеринбурге посчитал этот договор недействительным.
23 декабря 1997 года банк "продает" указанный пакет обыкновенных акций в количестве 82 752 штуки дочернему ЗАО "Башкредитинвест" (по договору N 61/14-1297 от 23 декабря 1997 года).
"Башкредит" получает одобрение правительства Башкирии на реализацию акций в сумме 4 151 667 рубля 84 копейки, т.е. по 50 рублей 17 копеек за одну акцию. Мы специально приводим точные цифры, чтобы читатели могли понять масштабы финансовых чудес башкирских банкиров.
Средства от продажи "витаминных" акций направляются на увеличение уставного капитала Башкредитбанка. Очевидно, у башкирского правительства это была самая насущная проблема по сравнению с долгами по зарплате бюджетников, невыплатами пенсий и т.п. Кстати, подобное использование средств от приватизации не предусматривалось и законом о бюджете Башкирии на 1997 год.
Таким образом, государство выручило от продажи акций "Уфа-Виты" чуть более 4 миллионов рублей, но потеряло во много раз больше.
После первой "продажи" акций банк вместе со своей инвестиционной компанией "Башкредитинвест" и фондом "Восток" проводит некоторые манипуляции, и в результате часть бывших государственных акций оказывается у фонда "Восток", а другая часть - у ЗАО "Башкредитинвест". В такой смеси трудно идентифицировать акции из государственного пакета - именно это и требовалось хитроумным финансистам. Прием не новый, но действенный.
6 июля 1999 года Башкредитбанк, формально не являясь собственником акций "Уфа-Виты", заключает договор купли-продажи N 42-16-6/50 с ООО "Интеркрафт" на продажу 55 110 штук обыкновенных акций по цене 700 рублей за акцию, всего на сумму 38 577 000 рублей.
Теперь вспомним, что у правительства они были "приобретены" по цене в 14 раз меньшей. А сам банк выкупил эти акции у своей инвестиционной компании лишь две недели спустя - 21 июля - по цене (не удивляйтесь) 53 рубля 60 копеек за одну акцию (по договору N 21/07/99Б-ВНБ001 от 21 июля 1999 года).
Однако самое удивительное не это. 6 июля 1999 года фонд "Восток" тоже продает акции "Уфа-Виты" (по договору N UFVT-21/99/ПК/990706/1 от 6 июля 1999 года), но очень дешево - всего по 30 рублей за акцию, т.е. по номиналу. Фонду "Восток" эти акции достались по 54 рубля за штуку. Следующий владелец акций через несколько недель продал их кипрскому оффшору почти по 5 долларов за штуку (более 120 рублей по тогдашнему курсу).
Для чего нужно было придумывать такие запутанные схемы?
Объяснение простое: Башкредитбанк был акционирован лишь весной 1999 года, а до этого все его имущество являлось государственной собственностью. Поэтому акции были "приватизированы" - переданы дочернему акционерному обществу "Башкредитинвест" в нарушение законодательства лишь для вида. Юристы называют эти сделки мнимыми. Формально это имущество перестало принадлежать государству, фактически им продолжал владеть "Башкредит". После акционирования банка акции "Уфа-Виты" можно было вернуть на счет банка и продать по реальной или даже завышенной цене, т.к. все полученное от этого будет принадлежать уже не государству, а самому банку (читай, его руководству). Разница только по сделке с "витаминными" акциями составила 30 770 750 рублей - видимо, это те деньги, которые должен был получить бюджет Башкирии в случае честной и законной приватизации "Уфа-Виты".
По таким схемам было продано еще 13 предприятий. Пакеты акций колебались от 20 до 40 процентов уставного капитала. И продавались отнюдь не мелкие свечные заводики, а крупные пищевые предприятия и хлебокомбинаты, предприятия нефтяного машиностроения и металлургический комбинат, заводы-монополисты по производству стекла, электроламп и др. После нефтеперерабатывающих заводов это были наиболее привлекательные промышленные объекты региона.
Бюджет и население Башкирии пострадали не только от этих финансовых схем. Повторно были обмануты те, кто имел "счастье" состоять акционером фонда "Восток". Ведь фонд совершенно не случайно продавал акции себе в убыток, теряя на каждой акции "Уфа-Виты" по 24 рубля. Только около 30 процентов акций крупнейшего инвестиционного фонда Башкирии контролирует "Башкредит". Остальные акции принадлежат гражданам. После таких операций с ценными бумагами у фонда "Восток" просто не было средств на выплату им дивидендов.
В МОСКВУ, В МОСКВУ...
Вместо дивидендов деньги от продажи акций "Уфа-Виты" и других башкирских предприятий "Башкредит" направил в Москву на кредитование различных, главным образом торговых, компаний.
Как ни странно, но даты поступления средств от продажи акций практически совпадали с датами подписания первых после дефолта кредитных соглашений московского филиала банка.
Интересен подбор заемщиков в столице. Среди них, например, фирма "ВеГа-Риэлти", активы которой едва превышали минимальный уставный капитал. Однако это не помешало банку выдать почти 12 миллионов долларов в кредит, который за истекшие два года так и не был погашен. Не из этих ли денег оплачивались квартиры в центре Москвы стоимостью несколько сот тысяч долларов, собственниками которых оказались руководители "Башкредита"?
Вообще трюк с переименованием может быть продолжением политики банка по дезориентации своих клиентов, вкладчиков, акционеров. Банк старательно подчеркивает свою "немосковскость", региональную (теперь - урало-сибирскую) направленность бизнеса, а фактически собирает деньги на периферии и перекачивает их в Москву, где щедро раздает мелким фирмам безвозвратные займы. По официальной отчетности "Башкредита" за последние три года нетрудно заметить существенное увеличение доли московских займов в кредитном портфеле банка.
СКОРО ВЫБОРЫ
"Башкредит" умело использует не только бюджетный потенциал, но и административный ресурс своего учредителя, сейчас - основного акционера. Даже за пределами Башкирии многие журналисты и целые издания боятся обидеть "национальную гордость башкирского народа". Несмотря на скудость информации об истинном характере деятельности "Башкредита", и в родной республике есть немало людей, способных проанализировать ее и сделать соответствующие выводы. Надо отдать должное мужеству башкирских прокуроров, которые не побоялись оспорить сделки с "витаминными" акциями. Но в уфимских судах одолеть "Башкредит", как утверждают местные эксперты, весьма проблематично. Арбитражный суд Башкирии дважды отказался поверить прокуратуре и признать очевидную незаконность купли-продажи акций "Уфа-Виты". Лишь федеральный суд в Екатеринбурге признал эту сделку ничтожной. Тем самым, кстати, значительно осложнив жизнь башкирской прокуратуре. Давление на нее сейчас может возрасти.
Однако и в такой обстановке становится все труднее скрыть очевидное. К тому же Башкредитбанк собрал около трех миллиардов рублей у населения в качестве вкладов с обещанием весьма высоких процентов. А в следующем году должны пройти выборы президента Башкирии, от исхода которых, возможно, будет зависеть и личная судьба Курманаева. Поговаривают, что у него "сложные" отношения практически со всей региональной элитой. Да и кому может понравиться "приватизаторская" деятельность банкира. Ведь не напрасно большая часть бывших государственных акций оказалась на балансе оффшорных компаний, хозяева которых пока не названы. Поэтому очень хочется амбициозному банкиру поскорее стать персоной федерального масштаба.
Руководитель Башкредитбанка в последние месяцы был замечен в активном поиске союзников среди некоторых российских олигархов и политиков. Хотя Курманаеву удивительным образом пока и удается поддерживать относительно ровные отношения с людьми разных позиций, однако мало кто серьезно воспринимает удачливого банкира как самостоятельную фигуру. Видимо, в силу этого президент "Башкредита" не смог договориться с кем-либо о стратегическом союзе. Вот и решил провинциальный финансист поменять название своего банка...
Каковы бы ни были истинные причины переименования Башкредитбанка и его устремления в Москву, для всех, кто доверил и доверяет этому банку свои деньги, неплохо было бы подумать об эффективности их использования. К слову, само переименование, учитывая любовь Курманаева к шумным рекламным кампаниям, тоже недешево обойдется клиентам, вкладчикам и акционерам банка.
СПРАВКА:
БАШКРЕДИТБАНК И ЦЕНТРОБАНК: ИСТОРИЯ ОТНОШЕНИЙ
Башкредитбанк был создан в 1993 году указом президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 27 января 1993 года.
Примечательно, что банк был образован на базе управления инвестиций отраслей народного хозяйства Национального банка Республики Башкортостан - т.е. на основе одного из структурных подразделений территориального органа Банка России. Национальный банк Башкирии - это аналог главных территориальных управлений Центрального банка РФ. С этой точки зрения Башкредитбанк можно считать дочерним банком Центробанка.
Указ об образовании Башкредитбанка прямо предписывал Совету Министров Башкирии выделить сто миллионов рублей для формирования уставного фонда банка, а статья 10 Закона Российской Федерации о банках и банковской деятельности в то время запрещала вклады в уставные фонды коммерческих банков за счет средств исполнительных органов власти всех уровней. Ни один банк в России не мог иметь менее трех учредителей (участников). У Башкредитбанка был один учредитель - правительство Башкирии. Тем не менее Банк России зарегистрировал Башкредитбанк и выдал ему генеральную лицензию.
Кстати, нарушение количества участников банка не было устранено и через семь лет - при акционировании "Башкредита" в 1999 году. Возможно, потому, что очень спешили тогда и многого "не заметили.
Менялись руководители, команды, политика Центробанка, а Башкредитбанк неизменно слыл любимчиком могущественного ведомства на Неглинной. Ни один другой банк не жил более шести лет фактически вне правового пространства России. И даже когда Башкредитбанк решил наконец-то привести свою правовую форму в соответствие с законом, Центробанк не смог отказать ему и зарегистрировал банк в форме ОАО раньше, чем его официальный учредитель принял решение о преобразовании "Башкредита". Судите сами: Кабинет министров Республики Башкортостан своим постановлением N 155 принял решение о реорганизации (преобразовании) Башкредитбанка и утверждении его нового устава 27 мая 1999 года, а Банк России зарегистрировал его неутвержденный устав за полтора месяца до этого - 8 апреля 1999 года, что противоречит Гражданскому кодексу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников