07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР МИНДАДЗЕ: C ЖЕНЩИНОЙ НЕ НАДО БЫТЬ СВИНЬЕЙ

Ни за один фильм по сценарию Александра Миндадзе - "Слово для защиты", "Остановился поезд", "Парад планет", "Слуга", "Время танцора"- не стыдно. А "Космос как предчувствие" - победитель XXVIIМосковского международного фестиваля. Миндадзе заканчивает съемки картины "Диспетчер" по собственному сценарию, дебютируя уже как... режиссер.

МАТ - ЭТО ДУРНОВКУСИЕ
- Разочаровались в профессии драматурга?
- Ту степень условности, которая существует в моих сценариях, до конца способен расшифровать лишь сам автор. Я решил, что на этот раз лучше снимать самому.
- Первый самостоятельный фильм - большой риск...
- То, что это риск, стоит на 15-м месте. Вся жизнь - риск.
- А что для вас на первом месте?
- Сделать именно то, что я хочу. Раньше не было потребности в этом. Сейчас этого стало мало. Сценарий фильма "Диспетчер" специфичен, и адекватно реализовать его смогу только я.
- То есть вы не собираетесь изменять основной профессии...
- Писать - это замечательно. Это профессия со своими законами. Режиссер - тоже профессия, но настоящих режиссеров очень мало, как и писателей. Висконти, Бонюэль - очень редко встречаются.
- А с вашими сценариями режиссеры бережно поступали? Тот же Вадим Абдрашитов?
- Я работал в привилегированных условиях. Я встретил не только мастера, но и единомышленника. Мы изначально знали, чего хотим. И оба понимали друг друга с полуслова.
- Вы на площадке матом ругаетесь?
- Это дурной вкус. Абсолютно. Тем более на актеров. Ругаться? Это совершенно другой процесс. Это скорее отношение режиссера и актеров, которые снимаются одновременно сразу в десяти сериалах и забываются, где они и что с ними.
- Но говорят же, пока не доведешь актера до определенного состояния, он не сыграет.
- Это скорее обывательские разговоры из наших популярных журналов. Я знаю много режиссеров, но что-то не припомню, чтобы Михаил Ильич Ромм или Абдрашитов матом ругались. Если мат появился на площадке, значит, ты ноль.
КОСМИЧЕСКИЕ ОСТРОВА
- "Космос как предчувствие" вам понравился?
- Меня эта работа порадовала. Мы работали в согласии с Алексеем Учителем. Я дорожу совместной работой и результатом.
- Что еще "зацепило"?
- Фильм Александра Велединского "Живой". Там есть правда жизни такая, какой я ее понимаю.
- Тема зависти - она теперь общее место для всех. Вы умеете радоваться успеху других?
- Я просто счастлив, когда что-то читаю, вижу, и меня это удивляет. А зависть - странное чувство. Из-за чего возникает? Ну чему завидовать, если все такое... эфемерное. И все это предприятие - наша жизнь, от которой в конечном итоге ничего не остается, смывается волной времени. И те люди, с которыми ты работал, и те студенты, с которыми начинал, куда-то потом исчезают. Было такое количество ярчайших личностей, столько замечательных картин - и все это смыто.
- Кто-то предает себя, любовь, все за деньги. Но вас, кажется, жизнь уберегла от больших неприятностей и серьезных проступков...
- Если говорить о катаклизмах такого рода, то да, я, наверное, их избежал. Как и глубоких разочарований в себе и в людях, с которыми меня сводила жизнь.
- А может, дело в том, что вы так глубоко "проживали" жизнь своих героев, что и свою сумели грамотно и талантливо "прописать"?
- У меня не было ситуаций, когда я должен был выбирать - так или по-другому? Пойдешь направо, пойдешь налево... Мое поколение избежало судьбоносных встрясок, оно - бессобытийное. На нашем веку не было войны, как и посадки в тюрьму.
- Зато в психушку можно было угодить или спиться.
- Надо очень любить себя, чтобы спиться. Я к этому тоже относился очень хорошо, но ровно до того момента, когда уже не мог больше пить вообще. Не то что я стал алкоголиком, а просто дошел до рубежа, когда мне это стало очень сильно мешать.
- И бросили совсем?
- Да. Я не пью вообще.
- Есть за что уважать.
- Да за что тут уважать? У меня не было с этим проблем.
- Ни у кого нет с этим проблем. Только бросить могут не все...
- Был период, когда с алкоголем было лучше, а потом стало хуже, вот и все. Печень износилась, перестала адсорбировать. Все шло в башку и жить мешало. У меня перестало хватать сил на то, чтобы сегодня быть очень веселым, а завтра с утра очень-очень грустным.
- В кино стали пить меньше?
- Гораздо меньше. Сейчас на площадке нет запаха перегара. Надо быть в форме, потому что, если выпадешь, потом назад очень сложно вернуться. Теперь все дорожат своей работой, деньгами. Кинопроизводство - на подъеме. Осветитель - это высокооплачиваемый человек, приезжает на своем авто. Это не тот, кого выносили на ранних фазах нашего творчества в смирительной рубашке.
СУД - ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ
- Вы начали писать с 17 лет, а понимание того, о чем писать и как, пришло сразу?
- Это процесс тяжелый и очень болезненный. Я очень
тяжело вхожу в работу. И тяжело работаю. Не умею писать на заказ. Другой человек это более лихо распишет. При советской власти много соблазнов было. Можно было оплодотворять тематические планы. Я очень рано пришел в профессию. Моя непрофессиональная жизнь - небольшой кусок. Около двух лет - нужен был стаж. Я, 17-летний пацан, работал до ВГИКа в суде и еще лет десять потом черпал оттуда сюжеты. Второй выход "в народ" - служба в армии. Подсказки к сюжетам находил в тогдашней "Комсомолке", "Литературной газете". Прочитал, как в Ростове судили человека - подпольного цеховика. Перед тем как сесть в тюрьму, он передал свою любимую женщину личному водителю, так появился фильм "Слуга". А фильм "Остановился поезд" - вообще родился из моего дипломного сценария.
- Откуда теперь сюжеты черпаете?
- В человеке все есть. Внутри. Там все сюжеты. Хотя, конечно, процесс формирования замысла, интриги очень непростой.
- А ваша жена Галина допущена, имеет право что-то подсказать?
- Мне никто не способен ни подсказать, ни помочь. Не потому что я так высоко летаю. Все просто: для меня первый вариант, он же и последний.
- То есть в этом творческом процессе вам партнеры не нужны...
- Я могу "прокатывать", рассказывать кому-то сюжет без конца, но в эту минуту мне важно не что человек говорит, а что я ему рассказываю.
Я как бы переселяюсь в этого человека и его глазами воспринимаю материал, отмечаю лучшие места. В этот момент и происходит работа. То есть мне нужен партнер по пинг-понгу. Иногда. А в конечном итоге никто не нужен, кроме себя самого.
ЖЕН НЕ МЕНЯЮ
- Вы жен не меняете?
- Для меня главное то, о чем я вам сейчас говорю. У меня интересы не житейские, вот и не меняю. Про это надо у других спрашивать. Они об этом целые книжки пишут. Мне есть чем отличиться. Как-то на одном фестивале один очень известный деятель начал хвастаться: "Вот я, мол, сегодня ночью..." А другой очень известный режиссер на это ему сказал: "Когда у меня стоял, я не успевал об этом говорить, а ты только болтаешь..." Этим все сказано. Когда люди начинают говорить об этом долго и подробно, значит, все на "полшестого".
- Почему у вас нет ни одного сценария про любовь?
- Потому что мои сценарии про отношения мужчины с самим собой, со своим внутренним "я". У меня в этом смысле всегда мужские истории, женщины - скорее, принадлежность сюжета.
- Ну, может, любовь еще появится в ближайшем вашем сценарии?
- Сам очень этому бы обрадовался.
- А что для этого должно произойти?
- Любовь как минимум социальна. Это судьба обстоятельств, история краха жизни одного человека и другого человека. Любовный сюжет - об этом много написано. Но это скорее вопрос внутренней готовности.
- Сны имеют для вас значение?
- Когда пишешь до трех часов ночи, не до снов. Организм разогнался, мозг работает, не может остановиться, уснуть. Сочинил фразу, эпизод, десять реплик, вся мизансцена у тебя здесь сидит, и мозг все время ее оптимизирует, прокручивает до исступления. И возникают лучшие сцены. Я диктофон рядом кладу, чтобы к столу не бегать. То, над чем ты сидел три недели и не мог сдвинуться, ночью у тебя вдруг выстраивается в голове.
- Вы готовить любите?
- Нет. Нет.
- Может, в шахматы играете?
- Да нет же! Нет у меня никакого хобби, кроме работы. 30 лет своей жизни в кино грохнул.
- А чем бы вы другим занимались?
- Мне все время, кажется, что мог быть писателем серьезным.
- Ну писали бы в стол, хотя я знаю, что вы и сейчас пишите...
- Сейчас я не очень пишу, потому что стал режиссером.
- А по-моему, вы все правильно сделали и в профессии состоялись.
- Возможно, это была попытка изменить жизнь. Но в голове все равно белый лист бумаги, на котором пока ни строчки... Ведь я раб своих собственных идей, еще не сформировавшихся.
- Вас жена наверняка ревновала, к работе уж точно...
- Это не интересно никому.
- Это интересно. Все рушится, люди теряют все - себя, профессию, семьи. А вы и себя ухитрились сохранить, и семью не растеряли.
- Семью не потерять сложно. В отношениях с женщиной, и в том числе с женой, не надо быть свиньей. Жизнь может быть разная. Надо оставаться приличным человеком, мужчиной. Вот и все. Для кого-то нормально иметь пять жен, для кого-то - не жениться и баб менять каждую минуту - сублимация в этом. Но зачем? Дел-то на копейку! Существуют люди, для которых это входит в творческий процесс. Для меня это не главное.
- Жесточайший у вас контроль над собой...
- Да, контроль. Но это не значит, что мне не бывает плохо. Бывает и ужас, и страх. Надо немедленно включать морально-волевые - и вперед!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников