02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕРВАЯ НЕФТЬ ХАРЬЯГИ

Юдина Людмила
Опубликовано 01:01 25 Февраля 2000г.
На самом краешке Европы, посреди заполярной тундры, где петляет река Харьяга, произошло выдающееся по своим перспективам событие: впервые в России на условиях федерального закона "Соглашение о разделе продукции (СРП)" началась промышленная разработка материкового нефтяного месторождения. В торжествах по случаю добычи первой нефти участвовали представители всех сторон-партнеров: руководители французской нефтегазовой компании "Тоталь", норвежской - "Норск Гидро", Ненецкой нефтяной компании (ННК). На промысел прибыли первый заместитель министра топлива и энергетики РФ Валерий Гарипов, зам. председателя комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы РФ Сергей Генералов, глава администрации Ненецкого автономного округа, где расположено Харьягинское месторождение, Владимир Бутов, послы Франции и Норвегии, разработчики проекта, специалисты-нефтяники.

Самым популярным в этот день был тост: "Кто не рискует, тот не пьет шампанского". И в самом деле, немалую долю риска испытывают все реализаторы проекта. Потому что от его успеха зависит не только эффективность вложения инвестиций, но и дальнейшая судьба СРП - ведь на Харьягу, можно сказать, смотрит весь деловой мир.
Как сказал мне заместитель директора представительства компании "Тоталь" в Москве Сергей Мингареев, любая компания в процессе разработки новых месторождений сталкивается по крайней мере с четырьмя видами рисков: техническим, геологическим, финансовым, политическим. И если финансовый и технический относительно легко преодолимы, то о геологических "сюрпризах" этого не скажешь. А перед политическими "виражами" пасует даже природа. За четыре года, пока проводились переговоры по Харьягинскому проекту, в России не раз менялись правительства, министры да и сама политика в энергетической сфере. По этим причинам переговорный процесс петлял покруче, чем река Харьяга, которая с языка коми переводится как "извилистая".
В 1995 году договор наконец был подписан. Но закон о СРП появился лишь спустя два года, и проект понадобилось отшлифовывать в соответствии с законодательством.
По признанию заинтересованных сторон, самым трудным для участников проекта было отстоять свои экономические интересы и привести их в соответствие с пожеланиями партнеров. Нефть на Харьяге высокого качества: светлая, не обводненная. Однако месторождение, состоящее из шести пластов, имеет рифовые карбонатные отложения, очень сложные в изучении. В пластах содержится большая доля сероводорода, от которого нефть надо очищать. Есть немало и других нюансов, заставляющих потенциальных инвесторов глубоко задуматься.
- Три года мы уговаривали французов взяться за осуществление проекта,- пояснил Валерий Гарипов.
- А я за это время даже поседел, - с улыбкой "пожаловался" генеральный директор компании "Тоталь" в России Азиз Аит Саид.
Да, "уговоры" имели свои особенности. Российская сторона настаивала на инвестировании проекта, не обещая взамен необходимых гарантий. Французы в конце концов согласились. За годы работы в России и тесного делового сотрудничества с Газпромом они убедились, что с русскими можно иметь дело.
И все же, заметил представитель президента России в Ненецком автономном округе Сергей Попов, мы еще не всегда умеем строить отношения с партнерами и от этого многое теряем. С одной стороны, боимся продешевить, с другой - допускаем ошибки. В самом округе есть уже горький опыт по работе над проектом "Северное сияние". Из-за неверной оценки месторождения его разработчики были наделены необоснованными льготами. Окружной и федеральный бюджеты из-за этого потеряли немалые средства. Теперь со скандалом решаются вопросы возмещения налогов.
Этот печальный урок заставил теперь главу администрации Ненецкого автономного округа Владимира Бутова занять более твердые позиции в отношениях с партнерами. Он, попросту говоря, заупрямился, когда узнал, что в Харьягинском проекте будут участвовать только зарубежные фирмы. Упирался до тех пор, пока в число инвесторов не включили российскую стопроцентно государственную компанию ННК. Сейчас расклад в проекте таков: 40 процентов акций имеет "Тоталь", 30 - "Норск Гидро", 10 - ННК. Оставшиеся 20 процентов по настоянию главы администрации будут переданы одной из российских компаний, скорее всего - Ненецкой нефтяной.
Бутов еще до начала разработки проекта утверждал: каждая скважина будет давать не меньше тысячи тонн нефти, а не 300-500, как предполагали специалисты. Сейчас даже Минтопэнерго с удивлением признает, насколько прав оказался Владимир Яковлевич. Уже в этом году Харьяга даст 500 тысяч тонн нефти. Могла бы и значительно больше, но ограничения связаны с транспортировкой. Сейчас первоочередной задачей стало строительство новой ветки нефтепровода Харьяга - Усинск и подписание долгосрочного договора с "Транснефтью". А проектная мощность месторождения составляет не менее 3,5 миллиона тонн "черного золота" ежегодно.
В бюджет округа уже пошли дополнительные отчисления от эксплуатации Харьяги, что дает возможность решать многие местные проблемы.
Ненецкий округ - край своеобразный. Здесь десять месяцев в году зима. Общая численность населения - около 47 тысяч. А занимаемая площадь такая, что на один квадратный километр, как шутят местные жители, приходится одна нога человека. Тем не менее в этом суровом краю нет проблем ни с обеспечением теплом, ни с выплатой зарплат, ни с выдачей социальных пособий. И жилье тут строится, и с трудоустройством населения положение стабилизируется. В перспективе же этот регион может стать еще одним донором российской экономики.
Впрочем, то, что Ненецкий округ можно считать нефтегазовым Клондайком, было известно еще в советские времена. Но здешние недра оставались до поры нетронутыми. Глубокие геологические исследования не велись, поэтому и сейчас еще невозможно в точности представить полную картину природных ресурсов. Недаром в округе так ждут возрождения министерства геологии РФ и начала системных разведочных работ.
...Шаг за шагом покоряются "севера" газовикам и нефтяникам. На комплексе первичной переработки нефти, раскинувшемся среди белого безмолвия тундры, инженер по добыче Геннадий Макарычев познакомил меня со своим хозяйством. Пояснил, что в работе находятся три скважины, там применяют новые технологии добычи нефти. Рассказал, что к бурению готовятся новые объекты. Познакомил с принципом работы комплекса. Меня удивило, как легко молодой инженер переходит с русского на английский язык, общаясь с иностранными гостями.
- Многие ваши ребята знают иностранные языки? - спросила я.
- Практически все. Это - необходимость, язык легко изучается в процессе работы, - ответил Гена. -Здесь трудится вовсе не столичная элита, есть парни из Архангельска, Нарьян-Мара, Усинска, из местных сел...
Сам Геннадий приехал из Москвы, сидел там в деловом офисе - при галстуке и в комфорте. Почему все бросил и укатил сюда, на край земли?
- Потому что тут настоящая трудовая жизнь, - отвечает он. - И сразу видно, кто чего стоит.
Харьягинский проект рассчитан на 33 года. Столько времени собираются прожить "в любви и согласии" его участники. За эти годы инвесторы должны возместить свои убытки и взять прибыль, а наша страна - получить серьезное экономическое подспорье и дополнительные доходы в бюджеты всех уровней. Ведь Харьягинский проект выгоден прежде всего нашей России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников