04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я РЕШИЛА НЫРНУТЬ ПОД ВОДУ"

Варфоломеев Пятерим
Статья «"Я РЕШИЛА НЫРНУТЬ ПОД ВОДУ"»
из номера 034 за 25 Февраля 2004г.
Опубликовано 01:01 25 Февраля 2004г.
В Морозовской больнице до сих пор находятся дети, пострадавшие во время крушения здания "Трансвааль-парка". Врачи говорят, что некоторые из них проявили настоящий героизм, спасая других малышей. К маленьким пациентам начали пускать журналистов, только просят не слишком выпытывать подробности трагедии. Это грозит нервным срывом. Но дети рассказывают обо всем сами.

Девятилетняя Саша лежит в кроватке, как у маленьких - зарешеченной со всех сторон. Когда ее доставили в больницу, на девочке не было живого места - вся в глубоких порезах и ссадинах. Поднялась высокая температура, начался бред с потерей сознания. Поэтому и попала в "колыбельку" - чтобы не выпасть на твердый пол и не пораниться. О том, как сюда попала, Саша почти не помнит. Зато "приключение" в аквапарке врезалось в память.
- Когда все начало падать и крушиться, я решила нырнуть под воду, проплыть, а потом выскочить из здания, - рассказывает Саша. - Я хорошо плаваю, меня папа научил. Но тут увидела маленькую девочку, которая держалась за камень и плакала. Я взяла ее на руки и держала до тех пор, пока нас не вытащили спасатели.
В полуметре рушились бетонные конструкции, но бросить малышку Саше и в голову не пришло. Когда девочек вынесли на улицу, Саша потеряла сознание. А трехлетняя Вера почти не пострадала. Ее уже выписали домой.
14-летний Олег рассказывает, что плыл на спине, и вдруг увидел, как в потолке образуются трещины.
- Я подумал, что мне показалось, - говорит он. - Но они быстро расширялись, полетели известка, потом куски бетона. Я выскочил из воды, кричал всем, что надо бежать, сейчас будет взрыв. Не знаю, почему я так кричал: наверное, решил, что это сработает. Но все равно убежать удалось не всем. Я до сих пор вижу один и тот же сон: как люди пытаются выйти из воды, но не могут, потому что она превратилась в болото. И оно становится кроваво-красным. Страшный сон.
- Сейчас состояние всех наших пациентов средней тяжести, - говорит заведующий хирургическим отделением больницы Александр Брянцев. - С точки зрения соматической, это излечимо. Куда страшнее психологическая травма, которую они получили.
Саше Новосельцеву - 13, в тот роковой день он приехал в аквапарк с друзьями. Во время катастрофы получил глубокие порезы рук и ног, был контужен, однако не потерял самообладания. Он вытаскивал из воды малышей, выносил их на улицу и призывал двигаться к машинам "скорой помощи", хотя сам едва стоял на ногах. В Морозовской больнице он первым делом отправился звонить домой и убедил сделать других детей то же самое. За тех, кто не мог двигаться самостоятельно, он поговорил сам. Успокоил родителей: дескать, мы все живы и почти здоровы. Сашина мама, едва сдерживая слезы, вспоминает: благодаря самоотверженности сына даже не успела начать нервничать. Она еще не ждала его возвращения с увеселительного мероприятия, как вдруг он позвонил и бодро сообщил: "Мам, тут небольшая заварушка, у меня пара царапин, я там-то. Приезжать не обязательно. Наверное, я сам скоро приеду". Оказалось, что ранения куда серьезнее.
- Нас тут прекрасно кормят, очень хорошо к нам относятся, только ничего не рассказывают, - признался Саша. - Знаете, я ищу своего лучшего друга и одноклассника, мы с ним были тогда вместе. Его зовут Антон Осипов. Он в больнице или дома? Пожалуйста, узнайте. Пусть придет меня навестить или позвонит...
Саша еще не знает, что вся семья Осиповых - папа, мама, брат и сестра - были похоронены за день до этого. Антон Осипов был последним, чье тело нашли под завалами. В Сашиных глазах - никакой тревоги. Ему кажется, что все самое страшное уже позади. Я тоже не смогла сказать ему правды.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников