Ян Гиллан: "Я вырос в церковном углу"

Пристанская Елена
Статья «Ян Гиллан: "Я вырос в церковном углу"»
из номера 032 за 25 Февраля 2009г.
Опубликовано 01:01 25 Февраля 2009г.
Легендарный фронтмен Deep Purple всегда считался белой вороной среди рокеров - романтик, интеллигент. И сейчас при всем своем громадном опыте Ян волнуется за судьбу нового сольного альбома, в чем и признался корреспондентам "Труда" по телефону.

- Об одном из недавних альбомов - "Bananas" - вы как-то сказали, что по уровню он не лучше и не хуже прочих. Это, дескать, ваш обычный "диппепловский" стандарт. А как оцениваете новый альбом "One Eye To Morocco"?

- Я не помню, чтобы говорил что-то подобное про "Bananas". Думаю, вы прочли это в газетах.

- Точно, в одном из опубликованных интервью.

- Будьте осторожнее: не все, что написано журналистами, было мною сказано. Теперь по поводу нового альбома. Он создавался в сложное время. В прошлом году умерла мать моего друга и партнера Роджера Гловера. Когда она болела, Роджер поехал в Лондон, чтобы провести с ней последние дни. Нам пришлось отменить несколько концертов. Именно в это время я и мои друзья поехали в Нью-Йорк, чтобы заняться накопившимся материалом - это 38 песен, мной написанных. Мы решили сделать из них альбом. Я не могу судить, лучше он или хуже, чем другие. Оценивать вам, как и всем другим слушателям. Могу только сказать: мои друзья безостановочно слушают этот альбом у себя дома, и он действительно звучит сегодня чаще, чем другие записи Deep Purple.

- А как появилось название "Взгляд на Марокко"? Эта страна значит для вас что-то особенное?

- О нет. (Смеется.) Название не имеет к стране никакого отношения. Несколько лет назад я был с моим другом в Кракове. Мы пошли к одному еврейскому ученому, он говорил об Оскаре Шиндлере - знаете, о том немце, который спасал евреев во время Второй мировой войны. Разговор был очень серьезным, глубоким. В какой-то момент за спиной моего друга появилась очень красивая женщина. И на мгновение я потерял нить беседы. От нее как будто исходило сияние. Мой взгляд остановился, дыхание перехватило. Она исчезла. Я очнулся и сказал: "Извините, о чем мы только что говорили?" Томми улыбнулся: "Ага, одним глазом ты глядел на Марокко". Оказывается, есть такая польская поговорка, полностью она звучит так: "Один глаз - на Марокко, другой - на Кавказ". И мне этот образ показался блестящей музыкальной метафорой! Мой Кавказ - это Deep Purple, а Марокко - моя собственная неугомонная жизнь.

- Кому адресована пластинка - вашим старым поклонникам или молодежи? И для чего она - для отдыха, танца или более глубоких вещей?

- Хороший вопрос! Признаться, я не имею представления, для кого и для чего эта музыка. Просто не думал об этом. Но вот что заметил: пару недель назад у меня была фотосессия для журнала, и там звучала моя музыка. Девушки - парикмахерши и визажисты - разговаривали между собой и, казалось, не слушали запись, но я обратил внимание, что они пританцовывали. Так что музыка может побуждать к действию, она достаточно интимна, соединена с приятными текстами. И не "кричит" на вас слишком громко.

- Известно, что у вас взрослая дочь. Может быть, уже есть и внуки?

- Нет, внуков пока нет. Только мама, сестра, жена и дочь, которой 25 лет.

- А еще музыканты в семье есть?

- Раньше были. Мой дед был прекрасным певцом, а дядя - джазовым пианистом, играл буги-вуги. В детстве я пел в церковном хоре - можно сказать, вырос в церковном углу.

- Не может быть, чтобы дочке не передалась семейная музыкальность.

- Конечно, она очень музыкальна, но сегодня ее больше интересует ресторан, который она открывает, чем музыка. Кстати, завтра я как раз лечу на торжественное открытие.

- И где же это происходит?

- В Англии.

- Не переселились ли вы в какие-нибудь экзотические края, как многие знаменитости?

- Нет, живу у себя на родине всю жизнь. В маленьком городке на юго-западе страны. Это невероятно красивое место, мне там очень хорошо, мирно на душе. Этот край меня вдохновляет.

- Вы несколько раз бывали и в России.

- Да, еще в советское время. И настолько погрузился в культуру и историю страны, так много хотелось впитать! Конечно, очевидно, что в настоящее время у вас сложности, хотя многое делается для того, чтобы вернуть России ее культурную идентичность, силу и достоинство. У меня в России есть настоящие друзья. Помню, во времена холодной войны я сравнивал политиков на Западе и Востоке. Западные, если можно так сказать, играли в игру под названием "Монополия". А русские - в шахматы. Я задавал себе вопрос: какую игру предпочитаю я? И отвечал: конечно, шахматы.

- Вы знаете, что Эндрю Ллойд Уэббер пишет песню для английской участницы "Евровидения"?

- О, вы уже знаете и об этом. (Улыбается.) Да, это правда, но я не слышал самой песни.

- Этот конкурс так важен для Англии, что сэр Эндрю, автор рок-оперы "Иисус Христос - суперзвезда", написанной для вас 40 лет назад, согласился теперь писать для поп-сцены?

- Видите ли, я не смотрел этот конкурс уже... (задумался, как бы подсчитывая точное количество пропущенных конкурсов) около 200 лет! И не знаю музыки, которая там звучит. Тем более не могу ответить, почему он поставил себя в такое положение. Ситуация выглядит смешной.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?