08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЗВОЛЬТЕ ДАТЬ СЕМЬЮ

Димова Ирина
Опубликовано 01:01 25 Марта 2000г.
Детские дома при всем желании не заменят тепла родительского очага. Особенно больно слышать о судьбе детей с врожденными заболеваниями и уродствами. В России они практически лишены возможности обрести новую семью.

А вот в западных странах есть немало состоятельных семейных пар, готовых взять в свою семью даже детишек, страдающих тяжелыми заболеваниями, лечить их. Хорошо это или плохо? Это хорошо, если обездоленный малыш получает тепло и кров, пусть и вдали от родной земли. Но это налагает и огромную ответственность на всех, кто занимался судьбой детей.
Недавно наша газета рассказывала о драматической судьбе 12-летней Гали (имя в интересах ребенка изменено). Удочерившие ее молодые американцы через два с половиной года отказались от девочки и сдали ее в московскую психиатрическую больницу. Нина Костина, представляющая фонд международной помощи ребенку "Фрэнк", при участии которого и состоялось удочерение Гали, посчитала себя ответственной за судьбу ребенка. После того как Галя была выписана из больницы, Нина Костина увезла ее в США, надеясь найти на этот раз достойных родителей.
По мнению Московской прокуратуры, здесь был нарушен закон. Об этом и рассказал "Труд" своим читателям.
Иное мнение по поводу этой истории высказывает журналист Ирина Димова. Публикуя ее точку зрения, мы, разумеется, оставляем за собой право вернуться к этой непростой проблеме. Главное - судьба Гали, ее будущее.
* * *
В первых числах марта наше правительство на одном из заседаний рассмотрело сразу четыре социальных вопроса. Среди них впервые за последние десять лет обсуждалась проблема детей-сирот в России. Министерству образования было поручено подготовить подробный доклад на эту тему. Картина получилась печальная. За три последних года число детей-сирот увеличилось с 572 до 620 тысяч человек. Детские дома в стране перегружены на 10-40 процентов, а их финансирование регулярно задерживается. Ежегодно в России 32 тысячи человек лишается родительских прав. И эти люди не несут никакой ответственности за дальнейшую судьбу своих детей. Одна из главных задач, считает вице-премьер Валентина Матвиенко, - более широкое применение в практике передачи детей в приемные семьи, повышение ответственности самих родителей.
На этом прерву рассказ о заседании правительства. На том самом месте, где говорилось о том, как важно, когда ребенка воспитывают в семье, пусть и приемной...
К сожалению, процент усыновления российскими гражданами детей-сирот невысок, а за последние годы еще и снизился. В то же время среди желающих взять ребенка из детского дома много иностранцев из преуспевающих, богатых стран. Важно подчеркнуть, что они готовы взять слабых и больных детей, которые российских усыновителей не интересуют. Оформлением передачи ребенка в приемную семью у нас в стране занимаются соответствующие государственные органы опеки и попечительства. Существует определенный порядок, установленный законами еще в 60-70-е годы. Как этим занимаются - разговор особый. Желающим усыновить ребенка приходится выдерживать нелегкий бюрократический пресс.
Если же с просьбой об усыновлении обращаются иностранные граждане, то помощь в оформлении всей процедуры в своей стране им оказывают различные негосударственные организации. Среди них Фонд международной помощи ребенку, компетентное аккредитованное в США агентство по усыновлению "Фрэнк". Этот фонд работает уже многие годы в самом тесном контакте с органами опеки и попечительства в разных регионах России. Иначе нельзя, ведь интересы детей должны быть защищены всесторонне. За восемь лет своего существования фонд помог многим маленьким сиротам обрести семью. И об этом неоднократно рассказывал "Труд". В детских домах нам часто говорили, что иностранные семьи, как правило, не возвращают детей обратно (возвраты от усыновителей наших сограждан, - увы, явление нередкое). Дело, конечно, не в моральном превосходстве иностранных усыновителей, а в несопоставимо более высоком уровне жизни, обеспеченности семей, которые к тому же могут тратить немалые деньги на лечение детей. Наши же приемные родители порой не имеют достаточных средств, чтобы их накормить, вылечить и поставить на ноги. Детям за рубежом, надо признать, живется неплохо. Малыши достаточно быстро адаптируются в новых семьях, хотя и бывают редкие исключения. Каким, к великому сожалению, оказалась "героиня" последних публикаций "Труда".
Глубоко убеждена, что нынешнее положение с детским сиротством, свидетельствующее об известной степени деградации общества, о некоей социальной патологии, порождающей сиротство, - все это пройдет, и, как говорил Федор Достоевский, "с жаждой самосохранения и покаяния русский человек, равно как и весь народ", спасет сам себя. Я верю, что, как это бывало в нашей истории, общество, воскрешая идеалы, возродит благотворительность, сострадательность, милосердие. Как это было в России в прошлом. Так, в 1908 году в России действовало 440 приютов только в городах, а общество считало своим святым долгом заботиться о детях-сиротах.
Пока же мы вынуждены считаться с реальностью: масса людей не сводит концы с концами, им не до чужих сирот. Вот и усыновляют наших детей иностранцы. Кстати, им не просто это достается. Приведу одно письмо из Америки: "Вот уже десять лет мы пытаемся усыновить ребенка - больше невозможно ждать! Позвольте дать семью русскому ребенку! Мы обещаем воспитать его в любви к вашей стране. До восемнадцати лет он сохранит двойное гражданство и сможет выбирать, где ему жить".
Но вернемся к истории, которая стала предметом прокурорского разбирательства.
Владимир Аверкин, председатель комитета по образованию Новгородской области по поводу выезда Гали в США высказался так: "Нина Костина поступила правильно и гуманно. Она взяла ответственность за судьбу обездоленного ребенка, тем более что сама девочка изъявила желание вернуться в Америку".
Внимательный читатель помнит ужасающие картины детства в России этой девочки, ее страдания и боль. Поступок американских приемных родителей, не сумевших найти подход к ребенку в самый сложный подростковый период ее развития и к тому же отягощенному воспоминаниями о прошлом, не может не возмущать. Но случай действительно чрезвычайный и нетипичный. Подавляющее большинство усыновленных иностранцами детей обрело счастье и любовь в новых семьях в разных странах мира. Галя не попала в эту статистику. Судьба дважды подвергла ее испытаниям. В раннем возрасте с российскими биологическими родителями она прошла все муки ада. А потом с американскими приемными папой и мамой, которые поставили ей свой диагноз - шизофрения (не подтвержденный позже врачами), ей довелось узнать другие "прелести" жизни.
Но почему, в самом деле, драматическая история в очередной раз стала предметом прокурорского разбирательства?
Ведь беззакония против детей, к сожалению, нередко происходят в наших родных российских стенах. Получается, что некому защитить малолетних детей от пьющих и бесчинствующих родителей, а малолетних беспризорников - от преступных посягательств взрослых. Сиротство при живых родителях - это национальная катастрофа.
Получив выписку из истории болезни, Нина Костина вернулась с Галей в США. Она подчинилась главному инстинкту женщины-матери - не раздумывая помочь ребенку, уберечь девочку от новых потрясений. Чета американцев, отказавшись от ребенка, передала свои права юридических родителей фонду "Фрэнк", при помощи которого осуществлялось три года назад усыновление Гали в детском доме Новгородской области. Фонд немедленно взял ответственность за судьбу девочки в свои руки и предоставил все полномочия своему представителю - Нине Костиной. Иначе как она могла пройти пограничный контроль, получить визу, зарегистрировать билеты и "тайно" увезти девочку с собой? Не в чемодане же...
Не исключаю, что обнаружатся и юридические тонкости, правовые нюансы, за которые можно упрекнуть Нину Костину, фонд "Фрэнк" или московскую больницу, лечившую девочку.
Кстати, Нина Костина не только председатель Совета директоров Фонда международной помощи ребенку, она еще и мать троих детей, двое из которых - приемные из России.
Приходится удивляться энергии, самоотверженности и мужеству этой женщины, бывшей нашей соотечественницы, гражданки США, которая объездила сотни детских домов страны, не в поисках детей для усыновления (их искать не надо), а для оказания им гуманитарной и медицинской помощи. Это она устраивала неизлечимо больных ребят (лейкемия, церебральный паралич) на лечение и учебу в США. Это она привезла квалифицированных врачей для оказания помощи больным детям в разных городах России.
Благодаря ей одиннадцать слабовидящих и слепых ребят с Урала были обследованы в глазной клинике Вашингтона и получили там помощь. В 1998 году Нина Костина поехала в Чечню, чтобы вывезти на лечение в Москву раненых детей.
О деятельности фонда в газетах нашей страны писали неоднократно. И, думаю, напишут еще не раз. Поскольку он осуществляет долгосрочные программы лечения и реабилитации детей в России (как, впрочем, и в других странах). Мы не можем себе позволить и не вправе отказываться от международной помощи детям, в том числе и в виде устройства отдельных из них (преимущественно самых слабых и больных, если не сказать обреченных) в приемные семьи за рубежом. К слову сказать, и сотрудники фонда, и усыновленные дети иногда оказываются, как в нашем случае, между двух огней. С нашей стороны их обвиняют в "похищениях", в "бизнесе на детях", в том, что детей забирают в рабство.
Но и в Америке тоже слышны протестующие голоса: "Русские специально замалчивают диагнозы, чтобы мы усыновляли детей из семей алкоголиков и наркоманов, загрязняли наш генофонд. Это подрыв нашего государства изнутри!" Именно на эту тему был сделан телевизионный фильм, показанный недавно в Америке в популярной программе под названием "48 часов". Видимо, делал ее тоже большой патриот... Но американского розлива.
...Нина Костина привезла девочку, о которой шла речь в статье "Труда" "Похищение", в Америку, сначала к себе домой. Устроила для нее радостный праздник. У девочки 5 февраля был день рождения. "Более счастливого дня в моей жизни, - сказала она, - никогда не было!" Вскоре девочку приняла другая семья, желающая ее удочерить. Пока идет оформление документов, девочка привыкает к новым родителям. Хочется надеяться, что все образуется и будет устранен "синдром нарушения семейной адаптации", установленный врачами. Тем более что сама Галя этого жаждет. Кому все это время действительно было больно, так это ей. Как и многим тысячам детей-сирот, которые еще ждут своих пап и мам.
"И какая действительно разница, где, в какой точке земного шара родились ваши будущие дети, - часто повторяет Нина Костина, - если вы готовы разделить с ними радость и горе, болезни и счастье, ухаживать за ними, учить их, воспитывать, любить".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников