03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЯЧЕСЛАВ НИКОНОВ: "САДДАМ БУДЕТ УБИТ ИЛИ ОБЪЯВЛЕН УБИТЫМ"

Соломонова Ольга
Статья «ВЯЧЕСЛАВ НИКОНОВ: "САДДАМ БУДЕТ УБИТ ИЛИ ОБЪЯВЛЕН УБИТЫМ"»
из номера 053 за 25 Марта 2003г.
Опубликовано 01:01 25 Марта 2003г.

- Вячеслав Алексеевич, насколько, по-вашему, прагматична и "просчитана" позиция России по

- Вячеслав Алексеевич, насколько, по-вашему, прагматична и "просчитана" позиция России по отношению к иракскому кризису, к военным действиям США в Ираке? Сможем ли мы, в частности, защитить свои экономические интересы в этой стране после свержения режима Саддама Хусейна?
- Я считаю, что российская дипломатия, как и дипломатия многих стран, проявила излишнюю эмоциональность. В общем-то если сейчас послушать иных журналистов, экспертов, то получается, что чуть ли не мир рушится и наступает конец света. В этом есть некоторая особенность российского общественного сознания, тяготеющего к апокалиптичности. На самом деле после вторника обычно наступает не конец света, а среда. Поэтому надо думать в терминах среды, а не в терминах конца света - это больше помогает добиваться нужных результатов.
Российская дипломатия, на мой взгляд, проявила излишнюю эмоциональность в оценке опасности происходящего для мирового порядка и в недооценке своей возможности защитить интересы России, скажем, в постсаддамовском Ираке или в наращивании сотрудничества с Соединенными Штатами Америки по ряду направлений даже в такой сложной ситуации. Мне кажется, оптимально себя вел на протяжении последнего времени Китай, который высказал абсолютно принципиальную позицию, ни на секунду от нее не отошел, но при этом ничуть не испортил свои отношения с Соединенными Штатами, защитил возможность участвовать во всех последующих разговорах и не испортил свой имидж в американском общественном сознании. Россия, я думаю, уже вряд ли сможет защитить свои экономические интересы в Ираке, скорее - нет, хотя я бы их тоже не преувеличивал...
- Вы имеете в виду интересы некоторых частных российских нефтяных компаний? Государственный долг Хусейн выплачивать нам, кажется, не спешил.
- Это так. Тем не менее интересы и частных компаний важны, поскольку они являются нашими налогоплательщиками, от которых зависит в том числе и наш бюджет. И помимо прочего - возможность влиять на положение в тех или иных сферах через наши бизнес-структуры. Здесь, я думаю, эти возможности мы упустили - в значительной мере. Хотя не исключаю, что сами наши компании через своих бизнес-партнеров на Западе смогут какие-то свои позиции сохранить, хотя, очевидно, не все.
- Отношения с Соединенными Штатами наша "эмоциональная реакция" подпортила основательно?
- Отношения с Америкой, конечно же, не испорчены окончательно. Нам сильно повезло, что есть Франция, которая приняла на себя весь гнев американского общественного мнения и правительственных кругов США. Но за две недели, предшествовавшие началу военной операции, позитивный рейтинг России в Штатах упал на 20 процентов. Этого не произошло в случае с Китаем, который тоже в общем-то занимал достаточно жесткую позицию, но при этом не переходил определенные рамки. Я считаю, произошло то, что на языке политологии называется "чрезмерная реакция". Позиция могла быть той же, но выраженной более аккуратно.
- Госдума на днях приняла резолюцию, в которой отмечает, что действия США в Ираке "потенциально угрожают интересам России". Вы считаете, что это не так. Почему?
- Я считаю, что, например, чеченские экстремисты и террористы гораздо больше угрожают интересам России, нежели Соединенные Штаты, которые не устают повторять, что рассматривают Россию в качестве своего партнера. Но наше общественное сознание инерционно антиамериканское. То есть любая первая реакция нашего сознания - общественного и политического, - антиамериканская. Американцы, конечно, далеко не ангелы, но и наша реакция должна быть более спокойной. Что касается нашего парламента, то по Конституции он, слава Богу, не определяет внешней политики государства. Поэтому реакция нашего парламента никого по большому счету не волнует.
- О чьей же чрезмерной реакции вы тогда говорите? Что могло так уж взволновать американцев? Скажем, митинги против войны в Ираке у нас были гораздо малочисленнее, чем в других странах.
- Взволновали, думаю, прежде всего некоторые заявления руководителей нашей дипломатии о том, что будет наложено вето на возможность применения силы Соединенными Штатами. Россия подписалась под целым рядом документов, резолюций, которые были выработаны Францией и Германией, как раз в тот момент, когда Франция оказывалась на острие критики. Ведь этого можно было не делать. Хотя, с другой стороны, я понимаю Кремль. Скорее всего, он руководствовался не только внешнеполитическими, но и внутриполитическими соображениями. Потому что, безусловно, нам надо было учитывать возможную реакцию мусульманских регионов России, предстоящие выборы и даже референдум в Чечне. При более проамериканской реакции там могли быть неприятности на внутриполитическом фронте. Вообще дипломатия - вещь тонкая, сложная и неоднозначная, и какие-то эмоциональные реакции здесь вообще противопоказаны.
- Штаты с нами не считаются, потому что Россия стала слабой в экономике и в военном отношении - утверждают некоторые наши политики, депутаты и предлагают срочно увеличить расходы бюджета на ВПК. Если увеличим, то добьемся уважения?
- Конечно, с сильными считаются больше. Но что такое сила и слабость в нынешней ситуации? Например, говорят: мы слабы, потому что у нас нет союзников. Но, с другой стороны, у нас нет врагов. Что лучше для страны - иметь союзником, скажем, Эстонию или не иметь врага в лице США? Для меня очевидно, что отсутствие первоклассных противников - это больший фактор силы, чем присутствие ненадежных, слабых союзников. То есть сами факторы силы трудно измеримы. Но есть измеряемый фактор силы - экономика. И экономику мы должны поднимать, и как можно быстрее, активнее. Но если сейчас все экономические ресурсы загнать в оборону, то в этом случае мы просто подорвем экономику, никуда расти не будем - какой же рост за счет военно-промышленного комплекса? Конечно, надо увеличивать расходы на оборону, но израсходовать весь экономический потенциал не для целей развития, а в целях обороны - это значит лишить страну экономических факторов силы. Мир вообще более сложный, чем привыкли думать некоторые национал-патриоты, рассматривающие его в черно-белых красках.
И потом, когда наши отношения с ведущими странами мира были лучше? У нас сейчас лучшие взаимоотношения со Штатами за последние 200 с лишним лет. И когда у нас были лучше отношения с Европой? Для меня очевидно, что у России сейчас меньше врагов и лучшие отношения со всеми ведущими государствами мира, чем когда бы то ни было во времена Советского Союза.
- Если мы, допустим, поддержим обвинения типа "США - тотальный агрессор и мировой жандарм", как предлагают некоторые наши думские "ястребы", - приблизит ли нас это к Евросоюзу?
- Безусловно, нет. Потому что в Евросоюзе нет антиамерикански настроенных государств. Германия, Франция - союзники США, они разошлись в методах решения конкретной проблемы разоружения Саддама Хусейна. Я уверен, что они будут прикладывать достаточно много усилий, чтобы наладить свои отношения с США. Война в Ираке, думаю, закончится в течение нескольких дней, после чего отношения Франции и Германии с США вернутся в нормальное русло. Я считаю, вообще не надо противопоставлять одно другому. России нужны нормальные добрососедские отношения со всеми - Евросоюзом, Америкой, Китаем и другими странами. У нас же возникает иногда стремление попытаться "дружить против" кого-то, главным образом против США. Так вот антиамериканских сил в мире, если говорить о серьезных силах, практически нет. И поэтому я - за многовекторную политику России, которая будет налаживать контакты и с Китаем, и с Индией, и с Европой, и с Америкой. Нелепо пытаться создавать "антиамериканские оси" со странами, которые не являются антиамерикански настроенными.
- Да и Америка, судя хотя бы по недавно подтвержденному намерению Буша приехать на юбилей Санкт-Петербурга, не хочет обострения отношений.
- Америка вообще не заинтересована в раздрае ни с кем. Она определила список стран, в раздрае с которыми она заинтересована, - Ирак, Иран, Северная Корея. Основной спор идет вокруг того, согласны вы с этим или нет. США, конечно, единственная сверхдержава, и было бы смешно это отрицать. Вторую сверхдержаву мы сами распустили в 91-м году. Никакой силы, которая могла бы балансировать в полной мере Америку, на международной арене нет. Америка в то же время не единственная держава, держав много, и баланс между ними в той или иной мере по каким-то вопросам существует. Америка не может всего и сразу. Америка, на мой взгляд, за исключением короткого периода после 11 сентября, когда они вошли в раж - "раздавим гадину"! - в принципе настроена гораздо более изоляционистски и в большей степени занимается собственными проблемами, чем проблемами других стран. Сейчас возникла довольно уникальная ситуация, когда американское могущество, диктат сверхдержавы наложился еще на психологический фон после 11 сентября. Все-таки ущерб, который понесла Америка 11 сентября, был похуже, чем Перл-Харбор.
- Однако сегодняшние военные действия США в Ираке, согласитесь, могут усилить экстремистские настроения среди мусульман и вызвать новые теракты. Что тогда?
- Ну если усилят - будем думать. Антитеррористическая коалиция, безусловно, должна быть сохранена. Здесь вопросов нет. Будет ли усилена террористическая кампания? В чем-то - да. Конечно, возможности сейчас для исламских экстремистов готовить террористические акты и рекрутировать фанатиков, наверное, увеличатся. Но не надо забывать такой момент, на который мало обращают внимание: Саддам Хусейн - крайне непопулярная фигура для исламских экстремистов. Главными врагами для экстремистского, фундаменталистского крыла Ислама являются даже не США, не христиане, для них главные враги - это вероотступники, те, которые предавали правоверный Ислам. И самой ненавистной фигурой для исламских фундаменталистов является, кто бы вы думали? Кемаль Ататюрк.
- Создатель турецкого светского государства?
- Да, враг номер один. И в этом списке врагов Саддам Хусейн тоже входит в первую десятку как вероотступник и социалист. Поэтому устранение Саддама, думаю, для Усамы бен Ладена тоже в общем-то не менее святая цель, чем нанесение ударов по Нью-Йорку.
- А если американцы увязнут в Ираке, как это произошло в Афганистане?
- Я не вижу ни одного сценария развития событий, при котором американцы могут там увязнуть. Американцы в Афганистане ставили цель разгромить талибов, и они эту цель выполнили. Они не ставили перед собой других целей типа создания новой государственности и т.д. Ирак - историческое государство с очень централизованной системой власти, сложное, конечно, и в этническом, конфессиональном плане. Но это структурированное государство, его будет организовать проще. Мне кажется, что здесь ближе аналогия не с Афганистаном, а, скорее, с Румынией после Чаушеску. Восстановить управляемость таким обществом при смене власти - проблем особых нет. Кроме того, я думаю, американцы будут действовать руками самих иракцев. Достаточно скоро появятся какие-то национальные иракские силы, хотя их станут называть марионеточными, но это будет власть, которая займется раздачей "портфелей", установит контроль над СМИ...
И думаю, это произойдет в ближайшее время. Саддам будет убит или объявлен убитым, что почти одно и то же в этой ситуации.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников