04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ

Богдановского А.
Опубликовано 01:01 25 Марта 2006г.
"Труд" продолжает печатать авторскую колонку выдающегося бразильского писателя, эссеиста, философа Пауло Коэльо. Сегодня наш знаменитый автор размышляет о причинах и корнях жестокости.

Каждый день на нас буквально обрушиваются истории о неслыханной жестокости, и мы недоумеваем: как это человек оказывается способен на столь бесчеловечное поведение? Примеров множество: от Рио-де-Жанейро, где мой друг журналист Тим Лопес подвергся зверским пыткам, а потом был убит, - до иракской тюрьмы Абу-Грэйб, где американские военнослужащие - те самые парни и девушки, которые в своих маленьких провинциальных городках всегда вели себя образцово - превратились в сущих чудовищ.
В 1971 году ученые Стэнфордского университета (США) провели эксперимент: создали в подвалах факультета психологии некое подобие тюрьмы, отобрали - практически наугад - 12 студентов, призванных исполнять роль надзирателей, и 12 "заключенных". Те и другие происходили из одной социальной среды, принадлежали к среднему классу, получили одинаковое образование и придерживались одних и тех же моральных ценностей. На двухнедельный срок "тюремщики" получили полную и безраздельную власть над "арестантами".
Однако уже к концу первой недели эксперимент пришлось прервать - в считанные дни первые проявили по отношению ко вторым полнейший аморализм, оказавшись настоящими садистами, склонными к никогда прежде не виданной жестокости. Даже сейчас, по прошествии 30 с лишним лет, бывшие студенты из обеих групп нуждаются в психологической реабилитации и поддержке.
Организатор "стэнфордского эксперимента" Филипп Зимбардо в интервью газете "Геральд Трибюн" сказал:
- Я не удивился, увидев фотографии, сделанные в тюрьме Абу-Грэйб. Нет, речь идет не о кучке гнилых яблок, помещенных в корзину со свежими плодами, а как раз наоборот: вполне цивилизованные люди, внезапно получив в свои руки абсолютную власть, теряют всякое представление о рамках и границах и позволяют вырваться наружу самым низменно-первобытным инстинктам.
Другое, не менее интересное исследование проводил в Йельском университете Стенли Милгрэм. Группа студентов была отобрана для изучения "техники наказания". По одну сторону стеклянной перегородки находился пульт электрошокера, по другую - студент, который должен был давать правильные ответы на разнообразные вопросы. При каждой ошибке он получал удар током, причем вольтаж постоянно возрастал, хотя "допрашивающий" знал, что разряд через какое-то время может оказаться смертельным для его товарища.
Участники эксперимента не знали, что на самом деле электрошокер - это муляж, а роль "подследственного" исполняет актер. К всеобщему удивлению, 65 процентов "следователей" доводили дело до "гибели" допрашиваемого.
Так что в ситуации, когда мы полностью и безраздельно подчиняем себе другого человека, никто из нас не поручится, что не перейдет границ. Но лишь тот, кто обладает опытом такого рода (а я, к сожалению, в юности переживал ситуации, которые позволяют причислить меня к этой группе), знает, что на определенном этапе мы теряем самоконтроль и утрачиваем здравый смысл.
Но если такова природа человека, что же нам остается делать? Старинная история, - а может быть, это легенда, - родившаяся в Пиренеях, рассказывает, как некий монах по имени Савиний, собиравший пожертвования на постройку часовни, оказался у логова одного из самых кровожадных в этом крае разбойников. Было уже поздно, и он попросил у них приюта на ночь.
Разбойник, удивленный отвагой монаха, решил подвергнуть его испытанию и спросил:
- Ты, как видно, решил спровоцировать меня. Хочешь, чтобы я тебя ограбил и убил, - и тогда ты станешь мучеником. Если бы тут появилась самая красивая проститутка, разве смог бы ты подумать, что она - не хороша собой и не соблазнительна?
- Нет, не смог бы. Но я смог бы обуздать себя.
- А если бы сюда пришел монах с золотом, собранным на постройку часовни, смог бы ты смотреть на эти монеты как на обыкновенные камешки?
- Нет. Но я сумел бы обуздать себя.
У Савиния и у разбойника были одни и те же инстинкты: добро и зло боролись за них, как борются они за каждую душу, обитающую на этом свете. И когда душегуб увидел, что праведник равен и подобен ему, он понял также, что и он равен ему. И он оставил свое злодейское ремесло.
В душе каждого из нас уживаются добро и зло. Все дело - в умении властвовать собой.
Дело только в этом. И ни в чем ином.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников