Александр Бахтин: «Готовился к тайцу, переживал за японцев. А побьюсь с африканцем»

Георгий Настенко
22:52 25 Марта 2011г.
Опубликовано 22:52 25 Марта 2011г.
В ближайшие выходные в разных частях планеты состоится много боксерских шоу

Сразу отметим: в Екатеринбурге единственный из россиян, владеющий сейчас чемпионским титулом — кубанец Дмитрий Пирог будет защищать свой титул против «добровольного» претендента — аргентинца Хавьера Масиеля. Пирог на профессиональном ринге из 17 своих поединков все пока закончил победами, в том числе и 14 досрочными. Его соперник имеет лишь одно поражение.

В рамках этого шоу состоится еще несколько интересных поединков. Россиянин Геннадий Максимов встречается с доминиканцем Ленином Кастильо. Попробовал бы хотя б четверть века назад Максимов высказать пожелание: «Я постараюсь отправить Ленина в нокаут» или хотя бы «Я этому Ленину морду набью!». А теперь, ничего,- такое стало возможным и даже вполне естественным. Все мы будем Геннадию этого желать и даже требовать!

Один из сильнейших супертяжей мира россиянин Дмитрий Бахтов встретится в бурно восходящим украинцем Вячеславом Глазковым.

Еще один ключевой поединок у супертяжей — Александр Дмитренко (Украина) — Альберт Сосновский (Польша). Оба хорошо известны во всем мире. Дмитренко, к тому же, сильнейший боец в «конюшне» братьев Кличко К 2, не считая, конечно, самих братьев Кличко.

И еще об одном бое, который состоится в воскресение в Балашихе, особо хотелось бы рассказать.

Главным событием турнира на призы двукратного чемпиона Европы, кумира любителей бокса 1960-х Виктора Агеева станет бой между россиянином Александром Бахтиным (не путать с Бахтовым — эти люди совсем разные, как и их весовые категории) и танзанийцем Мбваной Батумпой. Этот африканец свой предыдущий бой провел против экс-чемпиона мира украинца Владимира Сидоренко и проиграл ему в упорной борьбе лишь по очкам. А несколько лет назад Мбвана владел чемпионским поясом.

29-летний Александр Бахтин пока еще не проиграл ни одного боя на профессиональном ринге. Но ему часто и довольно фатально не везет.

Несколько лет его угораздило ввязаться в драку в одном из токийских ночных клубов. Об этом много писали в российских СМИ. Саша нокаутировал двух агрессивных парней. Его оперативно повязала японская полиция, и какое-то время Саша провел за решеткой.

Надо сказать: это только в кино японцы только и делают, как бьют друг друга по физиономиям руками и ногами. На самом деле, драка в этой стране — явление чрезвычайно редкое, наказывается всегда очень строго. Да плюс иностранец, да плюс с таким тяжелым исходом. Одним словом, перспективы у Бахтина казались очень печальными. Но следствие установило, что зачинщиками и агрессорами в данной ситуации оказались Сашины оппоненты, напавшими на его друга. И иного способа их обезвредить, кроме как отправить в нокаут, не было. В итоге Бахтина выпустили из КПЗ за отсутствием состава преступления. Но клуб «Куое Джим Боксинг», за который выступал Бахтин, оказался суровей японского правосудия. В клубе не стали выяснять — кто прав, а кто виноват, а сурово поинтересовались: «А что ты, наш чемпион, делал в ночном клубе в 2 часа ночи, в то время, как надо было готовиться к тяжелой тренировке?» В итоге Бахтина дисквалифицировали на длительный период.

Едва это отлучение закончилось,- новая проблема. Сашиного тренера — знаменитого наставника чемпионов Александра Зимина позвали из Японии в Петербург — надо было спасать законный чемпионский пояс, которым раньше владел наш Николай Валуев, а заодно и боксерский престиж России. Зимин, который и раньше хорошо знал Валуева, и даже приходился ему «боксерским дедушкой», то есть — сам тренировал первого тренера Валуева — помог Николаю спасти престиж и снова привезти звание чемпиона мира по версии WBA в Россию.

Но Бахтину этот поворот принес неудобства. В том плане, что Зимину приходилось разрываться между двумя учениками. У которых и графики выступлений разные, и хозяева-работодатели, и даже весовые категории почти противоположные.

В результате, даже при том, что Бахтин выступает без поражений, его выход на чемпионский бой несколько затянулся.

После того, как Саша в 2009 году вернулся из Японии в России, это будет для него лишь третий бой.

Впрочем, и непосредственно при подготовке к нему произошло ЧП. Готовился Саша очень добротно, планомерно. Под назначенного соперника — тайца Медгена Сингсурата — и спарринг-партнеры подбирались: эдакие левосторонние низенькие крепыши. Но последний момент, а именно в понедельник, пришло известие, что таец заболел и не сможет боксировать. Пришлось его в последний момент менять на другого соперника. Теперь им стал левша из Танзании. Причем, не низенький крепыш, а комплекцией напоминающий самого Бахтина — разве что черный.

Внешне Александр мало соответствует привычным представлениям о боксерах-легковесах, которые чаще всего бывают низенькими и крепко сбитыми. Бахтин, наоборот — сухощав, изящен, длинноног. Но при этом очень быстр, координирован и одновременно вынослив.

Официально весовая категория, где выступает Бахтин, называется «Bantamweight» — 118 фунтов, или по-нашему 53,525 кг. Для такого веса Саша довольно высок — 1 метр 70 см.

Вот что Бахтин рассказал о себе корреспонденту «Труда» после последней (перед боем с Мбваной) тренировки:

— Родился я в городе Краснокаменске. Отец мой в юности удачно занимался дзюдо. Но так получилось, что в Краснокаменске школа бокса была более добротная и известная. Я пришел заниматься боксом у тренера Намхоева Валерий Борисович. Он родом с Иркутска, и приехал работать в наш город. Потом он перебрался в Улан-Удэ, и меня забрал — я на тот момент закончил школу, и в столице Бурятии начал учиться в лицее на сварщика и сантехника.

— Практически чему-то научились делать?

— Я этому научился еще у собственного отца, который на бытовом уровне любую технику мог отремонтировать. А по ходу учебы слишком много разъезжал на тренировочные сборы и турниры.

— Какие виды спорта любите смотреть, за какие команды болеете?

— Футбол очень люблю смотреть, персонально симпатизирую Андрею Аршавину. Но в матчах российского чемпионата любимого клуба нет — болею за российские команды, когда они выходят на еврокубки. И конечно, за нашу сборную. А для общефизической подготовки и в футбол играю, в баскетбол, катаюсь на коньках — раньше очень часто играл в хоккей.

— Как вы оказались в Японии?

— Я стал чемпионом Европы и призером чемпионата мира среди юниоров (в возрасте до 21 года) в составе сборной России. Потом удачно выступил на одном из турниров, который являлся отборочным к чемпионату России по взрослым мужикам. И в тот момент мне предложили провести первый бой в Японии. Я его выиграл, а у Александра Васильевича на тот момент уже не было российских учеников — только японцы.

— Как проходило обучение японскому языку?

— Первое время осваивал по книгам — сколько-то слов выучил еще до приезда в Японию по самоучителям с русскими транскрипциями. Но потом на месте, в Токио, оказалось, что с моим произношением даже те слова, которые я понимаю, не могу так произнести, чтобы их понимали другие. Поработал над произношением. Первые слова: здравствуйте, добрый вечер. Так что над звучанием слов приходилось много работать уже в Токио. Помогали японские ребята, которые тренировались у Зимина. Разговорную речь я выучил неплохо. А писать иероглифы даже и не пытался — слишком сложная наука.

— Сейчас никто из знакомых во время землетрясение не пострадал?

— Конечно, когда пришли первые вести о случившемся, я сильно переживал. Особенно, когда долго не мог дозвониться — с телефонной связью был перебой. Ведь многие люди в Японии мне стали не чужими — спортсмены, тренеры, менеджеры из клуба «Джим Боксинг» и даже некоторые люди, не имевшие отношение к боксу. Например, мы семьями дружили с одной токийской семьей — жена-украинка и муж-пакистанец. Но, слава Богу, никто из моих знакомых не пострадал. Ведь все они живут в центре Токио, где и располагается мой бывший клуб. Трясти-то их трясло, но разрушений нет.

— Что вы знаете о своем сопернике?

— Только то, что он — африканец и левша. А мы проводили спарринги с «прицелом» на праворукого боксера. Для африканцев вообще характерна хорошая выносливость, так что надо настраиваться на долгий поединок в высоком темпе. Я смог посмотреть только отрывки из его некоторых боев по интернету. Создалось о нем впечатление как о боксере грамотном, хорошо обученном. Манера бокса, я бы сказал, академическая — европейская. Наверное, тренеры из Европы с ним работали.

Конечно, пообщавшись с Бахтиным, я не смог удержаться от того, чтобы не задать несколько вопросов и его знаменитому тренеру, который, как известно, кроме Валуева, подготовил немало других чемпионов. Из российских и советских это, в первую очередь, Юрий Арбачаков, Орзубек Назаров, Вячеслав Яновский. Вячеслав Яковлев.

— Александр Васильевич, кто сейчас в «команде» Бахтина?

— Его менеджером является Владимир Хрюнов, который работает также с Сашей Поветкиным и Денисом Лебедевым. А насчет промоутера ситуация пока непонятна. Пока я работал в Японии, и промоутером Саши Бахтина выступало руководство японского клуба «Боксинг Джим». А когда я взялся тренировать Николая Валуева, тренироваться в токийском клубе для Саши стало не самым подходящим вариантом. И он также переехал в Россию. Его менеджером стал Владимир Хрюнов. С какой-либо промоутерской компанией контракт у Саши еще не подписан, а организационную и финансовую помощь пока оказывает руководитель балашихинского боксерского клуба имени Виктора Агеева — Анатолий Михайлович Петров. Так что моему подопечному сейчас победа крайне необходима, чтобы подписать выгодный контракт.

— Бахтин начинал свой боксерский путь в России, а потом долгое время боксировал в Японии. В какой мере на его «почерк» повлияли советская и азиатская школы?

— Начинал Бахтин карьеру на профессиональном ринге именно под моим руководством, но в любителях Саша поработал у хорошего российского тренера. Так что ко мне пришел хотя и довольно молодым, но уже грамотным, техничным, хорошо обученным боксером. Хотя переход в профессионалы и дальнейшая адаптация в более затяжным и более жестким поединкам всегда бывает очень непростым периодом даже для выдающихся боксеров. Так что манеру, которая характерна для Бахтина, я считаю хорошим синтезом качественной советской школы, вобравшей в себя также черты бокса профессионального, в том числе и азиатского. Ведь в Японии и других странах южно-азиатского региона весовая категория до 53.5 кг является одной из самых многочисленных в профессиональном боксе, потому и чемпионские достижения в ней очень престижны.

— Какую манеру боксировать вы считали идеальной?

— Еще когда я работал в любительском боксе, больше других мне нравились боксеры, делавших ставку на акцентированный удар. Обычно они применяли короткие, но довольно разнообразные комбинации, которые обязательно завершались акцентированным ударом. Такими в первую очередь я считал манеру Валерия Попенченко и Василия Соломина. Они были далеко не тяжеловесами, но достаточно часто завершали свои поединки нокаутами, или со столь явным преимуществом, что ни у кого и тени сомнений не возникало по части определения победителя боя. Юрия Арбачакова и Арзубека Назарова, которых я позже взялся тренировать, я считал вполне способными проповедовать именно такой стиль.

— В последнее время вы много работали с Валуевым. При переключении на Бахтина какие главные сложности у вас, как у тренера, возникают?

— У легких весов, в отличие от тяжелых, совсем другая специфика боя. Гораздо выше темп, большое количество наносимых ударов, в меньшей степени делается настрой на стремление закончить бой нокаутом. Следует учитывать и разный характер спортсменов. Если Николая, человека очень спокойного и даже флегматичного, приходится заводить, то Сашу, наоборот часто надо сдерживать. Хотя на протяжении моей долгой карьеры изредка встречались такие варианты, когда малыш-легковес был флегматиком. А супертяж — холериком.

— Не будем говорить о моральной стороне манер вашего предшественника. Но с практической точки зрения — в какой мере полезно и эффективно накричать на боксера, обозвать его и т. д.?

— Конечно, ни в коем случае нельзя сваливаться на нецензурную лексику или прямые оскорбления своего подопечного или его соперников, как это порой делал Габриэлян. Но встряхивать резкими словами и действиями иногда приходится. Но для это обязательно надо знать подробно об особенностях своего подопечного, о его характере, психологии, а также во всех подробностях — какую подготовку он провел непосредственно при подготовке именно к этому бою. Иначе большая часть подсказок будет просто бессмысленно. Такие реплики, как «давай-давай», «молодец, еще добавь» я считаю бесполезными, так же как и грубые слова. Замечания должны быть по существу складывающей ситуации — что надо изменить по ходу боя, на что обратить внимание.

— А на что надо обратить внимание Бахтину именно сейчас?

— Нынешний соперник — левша, но в силу сложившихся обстоятельств спаррингов с левшами мы провести не успели. И левше в подобных случаях проще. В весе Бахтина соотношение левшей и обычных боксеров примерно 1 к 4–5. Так что Мбване в этом плане будет немного привычнее. Что в таких случаях следует предпринять? Самое типичное и банальное правило: на левшу надо идти не прямо, а «закручивать» его в левую сторону, тем самым лишая преимущества нестандартной стойки. А остальное будем придумывать по ходу боя. Насколько я верно понял и разузнал: наш соперник для своего веса довольно высок, длиннорук, не лезет в ближний бой, а предпочитает работать на дистанции. И информации насчет грязных манер Мбваны тоже не поступало.

— А в предыдущих боях с «грязными» боксерами как боролись?

— Бахтин исповедует классическую манеру. Но информацию о всех приемчиках соперника знать очень желательно. Вот, например, для многих низких крепеньких азиатских легковесов, особенно рано пришедших в профи — не пройдя школу любительского бокса — очень характерно работать в такой манере. «Удар левой-правой, а после этого — головой в лицо соперника». В ближнем бою против высокого соперника это эффективно, а судье заметить не всегда просто, а некоторые и не хотят замечать. И Саша очень грамотно научился противостоять таким парням. Встречаешь одиночным и резко уходишь в сторону. А когда тот ныряет головой, еще и пригибаешь его сверху вниз. Если удачно получится — можно добавить апперкот. Но я сразу вынужден оговориться: постоянно применять «нестандартные», мягко говоря, приемчики нельзя. Даже против «грязных» боксеров в твоем арсенале их не должно быть много. Иначе уже при боксировании на подступах к титульным боям у тебя уже будет плохая репутация. А на профессиональном ринге это тоже немаловажный фактор.

— А пресс-конференции и настойчивость журналистов перед боем сильно осложняют подготовку вашим подопечным?

— Это составляет один из главных атрибутов профессионального бокса — все любители спорта именно перед боем хотят узнать как можно больше о боксерах. Это естественно и надо воспринимать как должное.

— По этой части ситуация в Японии сильно отличалась от российской?

— 30–50 журналистов постоянно собирались на пресс-конференции перед Сашиными боями. Причем, переводчиков предоставляли сами японские СМИ. Саша не настолько хорошо выучил японский язык, чтобы уверенно давать на нем интервью — мог общаться на нем только на бытовые темы. Японцы больше интересовались о семье, о жизни. Очень распространенный вопрос: как психологически чувствуешь на чужой земле. Интересовало: против местного чемпиона не боишься выступать? А российских репортеров слишком часто интересуют гонорары наших боксеров. Впрочем, в России очень широкое разнообразие журналистов, пишущих о боксе: от самых высокопрофессиональных и до полных профанов не только в боксе, но и спорте вообще.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?