Эх, эх, без Христа

Демонстрация в защиту Чичикова выглядит неожиданно актуально на фоне сегодняшних призывов законодательно защитить классические образы от «искажений». Фото автора

«Гоголь. Чичиков. Души» из Краснодара ответили на вопрос «Русь, куда несешься?» уклончиво


Каким же смельчаком надо быть композитору для того, чтобы сегодня, после двух столетий канонизации Гоголя и после блистательной оперы Родиона Щедрина, кажется, закрывшей тему, взяться за «Мертвые души», сложнейшее произведение одного из самых загадочных в мире писателей? Да еще с вызовом назвать свой опус «лайт-оперой», т.е. демонстративно удариться в легкий жанр по столь серьезному поводу. И не оскорбить при этом Гоголя – нынче это особенно небезопасно, профсоюзы лицедеев, да и кое-кто погрознее не дремлют.

Екатеринбуржец Александр Пантыкин осмелился. Более того, со своим единомышленником, автором либретто Константином Рубинским создал далеко не буквальный перевод великой поэмы в музыкально-драматический жанр, смешав мотивы едва ли не из всех популярных произведений Гоголя, вплоть до «Ревизора», «Тараса Бульбы и «Вия». Да и сам Николай Васильевич является на сцене, окруженный сонмом своих фантазий. И фантазирует такое, чего и реальный Гоголь не придумал. Например, неожиданный хэппи-энд, где дочка Губернатора всерьез влюбляется в Чичикова, хитростью вызволяет его из тюрьмы, и они вместе отправляются по Руси-матушке навстречу новым авантюрам. Ведь глухих уголков и глупых людей, за счет которых можно поживиться, в нашем отечестве всегда довольно. «А не податься ли нам в город Глупов?» – говорят в конце герои, которых Гоголь таким образом отпускает из своих владений под опеку другого великого сатирика. А тот, глядишь, отправит их еще дальше, куда-нибудь в Старгород и прочие бендеровские места… Комбинаторы в России бессмертны.

Впрочем, за свою работу Пантыкин уже получил «Золотую маску». Этот фантасмагорический наворот нарочито пафосных хоров, страстных дуэтов Павла Ивановича и Лизоньки, комических басовых колоратур Капитана-исправника и вокальных эскапад Ноздрева, эту гремучую жанровую смесь под названием «лайт-опера» (в основе, конечно, жанр мюзикла) жюри уже оценило в 2011 году, когда произведение впервые было представлено земляками композитора, Свердловской музкомедией, в их блистательном спектакле.

Музыкальному театру краснодарского объединения «Премьера», знаменитого своими прорывными проектами (Григорович-балет, Гаранян-бэнд и др.), на нынешней «Золотой маске» выпала нелегкая задача: соответствовать партитуре и переплюнуть екатеринбургскую постановку.

Насчет второго сразу скажу: это вряд ли. По многим показателям краснодарцы НЕ ХУЖЕ, но есть один очень важный момент, где они, пожалуй, проигрывают: это визуальное решение. Екатеринбуржцам каким-то чудом удалось сочетать ощущение полной пространственной ирреальности происходящего (будто ты попал на бал Воланда) с крепкой органикой действия. Южан, кажется, подвел вкус: слишком пестро. Есть сцены зрелищно великолепные – например, дубово-суконные интерьеры хором Губернатора. Или даже смешной стимпанк свидания Чичикова с Лизой, когда его бричкомобиль сталкивается с ее коляскосипедом (одна из придумок режиссера Александра Мацко). Но в площадных эпизодах многоэтажное нагромождение кружевных разноцветных наличников, усугубленное мельтешением массы пестрого народа, да еще и двухъярусным устройством самой сцены, просто парализует зрительное восприятие, тебе элементарно тяжко выделить на этом фоне главных героев.

Что ни в коей мере не обесценивает работу исполнителей этих ролей. Чичиков в интерпретации Владислава Емелина предстает этаким вертлявым Онегиным, Губернатор в трактовке Вячеслава Егорова тянет не больше и не меньше как на самого самодержца, а безудержные славословия ему рождают далеко идущие исторические ассоциации. Жаль, что скомканы эпизоды странствий Чичикова и фигуры Манилова, Коробочки, Плюшкина, Собакевича лишь мозаично мелькают в потоке действия. Зато два персонажа вырастают в символы даже большие, чем они есть у Гоголя. Это Ноздрев (смачно-великолепный Владимир Кузнецов), которому в этом царстве бесправия поручается даже суд над Чичиковым, и упомянутый Капитан-исправник (отличный комический бас Владимир Гадалин), чьи явления всякий раз подобны вторжению ОЧЧЧЕНЬ грозного рока. Вокальные номера этих персонажей и артистов многократно вызывают горячие аплодисменты зала.

В новом спектакле у Чичикова (Владислав Емелин) неожиданно находится единомышленница и возлюбленная Лизонька (Наталья Арзяева)

Финал же встретил настоящую овацию. Заслуженную прежде всего теми, кто обеспечил сумасшедший, не ослабевающий ни на секунду накал музыкального действия. Это и солисты, и хор (хормейстер Игорь Шведов), и кордебалет – горожане, дворня, призраки, – и оркестр, и главный, на мой взгляд, человек спектакля – дирижер. Правда, Виктора Олина мы почему-то не увидели на поклонах – может, не нашел прохода в незнакомых лабиринтах столичного театра имени Наталии Сац, а может, просто из скромности: ведь ставил спектакль другой маэстро, Андрей Лебедев, который теперь переменил место службы (он в Новой опере). В таком случае оценим благородную деликатность Виктора, но отметим, что главным нервом представления в тот вечер был именно он.

В оправдание художника Максима Обрезкова скажем напоследок – финальная сцена великолепна: звучит общий гимн на знаменитый текст о тройке – а на заднике, который представляет собой как бы увеличенную стену кабинета Губернатора, мы видим громадную репродукцию ивановского «Явления Христа народу», только в середине нет… Христа. «Куда несешься ты? Дай ответ! Не дает ответа».

Гость 31 Марта 2015, 20:12
Яркий, зрелищный спектакль. Удивительный взгляд на национальный авантюризм, противопоставляемый национальному же государственно-чиновничьему порядку. Нет, здесь Чичиков не герой, но, он, в отличие от государственной машины, еще способен видеть и чувствовать любовь. Он видит протянутые к нему руки Любви, и в этом уж только он достоин нашего сопереживания. А Государственная Машина продолжает свою игру, то открывая, то закрывая глаза на творимое, то помогая мошенникам, то наказывая их, то закрывая их в темнице, то отпуская на свободу за деньги. Эти открывающиеся и закрывающиеся глаза прекрасно отражены художественно. И все равно, сквозь это государственное неудержимое моргание прорываются лучи Любви, которые касаются и согревают не только хороших, но и совсем испорченных плохих ребят. И мчится Тройка Русь, и вырывает из города Н своих героев и антигероев, и будоражит своим летом души тех, у кого они есть, и вновь в тихом городе Н воцаряется спокойствие и законность тех, у кого по службе души в принципе не должно быть...
Яро 26 Марта 2015, 07:59
видел, тихо-громкая жуть




Украинцы избрали своим новым президентом актера-комика Владимира Зеленского.