09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАЛОГ С ПОДРАНКА

Парфенова Ольга
Опубликовано 01:01 25 Апреля 2001г.
...Маленкую Эвелину Матвееву подстрелил в Чечне снайпер. Поврежден позвоночник. Четыре года она провела в республиканской клинической больнице в Москве. Мать все это время была с ней, ночевала на полу возле постели дочки. Кроме Эвелины, у нее еще двое детей. Их временно поместили в детдом, чтобы мать могла быть рядом с раненой. Врачи сделали все что могли, но девочка навсегда осталась инвалидом.

Российский детский фонд открыл для нее благотворительный счет, собрал приличную сумму - 20 тысяч долларов США. Пока она находилась в больнице, фонд управлял этими деньгами, размещал их в банках - в общей сложности накопилось 24 тысячи долларов. Наконец Эвелину стали выписывать - не вечно же жить в больнице. Но куда везти ребенка? Дом в Чечне разрушен. Матери разрешили на деньги благотворителей купить в Москве жилье. Но...
Оказывается, по действовавшему закону эта помощь облагается налогом. При такой сумме он составляет 35 процентов! Как при выигрыше в казино. Детский фонд обращался в Государственную Думу, в Министерство по налогам и сборам, объяснял: это же государственный ребенок, инвалид войны, ему должны помогать, а не отнимать последнее. В ответ было строго заявлено: деньги с именного счета Эвелины Матвеевой фонд обязан удержать и перечислить в бюджет. С ребенка-инвалида, покалеченного на войне, которую ведет государство, казне досталось 137 тысяч рублей. Почти 5 тысяч долларов, пожертвованных благотворителями, отнято у подранка. С этого циничного факта, приведенного председателем Российского детского фонда писателем Альбертом ЛИХАНОВЫМ, начался разговор о положении детей в нашей стране.
- Альберт Анатольевич, неужели наше государство столь бедное, что готово обирать несчастных детей?
- Дело не в бедности, а в отношении к детству. Особенно - сиротскому. В тяжкие 20-е годы, когда совсем припекло с беспризорностью, власть не устыдилась отдавать на сиротство по нескольку копеек с каждой проданной бутылки водки. Почему бы не повторить этот опыт? Но судьба современных сирот, похоже, никого особенно не волнует.
Наш фонд ежегодно публикует независимый доклад о положении детей в стране. В нем приводятся страшные цифры. Сегодня в России сирот больше, чем было в мае 1945 года, - 720 тысяч. Два миллиона беспризорников растут неграмотными. 700 тысяч детей-инвалидов. Матери-одиночки сидят без работы, а значит, без средств существования. В 1999 году (более поздних данных нет) зарегистрировано 17 тысяч случаев посягательства на жизнь детей. Двести убиты собственными родителями, полторы тысячи подверглись сексуальному насилию, 2 тысячи покончили жизнь самоубийством. Зарегистрировано 208 тысяч преступлений, совершенных подростками, в результате 147 тысяч из них лишены свободы. В колониях для несовершеннолетних - 18 тысяч, в СИЗО - 12,5 тысячи. Добавлю, что за десять последних лет абсолютное число детей сократилось почти на 4 миллиона, и никто по этому поводу не бьет тревогу. Поэтому первая глава доклада так и называется: "Нужны ли России дети?" Это не риторический вопрос.
- Судя по вашим примерам, они нужны меньше, чем налоги.
- У нас много разговоров про гражданское общество. Хотя никто толком не знает, что это такое. А на Западе оно имеет вполне отчетливые черты, и главное - экономику. Не зря в США благотворительность называют третьим сектором экономики. После государственного и частного. Там на пожертвования возводятся университетские корпуса, на фронтоне которых золотом выбивают имена благотворителей. Я видел оперный театр в штате Техас, медицинский городок в Хьюстоне, детский ожоговый центр, построенные на средства конкретных людей. То есть гражданским обществом, которое не ждет бюджетного финансирования. Сами собирают деньги, сами строят. Но за это государство говорит им "спасибо" в форме освобождения их капиталов от налогов.
А почитайте наш Налоговый кодекс. Согласно ему с благотворительной организации не удерживается налог только в том случае, если помощь ребенку не превышает 2 тысяч рублей в год. Это гроши. Исключение составляют дети-инвалиды. Но вот у нас есть стипендиаты фонда. Они здоровы, хотя социально не защищены: без родителей или из малоимущих семей. Помощь им (сверх 2 тысяч) будет облагаться налогом по полной катушке.
В отношении детства наш закон носит коммерческое мировоззрение, которое определяет Министерство финансов. Вся философия сводится к одному: гони налог. Ему безразлично, что ты кому-то помогаешь.
- Может, это объясняется обилием в стране общественных фондов, число которых уже перевалило за 400 тысяч, и немало тех, кто себя дискредитировал?
- По нашему законодательству три человека могут сброситься, организовать фонд, украсть миллион - и разбежаться. У нас даже банки открывают свои фонды, но это просто подшитые запасные карманы для оттока денег. В лучшем случае - для пенсионеров банка. Но это не причина отказываться от благотворительности. Надо контролировать фонды, употребить власть где надо.
Конечно, наша страна не такая богатая, как Америка, но люди тем не менее готовы жертвовать на конкретные программы. Например, консолидированный бюджет Российского детского фонда за 2000 год - больше 50 миллионов рублей. Это пожертвования граждан, предприятий, кстати, и некоторых банков. Правда, нам дают не только деньгами, но и ботинками, штанами, конфетами... Театры дарят нам благотворительные спектакли. Мы все берем и все раздаем детям.
В прошлом году мы начали программу "За решеткой - детские глаза". Первый этап - это помощь безвинным младенцам, рожденным за колючей проволокой мамами, которые отбывают наказание. Таких 462 ребенка - от недели до трех лет. Мы каждому малышу вручили комплект: белье, обувь, одежда на все сезоны. В среднем - на две тысячи рублей. Наши сотрудники объехали все до единого дома ребенка при колониях: от можайской до нижнетагильской, мордовской и хабаровской... У нас есть поименный список детей, получивших помощь. Но мы одни не можем разгрести все детские беды.
- Вы всегда отстаивали мысль, что спасение сиротства - в семье. Сейчас дело сдвинулось с мертвой точки. Уже многие регионы агитируют граждан забирать детей из казенных заведений. Может, это исправит ситуацию?
- Детдома не спасают ребят, хотя много для них делают. Ребенок тут чаще всего одинок. Потом эти волчата сбиваются в стаю. Это подтвердила и Генпрокуратура, проверив несколько лет назад судьбы казенных выпускников. Выявилась безотрадная картина. 40 процентов выпускников стали алкоголиками и наркоманами, еще столько же пополнили преступность, 10 процентов покончили жизнь самоубийством, и только оставшиеся 10 процентов как-то устроились в жизни. Именно "как-то".
Потому что, если раньше завод обязан был принимать подростков после школы (квота: 5 процентов от числящегося персонала), то теперь невозможно заставить предприятие взять на работу сироту. Без жилья, без прописки - кому этот хомут нужен? Только криминалу.
По нашей инициативе 12 лет назад в стране были созданы семейные детские дома, которые брали по 5-10 детей. Я считаю это величайшим социальным экспериментом, который надо поддерживать всеми силами. Честно говоря, мне не понятно, почему образовательное чиновничество не увидело в этом проекте спасение от многих бед. Вот семья Сорокиных из Ростовской области. Вырастили 42 ребенка. Многих уже женили, "пробили" им квартиры. Трех ребят взяли с дефектами: у кого - так называемая "заячья губа", у кого - "волчья пасть". Сделали им уже по две операции - мать свою кровь давала. Эти дети - что, будут ею брошены? Да никогда. Через 368 семейных детдомов "прошли" 2700 сирот. Это гражданский подвиг.
Но хочу заметить, я никогда не утверждал, что любая семья - панацея от всех бед. Сейчас в Самаре административные "стахановцы" раздают детей по одному и закрывают детдома. Говорят, на бирже труда предлагают: берите сироту - вот вам и работа. За каждого платят 1350 рублей в месяц. Как к этому относиться? Боюсь, что это удочка, на которую легко клюнуть и взять ребенка не из любви, даже не из-за сострадания, а из неких материальных соображений. Мне кажется, власть подставляет людей, предлагая, по сути, коммерческую сделку. Ну, дотянут сироту до 18 лет - и скатертью дорога? А тут и начинаются у него главные проблемы - жилье и работа.
Теперь и это почти благотворительность. Вот в Белгороде на заводе ЖБИ-1 директор приспособил под детдом здание ведомственного детсада. Содержит воспитанников бюджет, на заводе они осваивают рабочие специальности. Поскольку ЖБИ много строит, все получат бесплатное жилье. Это близкая к идеалу модель устройства сироты: профессия и жилье. Губернатор Евгений Савченко освободил завод от областной доли налога. А если бы государство отказалось от своих притязаний!.. Ведь это и его функции выполняет директор ЖБИ.
- Если так пойдет, то госструктуры на местах постараются избавиться от сиротства, окончательно сбросив его на поруки граждан.
- Это уже и происходит. Мы столкнулись с таким фактом. Россия не может представить в ООН данные о консолидированном бюджете по содержанию детей в сиротских заведениях. Потому что все финансирование сброшено на муниципальные образования. Это значит, что никто в стране не знает, сколько тратится денег на сирот. Каждый регион из своего бюджета что-то выкраивает. Вся финансовая ответственность за сиротство лежит на плечах губернаторов. Кто-то из них проявляет к этому интерес, как белгородский Савченко, башкирский президент Рахимов или глава Коми Спиридонов. Но единой политики в стране нет.
- А вы ее представляете?
- Моя мечта - попасть к президенту. Чтобы без прикрас рассказать о трагическом положении детства, о том, что делать для консолидации сил. Но меня к нему не пускают. Казалось бы, какой смысл власти отпихивать нас? Я понимаю, что это делают клерки, чиновники...
- Ваша вера на чем-то основана?
- Одним из первых законов президент утвердил поправку к Семейному кодексу, возвращающую к жизни семейные детдома, уже было прикрытые ретивыми чиновниками. Он выделил из своего резервного фонда 25 миллионов рублей, которые переданы семейным детдомам. И он подписал указ, позволяющий армии принимать сирот в "сыны полка". Это о многом говорит. Я бы попросил его распространить вертикаль власти и на детство. Это действительно вопрос национальной безопасности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников