10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧТО НАШЕ, ТО НАШЕ?

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 25 Апреля 2003г.
Не затихают споры вокруг дальнейшей судьбы "коллекции Балдина" из 362 рисунков и двух картин старинных мастеров, которые недавно были изъяты из фондов Эрмитажа и готовились к безвозмездной передаче Германии. До 26 апреля продлен срок выставки этого уникального "трофейного" собрания в московском Музее архитектуры имени Щусева. Что потом? "Труд" предлагает вниманию читателей мнение главного специалиста по охране памятников истории и культуры Московского ВООПИК Валерия ФАТЕЕВА.

- Сама по себе выставка "коллекции Балдина" превосходна и поражает воображение своим великолепием. На стенах залов в несколько ярусов развешины работы Рембрандта, Тициана, Рафаэля, Родена, Рубенса, Ван Гога, Дюрера и еще около 200 художников.
Бросается в глаза явная тенденциозность подбора документов и содержания информационных текстов, которые выставлены на дополнительных стендах. Устроители явно переусердствовали с демонстрацией "последней воли" Балдина, пытаясь придать ей характер некоего "духовного завещания" потомкам. При этом полностью отсутствуют документы с 1947 по 1973 год.
Лет двенадцать тому назад, когда у нас впервые заговорили о "балдинской коллекции", мне удалось познакомиться с подлинными бумагами из архива Музея архитектуры, относящимися к первому периоду пребывания рисунков в Советском Союзе. Вот написанное от руки письмо Балдина к тогдашнему директору музея А. В. Щусеву от 20 сентября 1947 года. Он пишет: "Прошу Вас посмотреть мою коллекцию, и если она представляет интерес для Вашего музея, то прошу Вас принять ее от меня как вклад в начатое Вами большое дело".
А 30 июня 1948 года был составлен "Приемо-сдаточный акт": "Мы, нижеподписавшиеся, гр. Балдин Виктор Иванович и сотрудник музея Гарнье Любовь Александровна составили настоящий акт в том, что первый передал в дар музею, а вторая приняла коллекцию рисунков мастеров западной живописи как старых, так и новых, в количестве 363 (трехсот шестидесяти трех) рисунков в хорошей сохранности, в индивидуальных папках из белой бумаги с надписями, согласно переданному списку в одном экземпляре. Передача произведена в присутствии зам. директора по научной части Виноградова Николая Дмитриевича".
Таким образом, рисунки все же были подарены государству, а вовсе не "переданы на хранение", как утверждает в своих многочисленных интервью министр культуры РФ Михаил Швыдкой. Это подтверждает и текст благодарственного письма А.В. Щусева Балдину от 29 сентября 1948 года: "Принимая этот дар, мы гордимся Вашей самоотверженностью, с которой Вы, жертвуя личными интересами, спасли эту коллекцию от неминуемой гибели в тяжелых условиях военного времени... "
Сам Виктор Иванович в письме к Л.И. Брежневу от 3 мая 1973 года, представленном на одном из стендов упомянутой выставки, снова говорит о своем поступке: "Я привез рисунки в Москву и, убедившись в их подлинности, в 1947 году передал в дар Музею русской архитектуры... "
Совершенно ясно, что после передачи в дар музею коллекция рисунков стала собственностью государства. А согласно действующему законодательству все предметы, вошедшие в государственный музейный фонд, отчуждению не подлежат. Кроме того, статьи 225 и 234 Гражданского кодекса РФ устанавливают 20-летний срок приобретательной давности бесхозных вещей. И Россия, владеющая этой коллекцией 55 лет, является ее законным собственником.
Сегодня Минкульт почему-то игнорирует эти доводы закона: не хочет признавать прав Балдина на рисунки, законность его дара государству и право собственности России на подаренную ей коллекцию. Ссылки Михаила Швыдкого на специальный режим хранения рисунков как повод для их передачи - неубедительны. Право нашей страны на коллекцию в полной мере отвечает положениям Устава ООН, 107-я статья которого запрещает пересмотр имущественных претензий, основанных на итогах второй мировой войны.
Скандал с "балдинской коллекцией" нельзя назвать уникальным. Подобные споры не редкость в современном мире. Так, несколько лет назад едва не разгорелся скандал между Германией и Францией, инициатором которого стала директор немецкого музея из города Вупперталь Сабина Хедеманн, которая опознала среди экспонатов Лувра 8 картин старинных мастеров из своего музея, а также несколько сотен произведений из музеев Франкфурта, Зальцбурга, Дюссельдорфа и Эссена. Все это считалось утраченным в ходе второй мировой войны, но оказалось вывезенным французами в качестве возмещения убытков, нанесенных их стране Германией. Все попытки энергичной немки "восстановить справедливость" и вернуть утраченные ее народом ценности ничем не закончились. Инициативу фрау Хедеманн не поддержали даже некоторые из ее немецких коллег.
Безрезультатны и попытки Германии "отвоевать" у Польши так называемое "прусское сокровище" - собрание музыкальных рукописей немецких композиторов, начиная чуть ли не с XII века. Прижизненные автографы Баха, Моцарта, Бетховена, Мендельсона и многих других великих музыкантов поляки изъяли в 1945 году в качестве реституции. Интересно, что из Восьмой симфонии Бетховена им досталась только третья часть, которая сейчас хранится в одном из университетов Кракова. Остальные части остались в Пруссии. И немцы просят: верните нам хотя бы эти два десятка нотных листов, испещренных размашистым бетховенским почерком. Но поляки твердо стоят на своем - все это теперь уже наше.
Дела по репатриации более или менее успешно идут у Германии в отношении Америки, которая (по оценкам многих экспертов) в победный год вывезла из оккупированной своими войсками части Германии больше всех других стран-победительниц. Прихватив, кстати, и часть ценностей, награбленных немцами в Советском Союзе. Иски ФРГ к американцам в международном суде исчисляются тысячами. И надо сказать, что немцам кое-что удается таким образом вернуть, потому что в соответствии с Потсдамским соглашением 1945 года Америка не имела право на реституцию. Американцам не разрешалось вывозить немецкие ценности, поскольку на земле США военные действия не велись и компенсации за потери им не полагалось.
Свое отношение к ситуации с "трофейной коллекцией Балдина" высказывают и западные издания. Так, швейцарская газета "Трибьюн де Женев" назвала "невыносимо надменной" манеру, в которой Германия требует от России возврата изъятых ценностей. "Немцы, - пишет газета, - забывают сказать, что они не только уничтожали население, но и ограбили в ходе двух мировых войн десятки тысяч российских, украинских и белорусских церквей, дворцов, музеев, заводов, вывозя все, вплоть до умывальников".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников