07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОГДА РАЗВЕДЧИКИ ПЛАЧУТ

И вот мы сидим в небольшой квартирке Федоровых недалеко от метро "Фрунзенская". Михаил

И вот мы сидим в небольшой квартирке Федоровых недалеко от метро "Фрунзенская". Михаил Владимирович "по-европейски" малюсенькими порциями наливает в рюмочки "Столичную", Галина Ивановна радушно подкладывает скромную закуску (пенсионеры, даже если они всю жизнь были разведчиками-нелегалами, в России не шикуют). Но как красиво сервирован стол, как изысканны манеры этих людей, как тактичны они в разговоре и поведении!
- В 1939 году, - начал Михаил Владимирович, - когда я сдавал выпускные экзамены в Институте физкультуры имени Лесгафта, судьба неожиданно свела меня с военными разведчиками. Однажды на стадионе ко мне подошел человек в штатском и предложил побеседовать. Поднялись на одну из пустующих трибун. В разговоре человек проявил удивившую меня осведомленность о моей биографии и в конце концов предложил работу в органах военной разведки.
Опытные специалисты учили его шифровальному и радиоделу, двум иностранным языкам. Затем началась подготовка к выезду в одну из западных стран для выполнения разведзадания. Она уже подходила к завершению, когда грянула война. Операцию пришлось отложить.
Почти всю войну Федоров служил в разведотделе штаба Западного фронта. Дважды (3 и 23 месяца) в составе разведывательно-диверсионных групп работал в тылу противника. После возвращения с очередного задания был вызван в Москву в Главное разведывательное управление. Там речь шла о развертывании разведки мирного времени (это было начало августа 1944 года). После короткой, но интенсивной подготовки Михаил Федоров был направлен за рубеж.
По надежным документам устроился там на работу в интересующее разведку учреждение. От него в Центр почти целый год поступала ценнейшая информация военно-политического характера. Однако из-за нелепой случайности пришлось прекратить дальнейшее выполнение задания. А дело было так.
Однажды Михаил Владимирович шел по длинному коридору учреждения и вдруг в его противоположном конце увидел бывшую учительницу из Белостока, у которой брал уроки иностранного языка. Что делать? Повернуть назад - подозрительно. Встретиться в пустынном коридоре - непременно узнает. Справа находилась дверь в шифровальную комнату, вход в которую был запрещен. Мгновенно созрело решение. Набрал код, который на всякий случай запомнил когда-то, и вошел с жизнерадостной улыбкой:
- Что это у вас, ребята, не закрыто? Куда обедать пойдем?
Позже навел справки: оказалось, бывшая учительница приехала в командировку в посольство для налаживания культурных связей со своей страной.
В первой же радиограмме доложил в Москву о случившемся. Центр решил не рисковать и при удобном случае вывести Федорова из игры.
Потом было еще несколько кратковременных поездок за рубеж. Возвратившись из последней, Михаил Владимирович в известном здании на площади Дзержинского (ныне - Лубянка) и встретился с Галиной.
- В разведку я попала, можно сказать случайно, - включилась в разговор Галина Ивановна. - Родилась на Волге, в городе Саратове, в рабочей семье. Там бы, наверное, и прожила всю жизнь, да несчастье позвало в дорогу. В 1933 году умер отец. Маме тяжело было кормить многодетную семью, а тут еще неурожай, голод. Меня взяла на воспитание тетка. Она же и устроила после десятилетки техническим секретарем сельхозотдела Наркомфина. В 1939 году по путевке комсомола была направлена на службу в разведку. Здесь тоже поначалу работала секретарем отдела. В декабре 1941 года попросилась в группу особого назначения, которая должна была вести подпольную деятельность в Москве, если ее оккупируют фашисты. Прошла соответствующую подготовку. К счастью, тогда это не пригодилось. Но поворот в судьбе был уже сделан.
В 1946 году Галина Ивановна окончила курсы иностранных языков при Высшей школе МГБ. Затем у нее тоже было несколько командировок за рубеж.
И вот эти две судьбы слились в одну - через два месяца после встречи они поженились по настойчивой рекомендации КГБ и сразу же получили "семейное" задание. Дело в том, что у "органов" появилась возможность внедрить молодую чету в одну из европейских стран через Южную Америку. Выбор пал на Михаила и Галину. После подготовки они выехали за рубеж, а через пять лет прибыли в страну, гражданами которой им предстояло стать на долгие годы...
Где они были эти пять лет, что делали - оставим за скобками. Ибо не время раскрывать технологию "превращения" нашего человека в гражданина другой страны.
Не можем назвать мы и саму страну пребывания, так как разведчики Федоровы, выполнив задание, остались нераскрытыми, и западные спецслужбы до сих пор в неведении об их многолетней работе.
В свою "родную" (по легенде) страну они приехали как бы после долгих лет эмиграции. Война не оставила ни родных, ни близких. Вначале устроились в недорогой гостинице. Потом подыскали квартиру, прописались, оформились на работу, появились знакомые и даже друзья. Словом, все как обычно, только в чужом мире.
Через несколько месяцев они почувствовали, что ими заинтересовались местные спецслужбы.
Но, к счастью, все обошлось. Правда, пришлось надолго "законсервироваться". Только через три с половиной года начали работу.
Разведчики-"нелегалы" не могут и не должны жить в затворничестве. И не только в интересах дела, но и чисто по-человечески. Если отбросить профессионализм, разведчики - обыкновенные люди. Они тоже тянутся к общению, нуждаются в дружбе. Ведь в сущности, их, как правило, окружают не враги, а простые люди, только иной национальности. Оба коммуникабельные, Федоровы познакомились с десятками семей. Об одной из них Галина Ивановна до сих пор не может вспоминать без душевного трепета, скучает очень.
В том семействе в ту пору родилась дочка. Родители с такой душевностью относились к Галине Ивановне, что попросили ее стать крестной матерью девочки. Приятная трогательная миссия. Но тогда это предложение вызвало и серьезную профессиональную озабоченность. У местных жителей с детства откладываются в памяти религиозные ритуалы. А Галине Ивановне пришлось ездить в отдаленные церкви, присутствовать на обрядах крещения, запоминать все до мелочей, чтобы не попасть впросак.
Для заведения знакомств в определенных слоях общества требовалось прикрытие - более высокое положение, чем рядовой чиновник конторы. Михаил Владимирович стал владельцем фирмы. Потом совладельцем другой, покрупнее.
Как только Федоровы убедились, что "колпак" спецслужбы сняли, доложили об этом в Центр и начали выполнять отдельные задания: во время отпуска ездили по Европе, восстанавливали утраченные связи с помощниками (были среди них и журналисты, и дипломаты, симпатизирующие СССР), собирали, анализировали и передавали в Москву информацию об отношении общественного мнения европейских стран к той или иной международной акции Советского Союза и т. д. Но пришло, наконец, время приступить к выполнению главной своей задачи - созданию оперативного радиоканала: источники - Центр. Приобрели удобную для таких целей виллу, специально оборудовали ее, получили соответствующую аппаратуру. И пошла основная работа.
Если говорить о ней в общих чертах, то все выглядело довольно просто: встреча с источником информации - зашифровывание сообщения - передача в эфир - получение ответа и нового задания. Но каждая из этих операций несла в себе достаточно большой риск.
Источники информации могли находиться под наблюдением, а с ними нужно было встречаться довольно часто. Иногда это не удавалось - пользовались тайниками.
Передача в эфир опять же сопряжена с риском. Хотя наши разведчики пользовались быстродействующей аппаратурой, над ними всегда висела угроза пеленгования.
Но самое сложное в работе нелегала, считают Федоровы, то, что приходилось постоянно держать в узде ностальгию по Родине. Им нельзя было говорить на родном языке, читать наши книги и газеты, встречаясь с соотечественниками, притворяться, что не понимают их речи. Даже старались не думать о том, что осталось там, дома, чтобы не расслабляться, не раскисать.
Возможность пообщаться с Родиной, хоты бы односторонне, есть всегда. Включи приемник, настрой на Москву и слушай. Но Федоровы запретили себе и это. А вдруг - ты слушаешь родную речь, расслабился, настроился на нее, и тут звонит телефон. Ведь машинально можешь ответить по-русски.
Отдушину позволяли себе делать лишь по большим праздникам. Купили наушники, разъединили их и слушали приказ министра обороны или обращение к советскому народу, держа в руках бокалы с шампанским.
Была и другая отдушина - радиосвязь. Два-три раза в год им передавали новости о родных и близких. О себе разведчики сообщать не могли, так как даже их ближайшие родственники не знали, где они находятся. Из Москвы информировали и о поощрениях, продвижениях по службе. Например, будучи за рубежом, они узнали, что Михаилу Владимировичу присвоено звание полковника, а Галине Ивановне - подполковника. Оба они удостоены орденов. Но главным являлось то, что и принимали, и передавали они шифровки на русском языке. Это было словно мимолетное свидание с Родиной.
И все-таки за многие годы в Европе они внешне стали иностранцами. Когда возвращались - а это тоже была сложная операция (все обставили так, будто супруги уехали на другой континент открывать новое дело), - уже в одной из соседних с Россией стран Михаил Владимирович купил "Известия", с жадностью стал читать и ничего не поймет: "неправильно" падежи расставлены, порядок слов "неестественный". А когда в Москве докладывали о прибытии начальству, у Федоровых был такой акцент, что с родными встретиться им сразу не разрешили. Порекомендовали с недельку походить по городу, послушать живую речь, обрести утерянные навыки разговора.
А потом были встречи, слезы радости и грусти. Родители уже умерли. Многих родственников было не узнать - постарели. Да и они сами уезжали молодыми, цветущими, а возвратились белыми от седины.
Ради чего же все это было, стоило ли десятилетиями рисковать, "ломать" себе жизнь? Вопрос не праздный. Сейчас, когда то и дело читаешь, что все 70 с лишнем лет Советской власти были никчемными и даже вредными для страны, на него приходится отвечать. Ни одна нация не доходит до подобных вопросов. Везде и всегда считалось и считается: то, что делается во благо государства, при любом режиме достойно самой высокой оценки.
Достаточно сказать, что у Федоровых был источником информации крупный политический деятель одной из натовских стран. Благодаря ему и Федоровым руководство страны своевременно получило исчерпывающие сведения об известном сейчас документе "Дропшот" (план превентивного ядерного нападения на СССР) и смогло предпринять контрмеры. Они передавали данные о военных базах в Европе и их передислокации. Перед каждой сессией Генеральной Ассамблеи ООН все эти годы наша делегация получала от них надежную ориентировку о заготовленных позициях по обсуждаемому вопросу правительств европейских стран... Так что это - работа на режим или на благо государства? Ответ, по-моему, ясен.
Что же касается вопроса о том, стоило ли им из богатой западной жизни, где они были миллионерами, возвращаться в нищенскую российскую, то современному обывателю он действительно способен "пощекотать" нервы. На Западе у Федоровых были свой городской дом с прислугой, фешенебельная вилла "на природе". В гараже стояли "мерседесы" и "линкольны". На счету в банке имелась такая сумма, что они могли до конца жизни ни в чем себе не отказывать. Кстати, когда возвращались на Родину, связной забрал у них снятые со счета доллары и еле донес их до машины в двух чемоданах!
Сегодня Федоровы живут в скромной двухкомнатной квартирке и довольствуются не менее скромной пенсией. Так стоило менять миллионы долларов на пенсионные рубли? Федоровы даже не поняли поначалу, о чем это я спрашиваю. Для них подобный вопрос немыслим. Потому что у таких, как Федоровы, Родина одна. Навсегда. При любых обстоятельствах.
Несмотря на возраст, супруги Федоровы нашли свое место и в России: преподают специалистам СВР секреты мастерства, написали на эту тему учебник, сейчас работают над документальной книгой о своей полувековой деятельности в разведке. А 9 мая у Федоровых был двойной праздник: Галина Ивановна "догнала" мужа, ей указом президента РФ присвоено воинское звание полковника.
Сергей ТУРЧЕНКО.
На снимках: Галина и Михаил Федоровы. Фото из личного дела. К сожалению, иных фотографий тех лет, когда разведчики активно работали, не сохранилось: они, как и положено, были уничтожены задолго до пересечения границы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников